ЛитМир - Электронная Библиотека

— Кого ты пытаешься убедить в этом, Кай? Меня или себя?

Кай улыбнулся.

— Дейра, воин и убийца — не одно и то же, — гордо произнес он. — Я — солдат, я защищаю свободу и права людей. Кланы пришли к нам, чтобы поработить нас, и я воевал с ними. Сейчас мой враг Ком-Стар. Его примас пытается навязать нам свой образ жизни, и я противостою этому. Я не политик, я — простой человек, который не желает, чтобы цивилизованное человечество жило в рабстве. Есть священные права человека, которые все обязаны соблюдать. — Кай поднял голову. — Врач ведет такую же войну. С помощью медикаментов он убивает бактерии, просочившиеся в клетку. Я делаю то же самое, но на другом уровне. Я убиваю бациллы, потому что, как и врач, считаю, что здоровый организм должен жить. И еще: врач, спасая пациента, часто причиняет ему боль, а иногда даже ампутирует ему руку или ногу, вырезает пораженные ткани. То же самое делаю и я, я стараюсь предотвратить распространение заболевания, удаляя больные органы. Лучше убить болезнь в самом зародыше, пожертвовать малым, сохраняя большее. И моя миссия столь же благородна, как и работа врача. Ты понимаешь, о чем я говорю?

Дейра кивнула.

— Даже слишком хорошо, — ответила она и тяжело вздохнула. Внезапно лицо Дейры просветлело, она радостно посмотрела на Кая и прижалась к его груди. — Я знаю, какое это счастье — спасти страдающего человека. Но мне неприятна мысль, что ты отнимаешь у людей их жизни.

— Но разве я хочу это делать? — спросил Кай и сам же ответил: — Нет. — Глаза Кая потухли, он задумчиво смотрел куда-то вдаль. — Но кто-то должен взять на себя ответственность, за жизни других ради благополучия всего человечества. Я сделал этот выбор, и теперь моя обязанность выполнить это. Я не наслаждаюсь убийством, я освобождаю других от необходимости убивать.

— Я знаю, — прошептала Дейра. — За это я и люблю тебя. — Она легонько поцеловала Кая в губы. — До операции осталась всего неделя?

— Да, — ответил Кай. — Все заняты с утра до позднего вечера. Планирование операции, тренировки, отработка техники. Я тоже должен в этом участвовать, — тихо сказал он.

Дейра взяла Кая за руку и повела к дому.

— А с позднего вечера до утра — мое время, Кай Аллард-Ляо. И если твои дни заполнены подготовкой к убийству, то ночи будут полны любви и жизни.

XXXIX

Шаттл «Ясное предвидение»,

Таниенте, переходная орбита

зона оккупации Клана Дымчатых Ягуаров

14 мая 3052 г. (четырнадцатый день операции «Скорпион»)

Люк шлюза закрылся. Виктор с интересом начал осматривать корабль. Принц улыбнулся, увидев нарисованную поверх легендарного Арктура эмблему Федеративного Содружества. Открылась дверь, и принц увидел перед собой солдата. Тот отсалютовал ему и отошел в сторону. Принц вошел в коридор. Обернувшись, он заметил, как в узкий люк, пыхтя и работая локтями, начал протискиваться Гален.

Солдат проводил принца Виктора в одну из кают, где его ожидали Шин Йодама и принц Хосиро. Последний сильно хромал, тяжело опираясь на палку. «Причиной этому совсем не недостаток притяжения, — подумал Виктор, оглядывая его. — Месяцы скитаний утомили его. И тем не менее и Хосиро, и его воины дрались неплохо». Виктор подошел к Хосиро.

— Я скоро улетаю, — сказал принц Синдиката Драконов, — и хотел бы еще раз поблагодарить вас и ваших воинов за все, что вы для меня сделали. Без вашей помощи мне никогда бы не выбраться с Таниенте.

Виктор слегка поклонился.

— Вы преувеличиваете наши скромные заслуги, принц, — ответил он, едва сдерживая довольную улыбку.

Хосиро понимающе улыбнулся, но его лицо оставалось серьезным и усталым.

— Когда я посылал Шина за помощью, честно говоря, я не надеялся получить ее, — произнес он. — Тем более от Федеративного Содружества.

— В наши дни получить своевременную помощь трудно, — согласился Шин.

Виктор решил разрядить гнетущую обстановку.

