ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Понятно. Итак, Рорк выжидает, – мне стало зябко. – И чего же он ждет?

В комнате возник Тиркон.

– Если он ждет Черных Теней, ему не придется ждать больше одного дня.

– Это важная новость. Идем к Киту, – я взглянул на спящего Рорка. – Дадим ему возможность спокойно отлежаться.

– Спокойно здесь вряд ли получится, – Тиркон первым вышел из комнаты и прошел туда, где, стоя посреди внутреннего двора, разговаривали Ирин и Кит. Я шел следом, а за мной остальные. Последней вышла Ксоя, плотно притворив дверь комнаты, где лежал больной.

Тиркон доложил Киту результаты разведки.

– Ожидаешь нападения завтра? Какими силами? – Кит поднял голову, его лицо загорелось. Он готов был командовать. – Чего нам ждать?

Тиркон дважды втянул ноздрями воздух и присел па корточки.

– Их колдун видел, как легко мы разделались с его людьми и колдовством, так что он пошлет не меньше сотни. Скорее всего, воинов, но могут прихватить и пару колдунов.

– Как ты считаешь, "убийца стаи" будет с ними?

Тиркон неопределенно пожал плечами:

– Точно не скажу, но думаю, нет. Он слишком важная персона, чтобы рисковать в таком деле. Черные Тени первым делом обстреляют нас, а потом ворвутся в здание и в дело пойдут топоры и мечи. За кем из вас они уже гонялись?

Ирин и Нагрендра покачали головами. Я повторил их жест:

– Мы с Ксоей впервые в Хаосе.

– Это не исключает возможности, что на кого-то из вас идет охота, но, конечно, это маловероятно. – Тиркон принюхался. – А как насчет Рорка и этой святой дамы?

– Неизвестно, – отозвался Кит.

– Рорк мог иметь дело с бхарашади, но очень давно, – вставила Ирин, поддав ногой вывалившуюся из мостовой плитку. – Тебя тревожат виндиктксвары?

– Не то чтобы тревожат, но лучше бы знать заранее, – человек-волк снова выпрямился. – Не думаю, чтобы Черные Тени открыли охоту на меня, но исключить этого нельзя. Если вы увидите у кого-то меч с моим портретом, оставьте его владельца мне.

Сержант Алике фыркнул:

– Постараюсь не забыть, только сначала нашпигую его стрелами.

– Если сумеешь, парень, давай! – голос Тиркона опустился до глухого рыка. – Хочешь знать, что ты увидишь завтра? Закрой глаза. Все закройте глаза!

Я послушался и тут же получил основательную затрещину. По глухим крикам вокруг можно было догадаться, что и остальным досталось. Открыв глаза, я увидел, что Кит удерживает Аликса за рубаху, не давая ему броситься на Тиркона.

Воин-волк медленно оскалил зубы:

– Вот что вы увидите, когда они начнут атаку: ничего. Бхарашади прозвали Черными Тенями за их умение оставаться невидимыми. В здешней ночи вы увидите их только тогда, когда они нанесут удар. Я надеюсь, что вам, геракцам, удастся подстрелить нескольких, но полагайтесь-ка лучше на мечи.

Ирин кивнула:

– Тиркон прав, хотя у нас хорошая позиция для обороны.

– Можно внести предложение, лейтенант? – вежливо поинтересовался Нагрендра.

– Разумеется, Нагрендра, предлагай!

– Стоило бы снова обыскать здание. Давайте разобьемся на группы и отыщем ловушки, которые еще действуют или которые можно восстановить. Надо, чтобы в каждой группе был рейдер, они помогут остальным быстро освоиться с этим местом. После этого вы с Тирко-ном можете заняться налаживанием обороны.

– По-моему, разумно, – Кит скрестил руки и начал распоряжаться:

– Хансен и Донла, вы идете с Тирконом. Такки, приведи епископа. Лок, ты и Ксоя отправляйтесь с Нагрендрой. Алике, ты останешься с лошадьми.

– Слушаюсь!

Мы с Ксоей следом за ящером вышли на передний двор. Переход от наружной стены к внутреннему дворику давным-давно лишился мебели, но на полу под слоем рыжей пыли еще виднелись остатки мозаики. От других украшений остались только щепки, мусор и облезлая краска. Мне чудились в сумерках скелеты, притаившиеся в тени, но желания шарить по углам, чтобы проверить, не ошибся ли я, не возникало.

Во дворе переливчатые глаза Нагрендры превратились в щелки.

– Лок, отмерь двадцать футов.

Я отсчитал восемь размеренных шагов от места, где стоял.

