ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Свет под его ладонями из красного становился жёлтым, потом белым, потом снова красным. Камень покрылся паутиной тоненьких трещин; светившиеся ярко-красным щели расползались, становясь все шире. То и дело вспыхивал ослепительно белый свет и снова исчезал. В воздухе раздавалось гудение; лошади пугливо перебирали ногами.

Кусочки камня начали осыпаться на пол. Булыжники отскакивали от головы и плеч Рекарафи. На его волосах оседала серая пыль. Куски становились все больше. С грохотом посыпались камни. В плите появились сквозные щели. Огромный острый кусок камня накренился и закачался над головой Рекарафи. Через мгновение плита оглушительно затрещала и начала разваливаться.

— Рекарафи, беги!

Из стены вывалился огромный обломок, полетел вниз и ударился о мраморный пол. Он раздавил бы вирука, но тот успел вовремя отскочить. Он проехался по полу, оставляя за собой серые дорожки пыли. Из плиты вывалились ещё два куска, и образовалось неровное отверстие высотой с человеческий рост.

Келес подбежал к Рекарафи, но не стал к нему прикасаться. Багровый свет исчез; дыхание все ещё было неровным.

— Как ты? Что я могу сделать?

Вирук обессилено сполз на пол и прислонился к стене.

— Ничего. Дай мне спокойно отдохнуть несколько минут.

Келес посмотрел на отверстие в плите.

— Что ты сделал?

— Нечто обратное тому, что сделал раньше, когда разразился шторм.

— Сетка? Это сделал ты? Как? Ты же воин.

Рекарафи закашлялся.

— Сейчас я воин. Но я был им не всегда.

— Но то, что ты сделал… Это ведь магия, а магией у вируков пользуются лишь женщины! — Келес нахмурился. — Прости. На самом деле я ничего не знаю о вируках — только то, что ты сам рассказывал. Ты можешь объяснить мне?

— Когда-нибудь я подробно тебе все объясню. — Он с трудом поднялся. — Кратко говоря, — если что-то не разрешено, это ещё не значит — невозможно.

Боросан вынул из седельной сумки ещё один фонарь и протянул Тайриссе. Он снова посмотрел на свой прибор, постучал им по коленке и недоуменно пожал плечами.

— Что бы ты ни сделал, Рекарафи, песок совершенно чёрный. Прибор сломан.

Вирук отряхнулся.

— Ты сделаешь новый — лучше прежнего. Идёмте. Посмотрим, что нашёл для нас Келес.

Тайрисса кивнула в сторону лежащих воинов.

— А с ними все будет в порядке?

— Разве что здесь обитают привидения, Керу. — Рекарафи согнул руки в локтях и медленно отвёл их назад. В спине у него что-то хрустнуло. — Им ничего не угрожает. Идём.

Они вчетвером подошли к пролому в плите. Келес почувствовал, что его начинает мутить от волнения. Он был уверен, что за этой стеной находится погребальный зал. Заглянув в отверстие, он убедился, что нарисованная им в пыли схема почти полностью соответствовала действительности, словно магия каким-то образом позволила ему заранее увидеть усыпальницу и в точности нарисовать её. Дед был бы уверен, что это полная чепуха; однако Келес видел в голубоватом свете фонарей именно то, что представлял себе несколько минут назад.

Тайрисса пролезла в отверстие первой; за ней последовал Келес. Боросан и его джианриготы прошли за ними; вирук задержался возле пролома, шумно принюхиваясь.

— Этот зал давно запечатан, и здесь уже долго кто-то живёт.

— Кто-то живёт? — Боросан поднял фонарь над головой. Голубое сияние разлилось по помещению. — Я не вижу здесь никого живого.

— Я тоже не вижу. — Рекарафи потёр переносицу. — Люди такие хрупкие.

Келес огляделся, хмурясь. В этом зале были не только стенные ниши с погребениями, но и стоящие рядами гробницы на полу. Все были вырезаны из известняка; на некоторых выбиты портреты покоящихся внутри воинов в полный рост.

А потом одно из изображений пошевелилось. Келес отпрянул, налетев на вирука.

— Призрак!

Рекарафи покачал головой.

