ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ну, это совершенно естественно, а ещё нужно иметь маленького братца, которому так часто бывает необходим мудрый совет.

— Ага. Был бы и в самом деле таким умным, не попался бы Вируку под острые когти.

Келес засмеялся.

— Это уж точно. — Он согласно кивнул брату. — Я внимательно слушал тебя. Я возьму с собой лук и буду тренироваться.

Джорим широко улыбнулся.

— Рад это слышать. На самом деле я уже взял на себя смелость и добавил к твоей поклаже второй из двух моих лучших луков. Я бы отдал тебе свой любимый, но пока ты не сможешь его натянуть. Но и тот, который я тебе отдаю, способен пробить броню на расстоянии в сорок пять ярдов.

— Ты отдаёшь мне свой лук, чтобы мне не пришлось подходить слишком близко и вынимать из ножен меч, правда?

Джорим наклонился и похлопал брата по колену.

— Келес, я постараюсь выразиться помягче. Ты настолько плохо владеешь мечом, что даже яблоку не о чём беспокоиться, если ты вдруг решишь разрезать его ножом.

— Я не настолько плох.

— Почти что настолько. Впрочем, это не имеет значения. — Джорим запустил руку в правый рукав и достал кольцо из нефрита с длинным, около дюйма, выступом, закручивающимся на самом конце. — Это кольцо я разыскал здесь, в Морианде. Когда-то оно принадлежало Панилу Иширу. О нем даже упоминается где-то в твоей книжке, хотя и мельком. Он был одним из лучших лучников Империи. Тренируйся с этим кольцом, и скоро ты будешь стрелять лучше кого бы то ни было во всем мире.

Келес принял из рук брата гладкое, блестящее кольцо. Выступ защищал подушечку большого пальца в том месте, где её резала натянутая тетива. От прохладного камня не исходило никакого ощущения магии, ничего, что указывало бы на принадлежность кольца великому герою древности. Но Келес ничуть не сомневался, что оно будет действовать именно так, как сказал Джорим, помогая ему совершенствовать свои умения. И ещё он знал, что брат заплатил за кольцо немалую цену.

— Это чересчур щедрый подарок, Джорим. Я не могу взять такую вещь с собой в Пустоши. И тебе самому оно понадобится не меньше моего там, куда ты направляешься.

— Ерунда. — Джорим взял брата за руку и заставил его сжать ладонь с лежащим на ней кольцом. — Тебе оно пригодится, я в этом уверен.

Келес вздохнул.

— Я возьму его, но только потому, что предполагаю нечто большее. Панил Ишир — один из тех, кто предположительно пережил наступление Катаклизма. Он где-то там, вместе с Бессмертной Императрицей, готовый по-прежнему служить ей, когда наступит решающий миг и она вернётся, чтобы защитить свои Девять Княжеств.

— Да что ты говоришь? — Джорим расхохотался. — Нет, уж лучше читай воспоминания Амениса Дукао. Им и то можно верить больше, чем сказкам о Спящей Императрице!

Келес смущённо пожал плечами. Спина мгновенно отозвалась резкой болью.

— Ты просто не вполне правильно это воспринимаешь. И в сказках есть смысл.

— Да ты несёшь полную бессмыслицу, так что мне даже любопытно, какие доказательства ты можешь привести, хотя и ясно, что они будут совершенно дурацкими!

— Они вовсе не дурацкие. Силы Империи, несомненно, победили в той битве, иначе варвары давно захватили бы Княжества. Кирса вместе с прочими выжившими воинами оказалась в западне на месте битвы. Катаклизм изменил это место, там появились чудовища и прочие вещи похуже турасиндцев, представляющие куда большую угрозу для Империи. Императрица и уцелевшие воины остались там, чтобы сдерживать это, чем бы оно ни было. Иначе чудовищные твари давно заполонили бы земли Княжеств. Это звучит вполне разумно.

— Это было бы разумно, если бы ты не занимался построением предположений на заведомо ошибочных предпосылках. Ты полагаешь, что из Пустошей в Княжества не являются чудовища, поскольку их оттуда не выпускают. Если чудовища действительно существуют, и если их действительно кто-то уничтожает в Пустошах, не позволяя распространиться по остальному миру, — почему ты считаешь, что это дело рук Кирсы и её войска? К тому же, хотя они и были поголовно великие герои, с тех пор прошло не одно столетие. Сомневаюсь, что кто-то из них может быть жив до сих пор.

