ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
В нежных объятьях
Маленькая страна
Дитя
Запах Cумрака
Игра Кота. Книга четвертая
Сияние первой любви
Криптвоюматика. Как потерять всех друзей и заставить всех себя ненавидеть
Сценарист
Мерзкие дела на Норт-Гансон-стрит
A
A

Новый поток гостей положил конец их пикировке. Один из ветеранов похлопал Кита по отрядной эмблеме и заметил, что в свое время тоже послужил в Конной страже.

– Я слышал, вы этой зимой в дозоре на границе Хаоса под Меналом, – добавил он.

– Так и есть, но кто-то должен доставлять в столицу донесения и получать приказы, так что я здесь по службе. – Кит отдал честь и поблагодарил ветерана за то, что он принял приглашение. – Я обязательно расскажу полковнику Гримандсу о встрече с вами.

Переход от легкомысленной перебранки с Марией к суровой официальности так поразил меня, что я сразу почувствовал неискренность. Дождавшись, пока ветеран погрузится в беседу с маршалом, я шепнул, стараясь удержать на лице вежливую улыбку:

– Ты ведь не с донесениями прибыл, верно?

Улыбка на лице Кита на мгновение стала суше:

– Военные тайны не обсуждаются на светских приемах, Лок, – он оглядел зал и снова повернулся ко мне. – Ты не сочтешь меня сумасшедшим за предположение, что по крайней мере один из гостей может быть знаком с кем-нибудь из членов Черной секты?

Я пожал плечами:

– Насколько я знаю, любой может… – взглянув на него, я осекся. – Сразу и наповал!

Кит громко рассмеялся:

– Давно я не слыхал этой поговорки. Так и слышишь голос Адина. Как… забавно.

Что-то в его тоне задело меня, но я не нашел ответа и промолчал, занявшись знакомством с бесчисленными гостями, имена и лица которых тут же исчезали из памяти. Когда последняя пара наконец прошествовала вдоль ряда встречающих, я с облегчением размял затекшие ноги и хотел заговорить с Китом, но тот уже исчез. Я повернулся к Марии. Но и она отправилась за плетеным креслом на колесиках, на котором передвигалась бабушка, а бабушка тем временем углубилась в разговор со своими подружками-вдовушками.

На минуту я оказался всеми покинут. В животе у меня заурчало. Я решил, что мой долг как хозяина убедиться, что угощение, поданное гостям, съедобно, и направился к ближайшему столу. К несчастью для меня, там в полуоткрытой раковине на блюде со льдом красовалось нечто вроде огромных мясистых насекомых. Гости поглощали их с наслаждением, но я еще не сталкивался с морской живностью в качестве еды и решил подождать с этим, пока мне не присвоят хотя бы ранг ученика в кулинарии.

– Цориты так вкусны, что стоит повозиться со скорлупой, – заметил кто-то рядом.

Я обернулся и увидел Ксою.

– Никогда их не пробовал, – объяснил я. – Даже не знаю, как за них взяться, да и не уверен, что мне понравится.

– Обязательно понравится! – пообещала она. – Цориты – удивительные создания. Они растут всю жизнь, а когда панцирь становится им тесен, они его сбрасывают и просто отращивают новый. Как будто каждый раз рождаются заново. – Она улыбалась, устремив взгляд в пространство. – Так и наши жизни…

Я покачал головой:

– Не понимаю намека.

– Не понимаешь? – она указала на двери, над которыми висели знамена с эмблемами нашей семьи. – Эти значки определяют нам границы и даже сковывают нас, как панцирь сковывает цоритов. Если твой ранг недостаточно высок или не соответствует твоему уровню, ты не имеешь чего-то. Мы меняемся, учимся и совершенствуем свое мастерство, и тогда мы отбрасываем старые ранги и знамена, и нас определяют уже другие символы.

– Это не ново, леди. Всем известно, что жизнь идет по ступеням. Мы проходим из младенчества в детство, потом юность, зрелость и, наконец, старость.

– Не забудь о смерти.

– Я считаю смерть не частью жизни, а ее прекращением.

– Но конец становится началом, когда наши души одеваются новой плотью и начинают новую жизнь.

Я кивнул.

