ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Да, Ваше Высочество. — Келес поднялся с кресла и поклонился.

Прежде чем он успел выпрямиться, Правитель встал и легонько похлопал его по плечам.

— Вы поклонились, хотя это и причиняет вам боль. Это показывает глубину вашей души, Келес. Ваше будущее и будущее нашего народа отныне тесно связаны. Вместе нас ждёт процветание. Никогда не забывайте, что здесь вас любят, чтят и с нетерпением ожидают вашего возвращения.

Келес кивнул, выпрямившись, и вышел из комнаты. Когда дверь за ним закрылась, Правитель обернулся к ширме в углу комнаты.

— Теперь мы можем спокойно поговорить.

В комнату шагнул Моравен Толо, одетый во все чёрное. Только накидку украшали изображения тигров.

— Я слушал, как вы и просили, Правитель Кирон.

— Прошу прощения, серркаи, что вовлёк вас в этот небольшой обман, но мне необходимо было, чтобы вы услышали две вещи. Во-первых, как вы могли убедиться сами, он не имеет ни малейшего представления о том, с чем может столкнуться. Он простодушен, как дитя, и ему необходима защита.

Воин склонил голову.

— Вы хотите, чтобы я защищал его?

— Я никогда не предложил бы вам роль простого наёмника, серркаи. Но мне показалось, учитывая поручение, данное вам дисейсерром Ятаном, что по дороге вам вполне может пригодиться умелый картограф.

— Ваши слова мудры, Ваше Высочество, не стану отрицать. — Моравен обернулся и посмотрел в сторону двери. — Мне ведь не придётся в одиночку наблюдать за успешным завершением его путешествия?

— У вас есть ученик.

— Верно, Ваше Высочество. Но вы не ответили на мой вопрос.

— Он будет не один. — Правитель вытащил из складок накидки запечатанный красным воском бумажный пакет. — У меня есть ещё одно поручение для вас обоих. Откройте пакет, когда встретитесь с ним в Грие.

Глаза Моравена сузились.

— Я не отказываюсь от службы Короне, Ваше Высочество. Мы оба знаем, чем я обязан вашей семье. Однако вы поручили мне выполнение двух заданий. Оба трудны, и оба подразумевают большую ответственность. Вы многого от меня требуете.

Кирон спрятал в уголках губ появившуюся было улыбку.

— Намедни вы развлекали меня по просьбе друга. Теперь я прошу вас отдать долг чести Дому Комира. И после этого Дом Комира будет, в свою очередь, обязан вам.

Моравен едва заметно поклонился и снова поднял голову.

— Даже играя мной, словно игрушкой, вы не поможете мне отдать долг.

— Некоторые долги невозможно вернуть, Моравен Толо. Давайте думать в первую очередь о деле.

Голос Правителя смягчился, и он продолжил, но уже тише:

— Во время странствий вы спасаете отдельных людей от постигших их несчастий. Сейчас же вам предстоит найти способ предотвратить войну и спасти многих. Я возьму на себя долг, ведь мы оба понимаем, что в случае вашего успеха выиграет государство.

— Если бы положение не было настолько серьёзным, я отказался бы, Правитель Кирон. — Моравен почтительно поклонился. — Надеюсь, мне удастся преуспеть.

— И я на это надеюсь. — Кирон поёжился. — А если нет… Возможно, Дом Комира канет в небытие, и долги будет возвращать некому.

Глава двадцать четвёртая

Девятый день Празднества Урожая года Собаки.

Девятый год царствования Верховного Правителя Кирона.

Сто шестьдесят второй год Династии Комира.

Семьсот тридцать шестой год от Катаклизма.

Вентокикан, Морианд.

Наленир.

Келеса ничуть не удивило, что первой после возвращения из покоев Правителя к нему подошла сестра. Многие видели, как Келеса увели, и, разумеется, всем было любопытно: он отправился за наградой или наказанием? Он вернулся без видимых признаков милости Правителя, и большинство решило на всякий случай не обращать на него внимания.

— Чем ты так обеспокоен, Келес? — Нирати взяла брата под руку и погладила по спине. — Ты напуган.

Он взглянул на сестру, осознав, что она совершенно права.

— А я думал, ты не умеешь читать мои мысли.

