ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наши лучники не остались в долгу. Мне показалось, что два воина бхарашади упали, но точно сказать не могу, потому что колдун прошел Стену, и она сомкнулась за ним, как занавес, закрыв его от наших глаз, но не заглушив его насмешливого хохота.

Мы поспешно отступили назад к устью долины. Теперь, в случае, если бы бхарашади решили взломать стену и сделать вылазку, перед ними оказалось бы пятьсот ярдов открытого пространства, и им пришлось бы преодолевать его вверх по склону. Такая атака обошлась бы им дорого.

Из четырнадцати сектантов, оставшихся на нашей стороне, половина лежала мертвыми, четверо были ранены, а трое сложили оружие без боя. Нам достались и два десятка их лошадей, но нечего было и думать быстро привести их в порядок. Тем не менее, Уриен добился от Кита позволения помочь им и накормить из запасов зерна, приготовленного для наших животных.

Рорк легко выкачал из пленников все, что они знали. Он просто указал им на Нагрендру и пояснил:

– Ваша память – яблоко, а нам нужен сок. Если вы нас к тому вынудите, он найдет заклинание, которое сработает лучше яблочного пресса. Во что превратятся после этого ваши мозги, меня не касается. Ну так как? Доставим ящеру долгожданное развлечение или рискнете обидеть его и будете говорить сами?

К сожалению, знали они не много. Жезл Первого Пламени везли, разобрав на части и спрятав каждую часть в поклаже одного из всадников. Пароль им сообщил шпион из императорской стражи, и они миновали Северные ворота, когда на дежурстве стоял член Черной секты. Они покинули столицу через неделю после нас и загнали еще две смены лошадей, кроме той, что мы нашли.

Мы с Китом совещались с Такки и Рорком, потому что предстояло принять очень серьезное решение. Члены Черной секты были виновны в преступлениях, за которые, по законам Империи, полагалась казнь отсечением головы, и Кит не превысил бы своих полномочий, казнив их на месте, но я был в нерешительности:

– Им известны члены секты, оставшиеся в столице. Они знают, кто помогал в похищении Жезла. Может быть, побывав под стрелами бхарашади, потеряв своего товарища и помня о гибели семейства Лысого Уго, они склонятся к тому, чтобы выдать своих сообщников.

– Ты прав, Лок, их стоило бы оставить в живых, но тогда нам пришлось бы тащить их с собой или отправлять обратно в Город-на-равнине, – рассуждал Кит, грея руки над костерком. – Для первого у нас слишком мало пайков и людей для охраны. Чтобы отослать их в город, тоже придется лишиться кого-то из наших, а нас и так немного. Нам повезло еще, что от стрел бхарашади погибла только одна из лошадей Рорка.

– Мы так легко отделались не столько благодаря везению, сколько по их неумению, – отозвался Рорк, поправляя повязку на глазу. – Но мне кажется, лейтенант, стоит отпустить Уриена с лошадьми, а в нагрузку повесить на него пленников. Он хороший разведчик, не спорю, но ему здорово испортило настроение созерцание того, как бхарашади обошлись с лошадьми. Представляете, каково ему придется, когда он увидит, что творится за Стеной?

Такки поддержала его:

– Уриен, несомненно, не сможет забыть о лошадях. А нам очень важно послать сообщение в столицу, – альвийка оглянулась на Нагрендру, беседовавшего с Ксоей. – Ксое тоже пора возвращаться.

Я нахмурился:

– Почему ты так говоришь?

– Во вчерашней схватке от нее не было ни малейшей пользы, – резко ответила Такки. – Не будь люди Черной секты такими голодными и измученными, мы все могли погибнуть. На той стороне нам не встретится таких слабых противников. Она станет для нас обузой.

Я приподнял бровь:

– А еще, если она не уедет с Уриеном, нас останется тринадцать человек, так?

