ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С Ксоей дело было хуже – ее ждала неизбежная гибель. Приняв решение оставить ее, я ее убивал. Она ничего не могла сделать, не могла драться с судьбой. Решение было в наших руках. Оставить ее позади – значило убить.

Я понял, что ее бабушка сумела настоять на своем, пользуясь моим же представлением о свободе воли. Нетрудно было поверить, что чье-то решение может привести к гибели, – это не противоречило предположению о свободе воли, поскольку другое решение, возможно, вело к спасению. Если не отвергать с налету вообще существование ясновидения – а это было бы глупо, потому что им занималась немалая часть магов Империи, – мне приходилось поверить, что Ксоя умрет, если я не возьму ее с собой.

Я поднял голову и встретил пристальный взгляд Джазры.

– Что вы видели для нее в Хаосе?

– Сумятицу картин, в которых не могла разобраться, – старая женщина сложила руки на столе перед собой. – Если ты прав, перед ней тысячи путей, ожидающих решений, которые она примет. Если права я, нужен кто-то посильнее меня, чтобы разобраться в том, что я видела. С меня довольно и того, что она будет жива.

– В этом что-то есть.

Джазра нагнулась через стол и схватила меня за руку:

– Пойми, Лахлан, ее судьба сплетена с твоей. Я не видела вас любовниками и редко видела в дружбе, но вы встретились не случайно.

Я мягко высвободил руку.

– Я постараюсь позаботиться о ней в Хаосе, если сумею. Вы ведь знаете.

Она снова потянулась к моей руке, но сдержалась:

– Я могла бы рассказать тебе многое о тебе самом – даже не ради тебя, а ради безопасности моей Ксои, – но не стану, уважая твое желание.

– Спасибо. У меня хватает поводов для беспокойства и без размышлений о будущем, которого может и не быть.

Она улыбнулась:

– Точно те же слова сказал мне тридцать лет назад твой отец, когда я предложила заглянуть в его будущее. Меня радует, что сын обладает той же силой духа, что и отец. В этом деле лучше полагаться на силу, чем на видения.

19

Следующие четыре дня я провел во дворце, штудируя карту Хаоса. Я копался в отчетах, планах и дневниках, сверяя их с моделью в большом зале. Работы было полно, и однажды, в особенно снежный вечер, я даже заночевал там же, поленившись тащиться до бабушкиного дома.

Я так погрузился в изучение Хаоса, что не удивился бы, заметив "свет Хаоса" в своих глазах. Его холмы и долины я изучил лучше, чем окрестности дедушкиной фермы. По ночам мне снились великие рейды в Хаос, а проснувшись, я обнаруживал, что география и условия жизни в моих снах полностью соответствовали действительности. Не прошло и недели, как я почуствовал, что случись мне остаться в Хаосе без карты, я сумел бы найти дорогу домой.

Император присоединялся к нам каждый раз, когда позволяли государственные дела. Мы беседовали на разные темы, но в конечном счете все разговоры возвращались к предстоящему рейду и уничтожению Некролеума. После того как мы закончили формирование отряда, Тетис просмотрел и одобрил списки.

– Думается, вы с Китом набрали толковый народ, хотя твое решение включить в отряд эту Ксою мне непонятно, Лок.

– Я знаю, ваше величество, что это кажется странным, но у меня было на то несколько причин. Во-первых, и прежде всего, она ясновидящая и сможет предупредить нас о возможной опасности. Я не сомневаюсь в способностях разведчиков Кита и чутье Тиркона, однако дополнительное предупреждение не помешает.

Император сухо усмехнулся:

– Рад, что ты еще сохранил веру в провидцев. Ни один из моих не сумел предвидеть появление у меня на балу Владыки Бедствий.

– Не спорю, ваше величество, прорицаниям не стоит безоговорочно доверять, но Ксоя, кроме того, владеет и магией исцеления. В таком сложном походе, как наш, это искусство наверняка пригодится, – я потупился. – Есть и другие причины. Мне не хотелось бы объяснять…

Тетис нахмурился:

– Надеюсь, не любовь?

– Неужели я бы мог потащить за собой в Хаос любимую девушку?