– Конечно, и тогда смерть тоже ступень жизни. Я только хотел сказать, что твои рассуждения очевидны.

Она насмешливо улыбнулась:

– Право? Вот цориты проходят все эти превращения. Каково же их предназначение?

– Предназначение? – я тряхнул головой. – Не знаю. Размножение?

– Для некоторых, может быть, и так, – она указала тонким пальчиком на замороженные тушки цоритов. – А предназначение вот этих – быть съеденными. С самого рождения они были обречены оказаться здесь, сейчас, насыщая нас.

– А может быть, и нет?

– Но ведь они здесь.

Я понял, что наш спор опять касается свободы воли и предназначения… Я не думал, что у цоритов достаточно разума для сознательного выбора, но не мог себе и представить, что единственная цель существования этих созданий – заполнение пробела в видениях какого-то мага, провидевшего в будущем этот пир.

– У тебя получается порочный круг. Раз они здесь – значит, им было суждено здесь быть.

– А ты в это не веришь?

– Нет.

– Ну а почему ты здесь оказался? – она развела руками. – Не потому ли, что так было суждено?

Я покачал головой:

– Не думаю. Я здесь потому, что выиграл состязание за эту честь у своих братьев.

– И это единственная причина?

– Откуда мне знать? – я пожал плечами. – Другие причины могут быть мне неизвестны.

– Ты их узнаешь.

Она снова говорила со стальной уверенностью, которая начала меня раздражать. Не улучшал настроения и ее взгляд, направленный сквозь меня.

Я спросил довольно сердито:

– И что же это за причины?

Ксоя тихонько рассмеялась.

– Я знаю – они существуют. Проклятие второго зрения – видишь только обрывки, а не цельную картину.

– И что же ты увидела?

– Что меня ищет моя бабушка, – Ксоя с улыбкой коснулась моего плеча. – Тебе еще многое предстоит узнать, Лок, и ты это узнаешь. И мы с тобой еще потанцуем, – снова рассмеявшись, она исчезла.

Теперь я чувствовал себя не только заброшенным, но и сконфуженным. Напомнив себе о своих обязанностях, я поискал глазами почетного гостя – маршала. При его росте он должен был возвышаться над толпой, однако мне не удалось его высмотреть. Зато я увидел, как Кит выскользнул из бального зала и нырнул в недра дома.

"Может быть, он решил переодеться во что-нибудь более подходящее к случаю", – подумалось мне. Совсем растерявшись, я решил отыскать Джеймса: пусть скажет мне, чем заняться. Но не только Джеймс, даже внуки Ноба куда-то запропастились. Остановившись на минутку почесать в затылке, я услышал над головой звук шагов. Звук затих, и я нахмурился: кто бы ни был там, наверху, он только что вошел в мои комнаты.

Я бросился к ближайшей лестнице и взлетел наверх, прыгая через две ступеньки. Уроки тактики, вбитые в голову дедом с помощью бесконечных повторений, превратились в руководство к действию.

Один шаг в комнату, и я смогу выхватить со стойки у двери меч. Я улыбнулся, поняв, что Кардье расположил оружие справа от двери не только для красоты.

Тот, кто находился в моей комнате, зажег лампу и оставил дверь приоткрытой. Распахнув ее ударом левой руки, я правой выхватил из стойки рапиру.

– Кто бы вы ни были, но нехорошо грабить хозяина в праздничный день!

Захлопнув за собой дверь, чтобы отрезать им дорогу к бегству, я нацелил клинок на двух мужчин, разглядывавших узор из кинжалов на левой стене.

Ничуть не смущенные моим угрожающим видом, на меня спокойно смотрели Кит и Гарн Драсторн. Кит держал в руках кинжал. Даже в полутьме я разобрал, что он изготовлен не в Империи.

– Может, это и невежливо, ведь мы только что познакомились, кузен, но я убью тебя на месте, если ты сейчас же не удовлетворишь мое любопытство, – сказал я, направляя рапиру в середину его груди. – Ты ведь сейчас не из Хаоса примчался, так что же делает кинжал бхарашади в руках императорского дозорного, и где бы ты мог его взять по Эту Сторону Стены?

17
{"b":"26237","o":1}