ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

7

– За эти сведения и в самом деле могут убить, – Кит зябко поежился. – Чем бы ты ни грозил, ответа на твои вопросы не следует знать никому в столице, – он оглянулся на маршала, ища одобрения.

Драсторн был выше Кита и примерно в одном весе, но я чувствовал, что этот сухощавый немолодой человек побьет Кита любым оружием или голыми руками. "Свет Хаоса" горел в его глазах ярче, чем у Ирин, но в нем не было заметно никаких иных следов влияния Хаоса. Я слышал, конечно, множество рассказов о Гарне Драсторне и его знаменитых рейдерах, но, вспоминая легенды, сложенные об отце, не торопился верить всему услышанному.

– Мне кажется, никому не повредит, если Лок услышит твой рассказ, – ровный и властный голос Драсторна успокоил меня и, по-видимому, рассеял недоверие Кита. – Лок, опусти, пожалуйста, меч. После того как мы выслушаем вас, лейтенант Кристофорос, я хотел бы услышать, каким образом Локу удалось опознать кинжал, изготовленный бхарашади.

Кит опустился в кресло, и я, повинуясь знаку Драсторна, запер дверь и тоже сел. Сам он остался стоять, сложив руки на груди.

– Итак, лейтенант?..

– Около трех недель назад, – начал Кит, – я с небольшим патрулем направился осмотреть находящиеся вблизи Менала руины, принадлежавшие ранее Хаосу и ставшие частью Империи после освобождения этой провинции. Поступали сообщения об активизации в этом районе секты Пришествия Хаоса. Мы не ожидали, что эти сообщения подтвердятся, так как Черная секта действует в приграничных районах, а не в мирных поселках.

Маршал кивнул:

– Да, старые суеверия не желают умирать. Итак, вы выехали на проверку, и с вами был волшебник.

– Да, волшебница из народа альвов, в ранге хранителя. Мы отыскали руины и тщательно их осмотрели, но ничего подозрительного не обнаружили. Такки, хранительница, применила заклинание. Она внесла в него долю черного колдовства Хаоса, и потому, если бы в этой местности сохранились следы подобных заклинаний, они должны были проявиться. Заклинание было настолько мощным, что даже я мог видеть его: светящийся шар, истончаясь, превратился в паутину, раскинувшуюся над руинами и постепенно растаявшую.

Она объявила, что ничего опасного не обнаружено, поэтому мы расположились там на ночлег. На равнине уже выпал снег, и с гор спустились волчьи стаи. Мы решили, что лучше иметь дело с призраками, почудившимися местным жителям, чем замерзать на снегу и отбиваться всю ночь от волков. В руинах нашлось укрытие и для людей, и для лошадей, а в колодце сохранилась пригодная для питья вода.

– На вашем месте я бы тоже решил остаться, – вставил я. Мне представился свист ветра и вой волков над заснеженной равниной в мертвенном свете полной Луны Влюбленных. Я представил на этой равнине себя, вдвоем с Крочем, и улыбнулся при мысли, что волки, пожалуй, спасались бы от нас, а не мы от них.

– Значит, кое-что ты понимаешь, Лок, – Кит крутил в ладони кинжал и не отрывал от него взгляда. – Той ночью Такки вдруг с криком проснулась. Когда я подбежал к ней, она еще не пришла в себя. Казалось, она была в шоке. Я велел развести огонь, и мы напоили ее отваром вазофии. Сделав несколько глотков, она немного оправилась. Удостоверившись, что она не ранена, я спросил ее, что случилось. Она сама не понимала: сказала, что руки у нее онемели, как бывает, когда ударишь мечом по камню. Мы решили, что она попала под воздействие магии.

Драсторн кивнул:

– Вполне логичное заключение.

– Да, сэр. Такки не отрицала возможности нападения, однако ее одолевали сомнения: не было причинено никакого вреда. Она предположила, что шок как-то связан с произнесенным в тот вечер заклинанием. Ведь она вложила в него дополнительную энергию, чтобы сделать его видимым для меня, и оно могло распространиться шире, чем предполагалось. Ее, по-видимому, задел отзвук очень мощного заклятия Черной магии, который она и ощутила как удар. Застигнутая во сне, она не смогла смягчить его.

Я прищурился:

– Стало быть, в той местности все же оказались служители Пришествия Хаоса?

