ЛитМир - Электронная Библиотека

Сун-Цу облокотился на дверь. Дверная ручка впилась ему в спину, вызвав острую боль.

— Почему ты так долго ждала момента для мести? Кандэйс улыбнулась, сплела пальцы рук и сквозь них хитро посмотрела на Сун-Цу.

— Да потому, что я не хочу быть Канцлером Конфедерации Капеллана, — ответила она. — Твоя мать считала меня последней сукой и предательницей. И за что? За мое сотрудничество с Федеративным Содружеством. Но только так мне удалось сохранить культурное единство и национальную особенность моего народа. И при этом мы остались независимыми, Федеративное Содружество не покорило нас. И хотя, по моему мнению, Хэнс Дэвион очень способный и дальновидный правитель, я не хотела, чтобы мой народ влился в его империю и потерял присущие ему природные черты. Но союзы с Хэнсом я бы, бесспорно, заключала, так как они помогли бы закончить войну. Таким образом, — Кандэйс подняла палец, — я бы стала своего рода посредником между Лигой Свободных Миров и Федеративным Содружеством. Конечно, это бы заставило меня вступить в войну с Мариком в три тысячи тридцать девятом году, но уж пусть лучше льется кровь где-то там, — Кандэйс махнула рукой в сторону, — а не на моей земле.

Трезвая логика и холодный расчет Кандэйс поразили Сун-Цу. Его мать говорила о Кандэйс крайне редко и только в пренебрежительном тоне, расписывая ее как полную дуру. Теперь Сун-Цу видел, как она ошибалась.

— Но если ты не собираешься стать Канцлером, зачем же ты вернулась сюда? — спросил он. — И именно сейчас.

Кандэйс посмотрела в ту сторону, где находилась спальня ее сестры.

— Моя месть Романо имеет личные мотивы, а не политические, — прошептала она. — Это было последним актом изрядно подзатянувшейся драмы.

— Тебе не кажется, что кое-кто потребует возмездия за ее смерть?

— Дорогой племянник, даже Романо при всей ее глупости предпочитала никогда не касаться смерти нашего отца. Ведь и ты тоже не знаешь причину его гибели, не так ли? — ответила Кандэйс. — Я дам тебе первый урок искусства быть Канцлером Конфедерации Капеллана. Запомни, правдой считается не то, что произошло на самом деле, а то, что ты выдаешь за правду. — Кандэйс нагнулась, подняла с пола накидку и укуталась в нее. — Да я и не убивала твою мать, — устало проговорила она. — Романо сама убила твоего отца в припадке ненависти. Ты знаешь, с ней такое случалось. — Кандэйс помолчала. — А потом она застрелилась. Романо оставила видеозапись, просмотрев которую ты все поймешь. Только не забудь сразу же уничтожить ее, там слишком много такого, что не следует знать никому из посторонних. Что касается смерти Романо, то на все вопросы отвечай уклончиво, в дебри не лезь. На людях постарайся скорбеть о потере и не забывай повторять, что смерть матери должна быть отомщена. — Кандэйс скривила губы в презрительной усмешке.

«Ну и ну. Она просто читает мои мысли», — подумал Сун-Цу. Он мотнул головой, пытаясь стряхнуть с себя наваждение.

— Ну а каким будет второй урок? — спросил он.

— Не доверяй своей сестре Кали. Она такая же стерва, как и твоя мать. Да нет, — сказала Кандэйс, немного подумав, — эта будет похлеще. И заодно я дам тебе третий урок. — Кандэйс вскинула голову и посмотрела в глаза Сун-Цу. — Не трогай моих детей. Никто из них никогда не будет претендовать на трон Конфедерации Капеллана. Забудь о них, и будешь спать спокойно.

— Одно их существование грозит мне потерей Поднебесного трона.

— Нисколько, — парировала Кандэйс. — Твой трон останется при тебе, а вот если ты попытаешься убить моих детей, тогда берегись — потеряешь не трон, а жизнь. — Сун-Цу отшатнулся, злобный взгляд Кандэйс не на шутку испугал его. — В любой момент я могу прилететь в Конфедерацию и улететь отсюда, путей для этого больше чем достаточно. У меня здесь сотни агентов, которые по моему приказу начнут охоту за кем угодно.

— Если я убью тебя, — сказал Сун-Цу, поднимая пистолет, — ничего не случится. Кандэйс захохотала.

