ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

3

– Шах! – я с улыбкой передал доску Рорку. От этого движения мой плащ распахнулся, и холодный ветер с гор остудил мне грудь. Я поспешно запахнул полы. – Прости мне эту ловушку в последнем гамбите, – виновато добавил я. – Просто не мог удержаться.

Рорк развернул доску так, чтобы смотреть на нее со стороны своих фигур. Он задрал колено на луку седла и, морщась, разбирался в положении на поле.

– Хаос тебя побери, Лок, – тихое проклятие вырвалось у него изо рта струйкой пара, – Признавайся, где ты прячешь свой значок "два всадника"?

Я придержал Стайла и пропустил коня Рорка вперед по сужавшейся тропе.

– Я же говорил, нет у меня никакого ранга. В нашей деревне Быстрины не нашлось мастера, чтобы провести испытание.

Я ехал в середине колонны и иногда, оглядываясь, мог видеть хвост каравана, растянувшийся по заснеженной тропе, ведущей через перевал к Городу Магов. Пока мы играли, Рорк успел описать извилистый подъем к краю горной долины, в которой маги возвели свою крепость.

Выше уровня леса тропа была пробита в гранитном откосе. Век за веком караваны углубляли ее копытами лошадей и колесами телег. Но, вглядываясь в нагромождение гребней, пока Рорк обдумывал очередной ход, я не заметил никаких признаков близости того источника, из которого исходила сила, воздвигшая Стену и сдерживавшая напор Хаоса.

Мне все вокруг казалось новым и увлекательным. До сих пор Быстрины были самым большим людским поселением, какое я знал. Но во всей моей деревушке с окрестными хуторами вместе не набралось бы столько народу, сколько в нашем караване.

Дедушкин дом стоял среди плодородной равнины, совсем не похожей на каменистые земли предгорий и гранитные хребты, на которых кое-как прозябали одни только лишайники да стелющийся кустарник.

Даже голубое небо, дома казавшееся беспредельным, словно сжалось здесь, рассеченное горными вершинами.

Я не переставал напоминать себе, что все это – в порядке вещей. Мир вокруг меня не был затронут Хаосом. Тем более странными и удивительными казались мне те, кого, как Крона, коснулось дыхание Хаоса.

Никакие предостережения Ирин не могли удержать меня от романтических представлений о Той Стороне. Я мог без конца слушать рассказы рейдеров. "Рорк сказал, что Хаос у меня в крови"! – с гордостью вспоминал я. Путешествуя рядом с Ирин, Рорком и Крочем, я все яснее понимал, что все чудеса дворцового бала бледнеют в сравнении с тем, что можно повидать в одном-единственном рейде в Хаос.

Нет, я не забывал, что Хаос и воин-бхарашади по имени Катвир убили моего отца. И все же во мне росло желание побывать за Стеной.

Тропа, пройдя между двумя каменными столбами, снова расширилась. Я тихонько толкнул Стайла пятками, и мой гнедой легко догнал Рорка. Но через минуту я предпочел снова отстать, потому что Ирин покинула голову каравана и подъехала к нам. Мы со Стайлом дружно недолюбливали то создание, на котором она ездила, так что я не мешал своему мерину укрыться за крупом коня Рорка.

Лошадь Ирин – а я полагал, что родилась она лошадью, – явно много времени провела в Хаосе. Оранжево-черная чешуя ящера покрывала ее тело, странно сочетаясь с обычными конскими хвостом и гривой. В глазах горел "свет Хаоса", а два острых клыка, торчавших по бокам мундштука, придавали ей хищный вид, который, по-видимому, и тревожил Стайла. Чем на самом деле питалась эта скотина, я не знал и, честно говоря, не хотел знать.

Что касается самой Ирин, я только через пару дней сообразил, что зеленые волосы и острые уши – не единственные изменения, внесенные в ее внешность Хаосом. При дневном свете я разглядел, что, улыбаясь, она показывает клыки ничуть не хуже, чем у ее лошадки. Еще позднее я заметил: костяные шпоры на локтях и лодыжках не снимаются вместе с одеждой.

Поделившись своими наблюдениями с Рорком, я услышал в ответ обычное: "В Хаосе и не такое случается". Он тут же добавил, что Ирин еще повезло и что не все изменения, привносимые Хаосом, так симметричны и приятны на вид.

