ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Зорро в снегу
Принца нет, я за него!
Сочувствующий
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
Скандал с Модильяни
Вверх по спирали
Костяная ведьма
ПП для ТП 2.0. Правильное питание для твоего преображения
Мозг подростка. Спасительные рекомендации нейробиолога для родителей тинейджеров
Содержание  
A
A

Койр склонил голову. На молодом человеке было платье зелёного цвета с вышитыми золотой нитью собаками, — но ничего, что указывало бы на покровительство наленирского Дракона, под защитой которого жили эти собаки. Как прекрасно были бы видны на этом изумрудном шёлке пурпурные волокна… Койр намеренно оделся так неуважительно, и все трое это знали. Но все понимали и то, что обратить на это внимание — значило бы позволить ему торжествовать победу.

— Советник, мы ценим вашу внимательность. Но вопрос состоит в следующем. Вы помогаете нашему общему врагу в то время, когда он слабее всего. Впервые за множество девятилетий у нас появилась, наконец, возможность изгнать его из Гелосунда. Ваше зерно делает сильнее его солдат. В то же самое время, вы замедлили поставки риса в Гелосунд. Мы не понимаем, в чём состоит ваш план?

Кирон старался дышать ровно. Гелосундцы все ещё не пришли к соглашению, кто должен стать наследником последнего Правителя, единственный талант которого, похоже, состоял в способности заводить детей от кого угодно, кроме собственной супруги. Впрочем, я и сам встречался в его вдовой и нашёл её настолько уродливой, что предпочёл бы постричься в монахи, чем лечь с ней. Гелосундские чиновники собрали совет, который и должен был решить, кто из бастардов Правителя взойдёт на трон, — в равной степени преследуя целью сохранение собственной власти и устранение всяческих притязаний со стороны вдовы Правителя. Это сделало её ещё менее привлекательной в глазах Кирона, и он оставил всякую мысль о женитьбе на ней из политических соображений.

Наленирский министр тихо ответил:

— Мы помогаем зерном не солдатам Дезейриона, а голодающим людям.

— Но, советник, вам должно быть известно, что Пируст забирает рис у своих людей, чтобы накормить войско!

— Разумеется. Мы предполагали, что так и будет. Пускай солдаты набивают животы плохим местным рисом, а наше золотое зерно попадает на стол к жителям Дезейриона. Вы думаете они не догадываются, откуда оно взялось? Им прекрасно это известно, и они знают, кого благодарить за то, что их старики и дети смогут выжить. Они будут считать Наленир божественной землёй.

— Что только убедит их присоединиться к армии Пируста, когда он двинет войска на юг, чтобы захватить все это богатство! Они пройдут через Гелосунд, и мы не сможем остановить их, поскольку наши воины связаны по рукам и ногам. Наши возражения справедливы!

Пелат кивнул.

— Верно, справедливы, но ведь вы думаете не о защите, а о нападении. Вы собираетесь захватить Мелесвин.

Нижняя губа Койра недоуменно задрожала. Он был поражён осведомлённостью Пелата и тем, как грубо и откровенно высказался министр. Если бы все происходило согласно установленным правилам, беседа бы неспешно продолжалась, слово за слово приближаясь к этой теме, и прошло бы ещё достаточно времени, прежде чем Койр заговорил бы о намерении занять бывший третий по величине гелосундский город.

— Нашим доверенным лицам стало известно, что, побеседовав с Его Высочеством Правителем Кироном, Пируст согласился отозвать войска из Мелесвина. Мы хотим вернуть себе город и освободить наших людей.

Кирон знал, что это ложь. С давних пор Мелесвин находился во владении Дезейриона; город разросся, половина его располагалась уже на северном берегу Чёрной реки. После завоевания Мелесвина гелосундцы покинули его, и город заселили дезеи. По сути, он давным-давно перестал быть гелосундским городом. Попытка отобрать Мелесвин у Дезейриона окончится кровопролитием, и Пируст будет вынужден ответить тем же.