– Мне это тоже пришло в голову, Лок, но Такки утверждала, что их колдовство отличается от того, которое она ощутила. Мои люди отметили выложенной из камней стрелкой направление, откуда пришло заклинание, после чего мы с Такки отъехали на треть лиги к западу и она сплела еще одно выявляющее заклятие, направив его под прямым углом к первому. На этот раз оно было невидимым, но позволило точно определить место, где совершилось колдовство. Я отметил оба направления на карте местности, и их скрещение оказалось в точке, расположенной в четырех лигах к югу от нас. Там нет никаких поселений, и мне очень не хотелось разбираться с неизвестной силой среди ночи, имея в своем распоряжении только дозорный патруль и одну волшебницу. Я приказал всем спать, чтобы завтра разобраться в этом на свежую голову. Не уверен, что принял правильное решение.

Гарн Драсторн покачал головой:

– Главное, вы остались живы. Мы могли узнать о беде от патруля, обнаружившего ваши трупы неделю спустя.

– Так я и рассуждал, сэр, а все же, может быть, стоило рискнуть. – Кит тяжело вздохнул. – Такки могла бы и не тратить заклинания на подтверждение того, что мы нашли искомое место. Снег вокруг доходил до колена, но на небольшом участке он протаял до земли. Вокруг валялись трупы волков. У некоторых обгорела шкура, а другие выглядели так, словно их добрый час жарили на вертеле.

Командующий нахмурился:

– Однако очага поблизости не оказалось?

– Нет, сэр. – Кит сжал челюсти и, помедлив, продолжил рассказ. – С этого места мы шли по следу, но мне только раз удалось мельком увидеть, кого мы преследовали.

Он застал нас врасплох, вернувшись по собственному следу. Вышел ночью к лагерю с подветренной стороны. Кони начали тревожиться и предупредили нас. Мы тут же кинулись в погоню, и я послал ему вслед стрелу – кажется, попал в левое плечо. Ручаться не стану – стрелял на бегу, в темноте и с порядочного расстояния. Однако на земле протянулся кровавый след.

Я разинул рот:

– Ты попал в него ночью, издалека? Какой же он величины?

– Примерно в рост человека. – Кит покосился на маршала и добавил:

– Похож на старинные изображения льва из книг, написанных до Хаоса. У него есть грива и длинный хвост с кисточкой на конце. Грива, кажется, тянется по всей спине, но точно сказать затрудняюсь, потому что он был весь черный. Кроме, разве что, глаз. Я заметил в его глазах золотой блеск, но это могли быть и отблески костра.

– Думаю, вы не ошиблись, лейтенант. Вы понимаете, вероятно, что ваше описание точно соответствует описаниям ха'демонов племени бхарашади. – Драсторн протянул правую руку, и Кит вложил в нее тонкий кинжал с зазубренным лезвием. – Говорите, вы видели кровь?

– Да, сэр, и не один раз. Там, где в него попала стрела, на снегу осталась кровь темно-лилового цвета. Один из моих людей, Хансен, сказал, что кровь такого цвета он уже видел, когда у них в Таррисе убили ха'пантеру. Позже мы еще раз увидели его кровь там, где он дрался с медведем. Медведь был убит, и с него содрали шкуру. По-видимому, эта тварь провела ночь в медвежьей берлоге.

– Как он справился с медведем? – спросил я. – Колдовством?

– Нет. Такки не ощущала присутствия магии, а судя по следам на медвежьей туше, он был убит кинжалом и когтями.

Я моргнул:

– Если он ростом с обычного человека, какой же он тогда силы?

– Демоны Хаоса часто обладают огромной силой, – заметил Драсторн.

Кит поморщился:

– Да, но не мог же это быть ха'демон!

Только теперь до меня дошло, о чем все это время думали Кит и маршал. Каждый знал, что создания Хаоса не могут живыми преодолеть Ограждающую Стену. Такая попытка неизбежно приводит их к смерти. Это было своеобразным фундаментом, на котором покоился порядок Империи.

Но было известно, что после присоединения к Империи провинций Менал и Таррис там оказалось множество тварей из Хаоса. Стена, перемещенная силой магов-стражей, отрезала их от земель, оставшихся за Хаосом. Многих животных за столетие перебили, но некоторые, по сведениям из книг, найденных мной у отца, прижились и даже размножались.

18
{"b":"26237","o":1}