– Хорошие, ровные шаги. Отлично, – он приказал Ксое сделать то же самое. Самоуверенно усмехнувшись, она остановилась, не дойдя фута до места, где остановился я, но Нагрендра не обратил на это внимания. – Для наших целей сойдет. Ксоя, пройди еще сорок футов. Лок, начни от северной башни и отсчитай ровно десять футов точно по направлению к ней.

Пока мы выполняли его распоряжения, он оставался ровно посередине двора. Когда я остановился, отмерив четыре своих шага, он подошел ко мне и опустился на колени. Смахнув пыль с квадратных торцов мостовой, он послал меня принести валявшийся рядом булыжник. Взяв его из моих рук, волшебник с размаху обрушил его на камни, отбив уголок одного из них.

Обнажив кинжал, он выцарапал на камне цифру «один», а потом, к моему удивлению, резанул себя кинжалом по пальцу. Окровавленный палец он прижал сперва к треугольному осколку, а потом к камню, от которого он откололся.

– Еще двадцать футов, Лок.

Отсчитав их, я оказался почти рядом с Ксоей, и Нагревдра повторил все сначала на этом месте.

– Что ты делаешь?

– Ну, Лок! – Ксоя глядела на меня, как на недоумка. – Разве не ясно?

– Терпение, женщина! – челюсти ящера шевельнулись в грубом подобии улыбки. – Он разбирается в магии еще хуже тебя.

– Мои знания могут уместиться в наперстке, а снаружи останется целая Империя, – улыбнулся я, – но, как говорит мой дед, первый шаг к знанию – это признание своего невежества.

Нагрендра кивнул. Умирающее солнце бросало красные блики на его каменную кожу.

– Мудрый у тебя дед. В магии есть много законов. Один из них – закон Заражения. В соответствии с этим законом, каждая часть, происходящая из целого, сохраняет связь с этим целым. Каждый из этих осколков невидимо и неразрывно связан с камнем, от которого его откололи. А моя кровь связывает их непосредственно со мной. Пожалуйста, еще двадцать футов.

Я послушно прошагал мимо Ксои.

– Теперь я понял, что ты делаешь. А зачем?

– Чтобы убить бхарашади, – он взглянул на меня, и прозрачная пленка на мгновенье затянула его глаза. – Эти осколки помогут мне сфокусировать заклинания, как это делают с помощью волшебного жезла или посоха. Держа в руках этот осколок, я добиваюсь того, что заклинание сработает точно над тем камнем, от которого он взят.

– И твое заклинание действует на участке поперечником двадцать футов?

Нагрендра улыбнулся мне:

– Быстро соображаешь, но это у тебя в крови. Да, и я надеюсь, что этот двор окажется очень опасным местом для бхарашади.

Ксоя крутила в пальцах свою рыжую прядь.

– А что может помешать заклинанию сработать в том месте, куда оно направлено?

– А я думал, тебе в этих магических делах все ясно, – я подмигнул ей.

– Ясна идея, – она снисходительно взглянула на меня, – а в технике я слабо разбираюсь.

– Это потому, что ты не получила правильного образования. Иначе ты бы знала, как много факторов могут помешать действию заклинания. Сосредоточенность мага может нарушить страх или ранение. Во время сражения трудно концентрировать внимание, – он смочил кровью еще один камень. – Кроме того, моей магии могут противопоставить встречное заклинание. Еще двадцать, Лок.

Я отмерял шаги, задумчиво кусая нижнюю губу.

– Чтобы помешать "убийце стаи" достать меня своим заклинанием, ты как раз и применил встречное заклинание?

Волшебник мрачно кивнул:

– Я совершенно не правильно оценил его силу. К счастью, он использовал видимый импульс, ты уклонился, и мне удалось его отбить. Заклинания уничтожили друг друга, но остаточного действия хватило, чтобы растопить снег и сбить с коней нескольких всадников.

– Ну, спасибо, – улыбнулся я. – Забавно. Значит, твое заклинание было ошибочным и неточным, а его – точным и аккуратным? Ты только не обижайся…

– Я не обижаюсь, но и не вижу здесь ничего смешного. Это основа основ магии. – Нагрендра присел на пятки. – Магия Хаоса, чтобы быть действенной, должна упорядочить вероятностные процессы. Напротив, в пределах Империи мы, чтобы добиться магического эффекта, должны нарушить порядок, установленный существованием Ограждающей Стены. Как следствие этого, колдуны Хаоса вынуждены использовать дисциплины Порядка, а волшебники Империи своими заклинаниями пробуждают Хаос.

54
{"b":"26237","o":1}