— У тебя все написано на лице. — Она ободряюще улыбнулась. — Но даже если бы и обладала таким даром, то не смогла бы читать твои мысли, а уловила лишь то, что ты сам захотел бы мне передать.

— Тогда промолчим. — Келес увлёк Нирати в сторону стола с напитками. Слуга поднёс ему небольшой фарфоровый кубок со сладким вином. Он отпил и повёл плечами, словно намереваясь отбросить прочь болезненные ощущения в спине.

— Правитель не сделал ничего, что могло бы меня напугать напротив, он старался сделать все, чтобы придать мне уверенности. Знаешь, я принял его слова близко к сердцу, и ты бы на моем месте чувствовала то же, Нирати. Не бойся за меня.

Сестра взяла кубок с вином и прищурилась.

— Я пообещаю, что не буду волноваться, ты расскажешь мне?

— Не могу. Он запретил мне касаться вопросов, которые мы обсуждали, с кем бы то ни было. Я могу рассказать историю для гостей, но ведь ты всё равно поймёшь, что это неправда.

Нирати посмотрела на него поверх кубка.

— Объясни мне, чем же ты напуган?

— С этим все ещё сложнее. — Келес глотнул вина, мельком подумав, что, возможно, стоит выпить его залпом. Может быть, это поднимет настроение? Но умом Келес понимал, что лучше не станет. Это не упростит положения, в котором он оказался. Лучше уж смотреть трудностям в лицо, чем отворачиваться от них. — Пока мы с Правителем беседовали, я осознал, что на меня возложена огромная ответственность. На днях мы с Джоримом обсуждали предстоящее путешествие, и он обрисовал возможные опасности. Я решил, что всё это не смертельно. Одна-две метко пущенные стрелы — и неприятности позади.

Нирати рассмеялась.

— Ну, умение метко стрелять в любом случае тебе не помешает.

— Это так, но Правитель недвусмысленно дал мне понять, что моя задача гораздо значительнее, чем кажется на первый взгляд. Я еду в Пустоши не только потому, что вызвал гнев деда, испортив ему праздник. Это важно для Наленира, возможно, жизненно важно. Я-то полагал, что все дело в более бурной, чем обычно, семейной разборке. Нет же, все куда серьёзнее.

Она понимающе кивнула.

— Он поднял ставки. Теперь цена гораздо выше.

— Как будто мало простой возможности погибнуть. Совершенно верно.

— И ты хотел, чтобы я не волновалась?

Келес нагнулся и поцеловал сестру в лоб.

— Точно. Моих переживаний вполне хватит на нас двоих. Я хочу быть уверен, что ты осталась в безопасности здесь, в Морианде, что ты веселишься, разбиваешь сердца поклонников и так далее. Найди кого-нибудь, кто станет достойным прибавлением для нашего семейства!

В глазах Нирати промелькнули озорные огоньки.

— Тогда моя задача посложней твоей, учитывая, что дед с матушкой день-деньской неусыпно следят за мной. Но всё-таки надежда есть.

Келес обернулся, проследив за направлением её взгляда. В зал входила Маджиата Фозель с семьёй. Вместе с ними шёл высокий человек, одежда и манеры которого выдавали уроженца Дезейриона. Он был, несомненно, красив, и принадлежал к тому типу мужчин, который определённо нравился Нирати. Граф навещал Келеса во время болезни, и тот нашёл, что он к тому же умён. Это тоже хорошо; Нирати не выносила идиотов.

— Ну-ка, Нир, скажи: он тебе нравится сам по себе или потому, что с ней?

Он почувствовал, что Нирати поражена его словами.

— Ну и ну. Твои губы двигаются, а я слышу слова Джорима.

— Ты не ответила.

— Одна из причин важнее, но другая добавляет ощущениям остроты, дорогой братец. — Нирати смотрела, как Маджиата оставила спутников и двинулась в их сторону. — Я вас оставлю.

— А может, ей нужна ты. Что, если она собирается заявить, чтобы ты не вмешивалась?

— Пусть отправит мне письмо. Правда, для этого придётся выучиться писать. — Нирати поцеловала его в щеку и прошла мимо Маджиаты, не удостоив ту даже кивком.

Келес кивнул подошедшей к бывшей невесте.

— Счастливого Празднества.

— Тебе того же. — Маджиата сложила руки на талии. — Рада видеть, что твои раны зажили.

48
{"b":"26238","o":1}