ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Несмотря на то, что у меня пока всего лишь Верхняя ступень, я отправлялся всюду, куда ты меня посылал. Я научился всему, что ты считал необходимым для меня. Я был послушен и исполнителен. В качестве награды мне досталось место на «Волке Бури». И все же ты не рассказал мне о двойных часах. Ты решил, что я поеду на корабле, до того, как узнал об их существовании, подвергая меня риску заблудиться или привезти назад неточные данные? Или я просто настолько мелкая сошка, что мне можно не рассказывать о новых приборах? Я должен был подготовиться к работе с двойными часами.

— То есть ты полагаешь, что я считаю тебя ненадёжным.

— А разве я могу сделать другие выводы? — Келес тяжело вздохнул. — Полагаю, ты не доверяешь нам обоим.

— В каком смысле?

Откликнулся Джорим.

— В том смысле, что тебе восемьдесят один год. В том смысле, что Улан не может — из-за своего положения и недостаточной подготовки — занять твоё место. Его сыновья и внуки тоже. В том смысле, что нашего отца, который мог бы это сделать, давно нет в живых. В том смысле, что ты отправляешь Келеса, который мог бы заменить тебя, в длительное путешествие, а он пока не приобрёл необходимых умений, чтобы выполнять твою работу! Ты жалуешься, что я совершаю поступки, которые не приносят пользы нам, но сам ведёшь себя точно так же.

— Келес не готов занять моё место. А ты — тем более.

— О, даже если ты прикуёшь меня цепями к этому столу — я никогда не поверю, что ты станешь готовить меня как свою замену.

— Так. Значит, у вас и в самом деле возникли подозрения, что я вас ограничиваю. Прекрасно. — Киро прищурился. — Вероятно, вы полагаете, что мне пора уступить место новому поколению, но я забыл больше, чем вы когда-либо будете знать!

— А вдруг ты забудешь и остальное, не успев научить нас?

— Да прекратите же вы. — Келес посмотрел на брата. — Благодарю, но я в состоянии говорить сам за себя.

— Тогда говори.

Киро и Джорим хором произнесли эти слова, глядя на Келеса.

— Хорошо. — Келес выпрямился. — Совершенно очевидно, дед, что Джорим больше годится для путешествия на «Волке Бури». Я и в самом деле плавал больше, чем он, но ненамного. Ты снарядил этот корабль для путешествия в неведомое. Его команду ожидают новые земли, неизвестные растения и животные, встречи с незнакомыми народами. Мне всё равно, что тебе до этого нет никакого дела, зато это нужно Правителю и нашему народу. Джорим лучше подготовлен для того, чтобы получить и привезти сюда эти сведения. Я могу проводить исследования и делать вычисления, а он способен открывать новое. Ты же не настолько глуп, чтобы поддаться своему гневу и рисковать величайшей в жизни экспедицией, позволив «Волку Бури» уплыть без Джорима, правда? Ты злишься на него, потому что вы с ним очень похожи, это так очевидно для всех, кроме тебя самого!

— Значит, вот как обстоит дело? — Киро полуобернулся и жестом указал на карту. — Ты унаследуешь моё место? Будешь делать мою работу? Утирать мне рот, подтирать задницу? Заботиться обо мне, когда я впаду в старческое слабоумие?

— Нет, дисейкир, я буду учиться у тебя. Я буду слушаться тебя во всем, чтобы твоё дело жило вечно.

— О, разумеется, Келес, почему я должен думать иначе? — Киро повысил голос. — Ты учился у меня, пока эта девчонка, торгашеское отродье, не заставила тебя выдавать наши тайны своей семейке. Тебе меня не одурачить.

Келес вспыхнул.

— Маджиата больше не доставит хлопот. Ей дана отставка, ради благополучия семьи.

— В самом деле?

— В самом деле. — Келес обнаружил, что его руки стиснуты в кулаки, и заставил себя разжать их. — Я не собираюсь занимать твоё место. Я знаю, что и не смог бы заменить тебя. Я всего лишь хочу приобрести умения, которые позволят мне продолжить твоё дело.

Старик медленно кивнул.

— Посмотрим, посмотрим.

Джорим, казалось, собирался что-то добавить, но Келес схватил его за накидку и подтолкнул к выходу. Согнувшись в низком поклоне и увлекая за собой Джорима, Келес мягко произнёс:

— Твоя мудрость неоспорима, дед. Мы служим твоей воле и твоим желаниям.