— Кайринус жив.

— Он не был героем.

— Неважно. — Келес кротко улыбнулся. — Если выжил хотя бы один, и если это окажется Панил, разве это будет не прекрасно — столетия спустя вернуть принадлежащее ему по праву?

— Если только он не примет тебя за расхитителя гробниц и не пристрелит без долгих разговоров. — Джорим покачал головой. — Временами, Келес, ты меня просто поражаешь. Не иначе как тебе в голову ударил яд с когтей Вирука.

— Ну и ну. По-моему, ты верил в эту чепуху не больше меня.

— Точно. Но теперь я поумнел. Одна из причин, по которой я тебе так отчаянно завидую — ты наверняка увидишь вещи куда более удивительные, чем Спящая Императрица.

— А может быть, и её тоже.

— Может быть. О тех местах ходят разные слухи, вдевятеро причудливей описанного в этой книге. — Джорим на мгновение нахмурился. — Странно другое. Что остановило вируков? Почему они не воспользовались Катаклизмом и не вернули себе утерянную власть над миром? Они лучше переносят холод, чем люди, и менее подвержены действию магии. Они могли вернуться. Но они не вернулись.

— Вот видишь! Что, если это она?

— Или это они убивают тварей, а ты приписываешь их дела ей.

— Возможно. Не слишком-то приятно думать, что это может оказаться правдой. — И Келес осёкся. Он внезапно осознал, что слова Джорима могут иметь совсем другой смысл. В голову ему пришла нежданная мысль. Келес почувствовал, как страх сжимает его сердце. — Во время той битвы в мир выплеснулось достаточно магии, чтобы изменить привычный ход вещей. Что, если последствия были ещё более ужасными?

— А именно?

— А именно, открылся проход, через который к нам могут свободно попадать существа из иного мира? Что, если Вируки провели годы, сражаясь с тем, что выплёскивалось в наш мир через эту дверь, а иначе они не выжили бы?

— Ну, Келес, если все случилось именно так, я могу сказать тебе вот что. Во-первых, научись хорошо стрелять. Очень хорошо. — Глаза Джорима сузились. — И внимательно следи за тем, что творится у тебя за спиной. Не стоит приводить домой непрошеных гостей.

Глава двадцать третья

Девятый день Празднества Урожая года Собаки.

Девятый год царствования Верховного Правителя Кирона.

Сто шестьдесят второй год Династии Комира.

Семьсот тридцать шестой год от Катаклизма.

Вентокикан, Морианд.

Наленир.

Правитель Кирон взмахом руки отослал служителей и младшего советника.

— Я сам закончу одеваться. Советник Делар, подождите снаружи, пока мы с Мастером Антураси не закончим. Потом вы проводите его обратно в зал.

Советник молча поклонился, подождал, пропуская служителей, и удалился, плотно прикрыв за собой дверь.

Правитель подёргал ткань, расправляя одеяние, и взглянул на Келеса Антураси. Молодой человек был бледен и выглядел немного напуганным. И то, и другое было вполне объяснимо. Кирон улыбнулся, опустил руки и расправил плечи.

— Ну что, смотрится?

— Да, Ваше Высочество, — хрипло проговорил Келес. На нем самом была простая чёрная накидка, лишь спереди украшенная вышитым гербом семьи Антураси, под накидкой — зелёная туника и шаровары. — Да, Ваше Величество, это что-то необыкновенное.

— Но не то, что вы ожидали на мне увидеть? — Правитель подошёл к низенькому круглому столику, по бокам которого стояла пара кресел. Келес увидел на столешнице, точно посередине, небольшой ящичек из тёмного дерева. Правитель опустился в кресло и жестом предложил сесть Келесу. Тот неловко поклонился и сел, чувствуя себя неуверенно.

— Прошу вас, Келес, не волнуйтесь. Я позвал вас не для того, чтобы отчитывать или давать указания. Я считаю вас другом, и мне небезразлична ваша судьба. Мой лекарь сообщал мне о состоянии вашего здоровья. Он протестовал против вирукианской магии, но вынужден признать, что это вам помогло. — Правитель с удобством расположился в кресле. Он даже вытянул ноги и положил одну на другую. — Вы оказали мне честь, посетив вместе с семьёй сегодняшний приём. Я даже рискну предположить, что вы собираетесь отплыть вверх по реке одновременно с братом, который отправится вниз по течению на «Волке Бури».

46
{"b":"26238","o":1}