— Ты еще глуп, племянничек. В этом случае ты умрешь еще быстрее. Я подстраховалась, оставила приказ, и после моей смерти здесь произойдет восстание. На трон вступит Куан Ин, а тебя задушат. И я считаю, что ты очень легко отделаешься, другой вариант — попасть в лапы дэвионовцам — грозит тебе большим. За меня они с тебя с живого кожу сдерут.

Сун-Цу помрачнел и опустил пистолет.

— Почему ты отомстила только моему отцу и матери? Почему не убила меня и Кали? Кандэйс весело усмехнулась.

— Тебя я пожалела, потому что ты хоть и глуп, но умеешь учиться. Только ты способен возглавить Конфедерацию Капеллана. Да, я всегда ненавидела Романо, но народ не должен страдать. Я люблю свою страну и не желаю ей плохого правителя. После Максимилиана и Романо на трон должен вступить Канцлер другого уровня. Мне кажется, что ты очень подходишь на роль главы государства. А твою сестру я пожалела ради тебя же самого. При отсутствии конкурентов ты отупеешь и расслабишься. Сознание того, что власть может выскользнуть у тебя из рук, в любой момент будет подхлестывать тебя, подводить к принятию правильных решений. Ты станешь мудрым, сильным и хитрым, а эти качества, как никому другому, нужны руководителю страны.

Кандэйс встала, прошла через всю комнату, остановилась у дальней стены и нажала потайную кнопку. Сун-Цу изумленно смотрел, как часть стены отъехала и показалась дверь.

— Итак, Сун-Цу, в твоих руках будущее Конфедерации Капеллана, — напоследок сказала Кандэйс. — Считай, что боги вверили тебе в руки судьбу нашей страны. Ты стал правителем, так знай же разницу между реальным миром и игрушечным, с которым ты имел дело на Аутриче: ты не имеешь права на ошибки. Если ты хотя бы на секунду забудешь это правило, то твоя жизнь как властителя сразу закончится.

Сун-Цу покачал головой, посмотрел на пистолет и сунул его сзади за пояс. «Так. Подведем итоги. Годы жестокого правления моей матери закончились, я остался жив. Что ж, неплохо», — подумал он.

Сун-Цу подошел к глубокому креслу Джастина и сел в него. Посмотрев на древний компьютер, Сун-Цу нажал на клавиши и удивленно воскликнул:

— Вот это да! Оказывается, этот музейный экспонат еще работает! Очень интересно. И очень символично. Машина, развалившая Конфедерацию Капеллана, еще может убивать.

Сун-Цу откинулся на спинку кресла.

— Мои мать и дед, — зашептал он, — слишком сильно ненавидели Хэнса Дэвиона. Их ненависть застилала им глаза, они даже не замечали, что их методы работали против них же. Я не слепой и буду действовать иначе. Против Хэнса Дэвиона я использую его же тактику. — Сун-Цу улыбнулся. — Конфедерация Капеллана жива, а то, что должно было убить ее, отныне будет служить ей.

XXXVII

Токкайдо

зона вторжения Ком-Стара,

Свободная Республика Расалхаг

9 мая 3052 г. (девятый день операции «Скорпион»)

Словно древний Атлас, военный регент стоял в своем искусственном мире. Перед ним лежали горы Динджу, вдоль которых отступали Дымчатые Ягуары. Битва длилась уже восемь дней. Фохт видел ошибку командования клана, оно попросту не подозревало, что дивизионы Пятой армии получат подкрепление так быстро. Дымчатые Ягуары слишком стремительно начали свое наступление, они думали, что перед ними жалкие остатки войск, и обрушили на них лавину огня. Теперь под ударами соединенных армий, Пятой и пришедшей на помощь ей Второй, кланы уходили. Их Первый кавалерийский полк был практически полностью уничтожен в дельте Рачице, а здесь, в горах, Ягуары угодили в хорошо расставленную ловушку. «Этим скоро конец», — подумал военный регент.

Наблюдая за отступлением Дымчатых Ягуаров, Фохт не мог сдержать горделивую улыбку. Это была хоть и маленькая, но все же почетная победа. Дело в том, что Дымчатые Ягуары были первым кланом, который прилетел на битву. Его Хан Лео Шоверз особенно надоедал Фохту во время его последней поездки в кланы. К тому же именно Лео подавил восстание в Заливе Черепах и сровнял с землей город Эдо. Теперь Фохт смог наконец-то отомстить ильХану.

75
{"b":"26234","o":1}