Ирин остановилась, перегородив нам дорогу, и сказала, тронув хлыстом поджатое колено Рорка:

– Рорк, Хаскелл просит тебя выехать вперед и предупредить волшебников, что мы опять собираемся нарушить их уединение.

– Что меня в тебе умиляет, Ирин, это твоя уверенность, что я слушаю коленями. Ну ладно. Слышу, слушаю и повинуюсь! Сдаюсь, Лок, победа твоя.

– Опять? – Ирин усмехнулась.

– Опять и опять… – Рорк со вздохом захлопнул коробочку и вернул ее мне. – В другой раз…

Я улыбнулся, как волк, приметивший овечье стадо, и пробормотал:

– Вот если бы ты взял меня с собой, мы могли бы играть, пока нас не нагонит караван…

– Это мысль! – заметил Рорк и бросил, обернувшись к Ирин, – присмотри за Крочем! Поехали, Лок!

Мы легко обогнали караван. Хаскелл махнул нам вслед рукой. Тропа поднималась вверх почти до гребня, а потом поворачивала вдоль хребта, обходя озеро, питаемое талыми водами. Мне показалось, что в его зеленой глубине мелькают какие-то тени, и я указал на них Рорку.

– Вряд ли там кто-нибудь водится, Лок, – усомнился тот, – это озеро снабжает Город Магов водой. Наверняка они давным-давно повывели здесь всю нечисть. – Поразмыслив, он добавил:

– С другой стороны, с них станется и запустить туда пару чудищ. На случай, если кто-то вздумает пакостить с водоводом.

– Кто же станет причинять вред Городу Магов? – удивился я. – Всем известно, что они сдерживают Хаос!

– Кое-кто думает, что миром должен править Хаос, – сказал Рорк. – У императора много врагов.

– Но они же все в Хаосе, верно?

– Не все, – возразил Рорк, осторожно огибая выступ стены. – Находятся и люди, которые считают, что в Хаосе им жилось бы лучше, чем под защитой Стены.

– Они сумасшедшие! – рассердился я. – Как можно ненавидеть Империю? Здесь всем хорошо живется!

– Даже так? – хмыкнул Рорк.

– А что, не так?!

– Да я и не спорю, – успокоил меня Рорк. – Но не все с нами согласятся. Не все одобряют печать порядка, лежащую на Империи. Некоторым не нравится наша система рангов, правил и ограничений. Это люди, а не порождения Хаоса, просто таким не по нраву любой порядок.

Мне вспомнилась семейка Тугов из Быстрин. Я кивнул:

– Верно, я встречал таких людей. Но они вовсе не хотят, чтобы Хаос снова опустошил землю.

– Конечно, однако именно среди них находятся и такие, кто этого все же хочет. Подхвативших эту заразу не так уж много, но зато они – настоящие фанатики. Да ты не мог не слышать о них. Уж не такая глухая дыра ваши Быстрины.

Я зябко поежился – и не от холода.

– Секта Пришествия Хаоса!

– Черная секта, – сурово уточнил Рорк. – Это те, кто стремится восстановить верховную власть Хаоса. И есть еще группа отступников-магов, возмутившихся против права своего магистра распоряжаться знаниями. Они в своем Эфирном Братстве слишком уж увлекаются искусством манипуляции, хотя и утверждают, что презирают политику и не вмешиваются в дела Империи.

Последние остатки моего наивного представления о мире, добровольно объединившемся против угрозы Хаоса, медленно испарялись.

– Тебя послушать, так Разделяющая Стена не сегодня-завтра рухнет – сказал я.

– Да нет же, Лок! – слова вырвались изо рта Рорка клубом пара. – Я просто хочу сказать, что люди часто так боятся Хаоса, что забывают об угрозе изнутри. Но не стоит беспокоиться – мы давно уже привыкли к жизни в шатком равновесии на краю ужаса. А все же по мне Хаос хорош уже тем, что там врага узнаешь с первого взгляда!

За поворотом тропы открылся узкий проход, в котором завывал ветер и вихрем кружились снежные хлопья. На мгновение я сжался от пронизывающего холода, но вскоре забыл о нем: в сотне ярдов дальше по тропе высились два гранитных колосса. Человекоподобные крылатые гиганты стояли, преклонив колено и склонив головы.

Слева опирался на рукоять меча бородатый воин. Женская фигура справа держала в руках волшебный посох. Даже вблизи я не смог различить на титанических нагих телах изваяний следов, оставленных резцом или временем.

8
{"b":"26237","o":1}