Они выпрямились. Киро слегка наклонил голову в сторону внуков.

— Эти слова могут стать для тебя благословением или проклятием, Келес. Молю небеса, чтобы тебе хватило мудрости отличить одно от другого.

Глава шестая

Первый день Празднества Урожая года Собаки.

Девятый год царствования Верховного Правителя Кирона.

Сто шестьдесят второй год Династии Комира.

Семьсот тридцать шестой год от Катаклизма.

Морианд.

Наленир.

Моравен Толо пробирался через веселящуюся толпу с лёгкостью дыма, проникающего сквозь листву дерева. Там, где другие видели людей в причудливых, украшенных разноцветными перьями маскарадных костюмах, с лицами, скрывающимися за масками, он различал потоки энергии. Толпа временами двигалась медленно, иногда — стремительно катилась, словно огромная волна. Поводя плечами или немного разворачивая бедра, Моравен двигался своим путём, почти не обращая внимания на людей вокруг.

Он миновал толпу и углубился в город. Ему нравилось Празднество, и он множество раз наслаждался им в Морианде. Даже если бы Мастер Ятан не послал за ним, Моравен обязательно бы приехал именно в этот особенный год. Постепенно его захватило чувство нетерпения; он удивился, поскольку полагал, что давно научился с ним справляться.

Он улыбнулся сам себе. Ему нравились представления, и он любил пышные, величественные зрелища. Проводя столько времени в дороге, Моравен почти не имел возможности потакать своей склонности, что, как он полагал, неплохо для совершенствования души и его искусства. И, тем не менее, он завидовал гуляющим и задавался вопросом: как это выглядело столетия назад, когда ещё существовала Империя? Он совершенно точно знал что Празднества были ещё великолепнее и восхитительней; если бы Моравен мог вместо путешествия по улицам Морианда совершить прогулку назад во времени, он, не задумываясь, воспользовался бы возможностью побывать на древнем гулянии.

Празднество Урожая всегда — за исключением голодных лет — было необыкновенно изобильным. После тяжёлой весенней и летней работы можно было набить желудки свежей и вкусной едой; в кошельках звенели вырученные с продажи излишков урожая монеты. Выдержанные многолетние вина наконец разливались по бутылкам; лучшие пивовары соревновались друг с другом в мастерстве; торговые суда привозили невиданные предметы роскоши, — это добавляло новизны Празднеству и приводило в восторг всех его участников. Приезжало множество иноземных гостей, фокусников, торговцев, так что глаза разбегались при взгляде на эту суматоху.

Толпа расступилась — один человек принялся жонглировать, другой выдувал длинные, поднимающиеся к небу языки пламени. Дети в восторге завизжали, чья-то собака залаяла, прячась в ногах у хозяина. В воздухе плыл аромат хорошо приправленного жарящегося мяса, легко перебивающий горьковатый запах скисшего пива; тут и там звучал громкий смех. Иногда Моравен замечал устремлённый на него взгляд, но никого не узнавал. Любой из этих людей мог быть тем, кто ранил его в прошлом, но Празднество — неподходящее время, чтобы поминать былое.

Пробираясь по переполненной народом улице, Моравен отыскал нужный переулок. Высоко на стене возле поворота он различил символ, который любому другому показался бы просто треугольной трещиной в штукатурке. Моравену же знак говорил, что здесь он отыщет Фойна Ятана. Он не знал, почему его не вызвали к серрианцам раньше, однако решил не задавать Учителю вопросов.

Несколько человек направлялись по переулку в сторону улицы; Моравен миновал его беспрепятственно. Он оканчивался небольшим внутренним двориком. Второй переулок, слева, вёл на улицу, где встречалось значительно меньше гуляющих. Воин приблизился к дворику и миновал ворота в высоком деревянном заборе.

Деревянные стены окружали маленькую двухэтажную гостиницу. На вывеске над дверями была изображена жонглирующая собака. Моравен улыбнулся: именно так Учитель Мастера Ятана называл Правителя Нелесвина. Моравен подозревал, что владелец гостиницы понятия не имеет об этом значении вывески; он оценил чувство юмора своего Учителя.

14
{"b":"26238","o":1}