Альвийка вспыхнула:

– Перед нами Хаос. Мы не можем позволить себе бессмысленно рисковать.

Рорк нахмурился:

– Без Уриена она будет двенадцатым членом отряда.

– А собака? – Такки кивнула на Крона. Рорк насмешливо расхохотался:

– Глупости, кто станет считать собаку! Забудь о суевериях. И не забудь: именно Ксоя предупредила нас о лучниках. Она – из нашего отряда, и покончим на этом. Верно, лейтенант?

– Уриен остается, Ксоя идет с нами, и, как мне ни нравится Кроч, считать его не будем. Так и решаем. – Кит оглянулся на второй, большой костер. – Я сам поговорю с Уриеном. Остальным надо поспать. Завтра входим в Хаос.

* * *

Мы с самого начала решили, что войдем в Хаос у хребта Клина. Никто не возражал против нескольких часов пути к востоку по нашей стороне. Не хотелось рисковать новой перестрелкой с бхарашади, которые могли все еще ждать нас на том же месте.

Оставив пленников и их лошадей с Уриеном, мы добрались до места, с которого, по нашему расчету, должны были выйти через Стену прямо к подножию хребта. Найдя в лощине небольшой ручей, напоили коней и еще раз проверили снаряжение и оружие. К Ограждающей Стене мы подъехали, обнажив клинки.

Ксоя ехала слева от меня. Рыжие пряди выбивались из-под ее капюшона. Бледное сияние Стены заливало ее лицо. В этом свете она казалась призраком. Впрочем, ее широкая улыбка тут же прогнала эту мысль – только живое существо могло выглядеть таким радостным.

– Тебе в самом деле лучше подождать. Мы ведь не знаем, что встретит нас на той стороне.

Она покачала головой:

– Это не важно, Лок. Что бы там ни было, что бы со мной ни случилось, это моя судьба. Если даже, едва ступив на ту сторону, я упаду мертвой, значит, так суждено. Я не знаю, к добру это или к худу, но я готова ко всему.

Откровенная наивность ее заявления поразила и даже испугала меня.

– Я слышу твои слова, но хочу, чтобы ты держалась позади. Подожди, пока переберется на ту сторону кто-нибудь из нас. Я не прощу себе, если твоя кровь будет на моих руках!

Ксоя натянула поводья.

– Как скажешь, Лок. Но пойми же, что бы ни случилось со мной, не в твоих силах предотвратить или изменить это. У нас разные взгляды, но я не хочу, чтобы ты считал себя в ответе за мою судьбу.

– Спасибо, Ксоя. Но лучше я постараюсь, чтобы с тобой не случилось ничего такого, за что мне не хотелось бы отвечать.

Стайл шагнул за волшебный барьер, и я повернулся лицом к Стене. Конь уходил в нее, как в стену утреннего тумана. Когда переливы алого, лилового и белого света залили и меня, я напрягся, чувствуя дрожь во всем теле, а потом меня залило тепло – тепло, от которого мне захотелось повернуть обратно.

Но мы двигались дальше, и в награду нас окатило холодом, который встретил нас на той стороне, словно предупреждая об опасностях Хаоса.

"Холод могилы, как я и ожидал".

Эту мрачную мысль перебила другая: "Ну, вот и Хаос. Словно домой вернулся!"

Не успел я осмотреться и осмыслить странное чувство узнавания, охватившее меня, как слева раздался нечеловеческий вопль. Я развернул Стайла влево, ожидая засады бхарашади. Мне представилось, что Ксоя последовала за мной и Черные Тени уже разрывают ее на части.

То, что предстало моим глазам, было не столь ужасно, но под ложечкой у меня застыл кусок льда.

Кричал Рорк. Он сжимал голову ладонями, словно она готова была взорваться. Его крик резко оборвался, едва Стена выпустила его. Он ткнулся лицом в гриву лошади, соскользнул с седла и рухнул наземь.

52
{"b":"26237","o":1}