Существо ростом с ребёнка, с бледной кожей цвета слоновой кости, уселось на корточки и обхватило тонкими руками костлявые колени. Его голова с огромными глазницами и резко очерченными скулами казалась слишком большой для маленького тела. У существа было две пары глаз обычного размера, чёрных, с мелькавшими в них золотыми искорками; вторая пара располагалась посередине высокого лба. Но сверху и снизу виднелись глаза поменьше — золотого цвета, с крошечными чёрными зрачками.

Келеса пробрала дрожь. Он помнил детские считалки и истории о героях, пускавшихся в опасные путешествия и случайно встречавших Сотов высшей ступени — Глунов. Во времена могущества вируков те высоко ценили своих невольников-Сотов. Соты последовательно переходили с одной жизненной ступени на другую; Глуны встречались реже всего, насколько было известно людям. Говорили, что дополнительные глаза позволяют им видеть будущее. Встреча с Глуном считалась дурным предзнаменованием.

— Вирук? Никогда бы не подумал, что увижу здесь вирука.

Рекарафи выбрался из отверстия.

— Твои глаза слишком малы, чтобы видеть будущее вируков.

— У вируков нет будущего. Тут мне нечего видеть. — Глун покачал головой. — Эти люди — подходящая компания для тебя. В их будущем тоже пустота. И смерть только что подошла очень близко к одному из них.

Келес открыл рот, собираясь возразить, но внезапно его пронзила невыносимая боль. Нирати? Только не это! Нирати! Он почувствовал, что падает, попытался ухватиться за что-нибудь, но не сумел. Мир вокруг него рассыпался на куски и померк.

Глава шестьдесят первая

Седьмой день Месяца Волка года Крысы.

Девятый год царствования Верховного Правителя Кирона.

Сто шестьдесят второй год Династии Комира.

Семьсот тридцать шестой год от Катаклизма.

Немехиан. Каксиан.

Джорим посмотрел на город внизу и почувствовал, как к горлу подступает дурнота. Причиной было не съеденное им мясо Мозойан и не прочие события вчерашнего дня. Аменцутли приготовили роскошный пир со множеством блюд, и не только из мяса амфибий. Наленирцы добавили рис и прочие традиционные продукты, которые местным жителям казались не менее необыкновенными, чем лошади и колесницы. Джорим и наверху пирамиды слышал пение и звуки празднества, начавшегося, едва первые лучи солнца коснулись горизонта.

Энейда Грист посмотрела на восток.

— Снова алый встал рассвет — морякам покоя нет.

— Меня беспокоит не погода и не то, что предвещают небеса. И даже не то, что эти люди считают меня богом.

— Нет? — Энейда улыбнулась. — Полагаю, меня бы это беспокоило. Я несу ответственность за наши корабли, но вы — за всех этих людей.

— Я не бог.

— Почему вы так уверены в этом? — Йезол опустился на колени в дюжине футов по левую руку от Джорима. — Некоторые полагают, что те, кто достиг джейданто, могут пойти к следующей цели — стать божеством.

— Вы сами и ответили на собственный вопрос. Я не джейкаи. Мне не стать божеством.

— Прошу прощения, Мастер Антураси, но я хотел бы возразить. — Советник смиренно опустил руки и тихим голосом продолжил:

— «Учитель сказал: нет такой цели, которой нельзя было бы достичь различными путями». Как я сказал, некоторые полагают что существует подобный путь достижения божественности. Возможно, они ошибаются. То, что вы нам рассказали, означает, что есть другой путь, и вы действительно можете стать богом.

Джорим нахмурился.

— Не понимаю.

— Но ведь это просто, Мастер Антураси. Теткомхоа, когда-то уплывший на запад, вполне мог быть Тайхуном — Учителем Урмира. Здесь он был богом, а на землях Империи — человеком. Следовательно, бог может стать человеком.

— Да, но не наоборот. К тому же то, что его считали человеком, не обязательно означает, что он утратил божественную силу.

Йезол улыбнулся.

— Так же как и то, что мы считали вас человеком, не означает, что вы не обладаете божественной силой.

Джорим поднял руку.

— Не имею ничего против словесных игр, но только не сейчас, Йезол. Я не выспался и плохо соображаю.

114
{"b":"26238","o":1}