— Федеративное Содружество иногда делает красивые жесты, — произнес он, и все рассмеялись. — Когда мне передали вашу просьбу, — продолжал принц, — я сразу же решил лететь сюда, поскольку не сомневался в том, что, случись такое со мной, вы не оставили бы меня в беде. И надеюсь, что мой отец не отклонил бы вашу помощь.

Хосиро опустил голову, затем посмотрел на Шина.

— Мой друг рассказал мне обо всем. Я знаю, какую цену вы и моя сестра заплатили за мое спасение. Виктор оперся о холодную балку.

— На Аутриче мы с вами почти не были знакомы, — заговорил он, уходя от неприятной для него темы. — Но там мы научились уважать друг друга. Там мы поняли главное — чтобы выполнять свой долг, мы должны жертвовать многим. Да, эта операция причинила мне личную боль, но я утешаюсь тем, что ваша сестра будет рада вашему возвращению. А я уже тем счастлив, что Оми не будет страдать. Мне горько оттого, что ваш отец заставил ее принять его условия, но пусть мои страдания вас не беспокоят.

— Вы удивляете меня, принц, — задумчиво произнес Хосиро. — Вы не самурай, вам незнакомы наши традиции, но вы ведете себя так, словно понятие гири и ниндзе, то есть чувство долга и сострадания, знакомо вам с детства.

Виктор пожал плечами.

— Во-первых, у меня был неплохой учитель, а во-вторых, конфликт между долгом и чувствами известен не только самураям или якудзе. Разум должен подавлять чувства, и мы, наследники тронов, понимаем это лучше и острее, чем кто-либо другой. Нашим отцам повезло, они женились по любви. Их браки диктовались не целесообразностью и не политической необходимостью. Боюсь, что у меня не будет столь счастливой судьбы. Остается надеяться и мечтать, что я буду последним принцем, которого обстоятельства заставят ломать свою душу.

Было видно, что Хосиро устал стоять. Он двумя руками оперся на трость.

— Не надо быть пессимистом, принц Виктор. Не исключено, что реальность не так мрачна, как мы ее себе представляем. К тому же, подумайте, может быть, вам совсем не стоит улетать. Я приглашаю вас на Люсьен, домой вы можете полететь уже оттуда.

— Меня? На Люсьен? — воскликнул Виктор. — Да моего отца просто хватит удар. — Внезапно перед глазами Виктора возник манящий образ Оми. Глаза принца загорелись. Еще немного, и он бы согласился, но тут в комнату вошел Гален. Он слышал последнюю фразу Хосиро.

— Лучше сразу отрубите мне голову, — заявил он. — Потому что, если этого не сделаете вы, принц, ваш отец не откажет себе в этом удовольствии. Да вы сами подумайте! Наследник Штайнеров и Дэвионов на Люсьене. Нет, ваш отец меня живым не отпустит.

Все засмеялись, осознав, что отвечать на подобное приглашение Виктору действительно пока рановато.

— Благодарю вас, принц Хосиро. — Виктор учтиво поклонился. — Я бы с удовольствием погостил у вас на Люсьене, но не сейчас. Боюсь, что, если это устроить теперь, представители правящих Домов просто с ума сойдут.

— Я понимаю, — согласился Хосиро, отвечая легким кивком. — Оставим это на потом, мой друг. Виктор засмеялся.

— Мне, потомку Дэвионов, странно слышать такие слова от самого Куриты.

— Мне еще более странно произносить их, — признался Хосиро. — Как странно устроена жизнь, — задумчиво произнес он. — Кланы пришли, чтобы уничтожить наши народы, а вместо этого объединили нас.

— До настоящего единства еще очень и очень далеко, — сказал Виктор. — Мы проведем еще не одну операцию, прежде чем испарится последняя капля недоверия. Века ненависти и крови не забываются так скоро. Кто знает, что могут заставить нас сделать подозрительность и страх?

Хосиро положил ладонь на руку Виктора.

— Вы спасли мне жизнь, — произнес он. — Согласно нашим традициям, теперь вы несете за меня ответственность.

Виктор вспомнил мрачную тень «Тора», наведенные лазеры, и ужас неминуемо приближающейся смерти снова окутал его.

— Вы тоже спасли мне жизнь, — сказал Виктор. — И несете за меня такую же ответственность.

82
{"b":"26234","o":1}