– Нет, не думаю, Лок, но я должен был спросить, – он перевел взгляд на Кита и снова на меня. – Вас ждет нелегкое время, и вам могло прийти в голову позаботиться о собственных удобствах. Я слышал истории о господах, которые везли с собой в Хаос любовниц и музыкантов, поваров и портных, чтобы сохранить иллюзию привычной жизни.

Кит покачал головой:

– Подобные истории особенно в ходу в дальних гарнизонах, но не думаю, что в них много правды. Как бы то ни было, у Лока есть основания взять Ксою. Она сама захотела участвовать, а это немаловажно, да и лишний человек нам не помешает.

– В каком смысле? – удивился император.

Кит заерзал.

– Не в укор вашему величеству, но меня не удивит, если противнику уже известно, что вы выдали ровно двенадцать медальонов на участие в экспедиции. Неплохо, если в отряде будет больше народу, чем ожидают враги. Может быть, это на время приведет их в замешательство.

Я с благодарностью взглянул на кузена. Сам он наотрез отказывался от моего предложения взять Ксою, пока я перечислял все логические доводы в ее пользу. В конце концов мне пришлось честно сказать ему, что, если ее оставить, она умрет. Он ответил, что никогда не слышал ничего убедительнее, и больше не спорил. Император перехватил мой взгляд и улыбнулся:

– Есть, конечно, и другие причины – не трудитесь отрицать. Мой отец, а до него – его отец никогда не знали в точности, что задумали ваши отцы, и тем не менее доверяли им. Не вижу причин ломать семейную традицию.

* * *

В конце четвертого дня император принес нам с Китом новость о попытке прорвать блокаду порта.

– Нарушители пытались прорваться в шторм на маленьких быстрых лодках поздней ночью. Две мы потопили, а две повернули назад, но у нас нет уверенности, что никто не проскочил. Приходится предположить, что ха'демон покинул столицу.

Кит потер заспанные глаза:

– Еще неделя, и мы вычислим нужное место.

Я покачал головой:

– Боюсь, у нас уже нет этого времени.

Я поколебался, но все же высказал то, что меня тревожило:

– Вы сказали, что ландшафт, с которым мы работаем, начат моим отцом тридцать или сорок лет назад. Где же записи, сделанные его рукой?

Илтид посмотрел на маршала, но ответил мне император.

– Об этом позаботился я. Возможно, поспешно и ошибочно, но я пришел к заключению, что для тебя материалы твоего отца будут иметь больше веса, чем все остальные. Поэтому Гарн обработал их и предоставил тебе всю содержащуюся в них информацию, но не сообщил, что она получена твоим отцом.

У меня не было оснований сомневаться в его словах, однако объяснение это меня не удовлетворило.

– Я понимаю вас, ваше величество, но, возможно, вы добились обратного результата, – я взглянул на маршала. – Насколько я понимаю, в отчетах моего отца может содержаться ключ к местонахождению Некролеума.

Переливчатые глаза Драсторна открыто взглянули на меня:

– Объясни.

– Если отец верил предсказанию Хроник Фарскри о том, что ему предстоит убить Катвира, и если до него дошли слухи о Некролеуме, он должен был попытаться найти его. Он должен был позаботиться о том, чтобы Катвир оставался мертвым, – я кивнул на кристалл в центре комнаты. – Покажите мне, куда направлялась последняя его экспедиция.

Илтид взволнованно замотал головой:

– Это невозможно! У нас нет ни одного отчета об этой экспедиции, ведь никто из участников не вернулся!

– Тогда покажите, где погиб мой отец.

– Я не знаю, где это случилось, – снова воскликнул волшебник.

Я поднял правую руку и большим пальцем крутанул кольцо.

– Тогда покажите, где было найдено кольцо, ведь… – я собирался сказать, что оно должно было находиться рядом с телом, но сообразил, что кольцо могли украсть у мертвого, и оно, быть может, обошло дюжину племен ха'демонов как доказательство его смерти.

Император кивнул. Илтид двинул магический кристалл над искусственным ландшафтом и остановил над изображением старого поместья, угнездившегося среди путаницы оврагов.

45
{"b":"26237","o":1}