— Советник Йорам, мы во всех подробностях изучили положение вещей, — Пелат сложил ладони вместе, — и полагаем, что нападение на Мелесвин — неудачная мысль. Мы не станем поддерживать вас в этом начинании.

Койр даже не пытался скрыть возмущение.

— Вы хотели сказать, что не позволите нам это сделать! Это говорите вы. Мои слова более обдуманны и больше соответствуют действительности.

— Я позволю себе напомнить вам, советник, что Гелосунд — суверенное княжество, и мы имеем право защищаться от врагов и преследовать свои собственные интересы. Мы всего лишь хотим вернуть себе земли, отобранные жадными захватчиками, и это тоже наше право! Более того, чем сильнее мы, тем в меньшей степени Дезейрион угрожает вам!

Движением запястья Кирон с треском раскрыл веер, который держал в правой руке. Золотой дракон на пурпурном поле развернул крылья, скрыв нижнюю половину лица Правителя.

— «И Учитель сказал — хорошая собака слушается хозяина, и бывает вознаграждена. Пустолаи же лишь раздражают».

Койр остолбенел, Пелат тоже боролся с изумлением. Согласно предписаниям, Кирон не должен был ничего говорить, оставаясь внешне безучастным и неподвижным. Он закрыл лицо веером, так что правила этикета обязывали их делать вид, будто ничего не произошло, хотя оба прекрасно слышали цитату из предписаний Урмира. Но в то же самое время они не могли не обратить внимания на слова Правителя.

В голубых глазах гелосундца вспыхнула ярость, но он молчал, ожидая, пока Кирон сложит веер. Наконец он заговорил:

— Гелосунд помнит о своём долге перед Налениром, — он так же священен для нас, как обязательства перед нашим собственным народом. Мы не забыли, как много вы для нас сделали. Мы хотим встать стеной между благородным народом Наленира и подлыми дезеями, — так же, как Керу стоят между Правителем Кироном и его врагами.

Пелат позволил себе прикрыть глаза.

— Наленир никогда не станет препятствовать гелосундскому Правителю в том, что он сочтёт необходимым, но в вопросе о Мелесвине мы вынуждены настаивать на чрезвычайной осторожности и осмотрительности.

Выражение лица Йорама выдавало его мысли. Пелат сказал, что Наленир поддержит решения гелосундского Правителя. Это вынуждает совет прийти к соглашению относительно наследника до окончательного решения об осаде Мелесвина. Но обсуждение этого вопроса может затянуться на месяцы, если не на годы, и подходящее для атаки время будет упущено.

В ином случае будет допущена излишняя поспешность, а это не приведёт ни к чему, кроме краха.

Кирон подавил желание покачать головой. Будь на его месте Пируст, он давно бы уже сорвался с места и собственными кулаками выбил из Йорама дерзость. Даже если для этого понадобилось бы избить его до смерти. Кирон бы и сам с удовольствием надавал тумаков строптивому министру; впрочем, с другой стороны, он с удовольствием заплатил бы ему и его приспешникам, только чтобы они угомонились. К несчастью, это было невозможно. Они взяли бы золото и потратили на осуществление своих планов, при этом сговорившись с его собственными министрами, чтобы он не сумел вовремя узнать о неприятных последствиях.

Койр поклонился, но недостаточно низко, чтобы коснуться головой ковра.

— Мудрость и доброта дракона — величайшее сокровище, которым владеет народ Гелосунда. Я удаляюсь, чтобы обсудить это в кругу совета. Да пребудет с Домом Комира Сила Девяти.

Он поднялся и, пятясь, покинул покои. Пелат проводил его взглядом, затем обернулся к Кирону и поклонился.

— Все прошло согласно нашему плану.

Кирон фыркнул.

— Согласно плану? Неясно, будут ли они бездействовать, или станут упорствовать в своём решении, осуществление которого чревато многими опасностями. Мелесвин — вот повод для тревоги. Если они не видят, что Пируст приготовил им ловушку, они просто глупы. Остаётся лишь надеяться, что Койр сам и поведёт войска на приступ.

— Сомневаюсь, Ваше Высочество.

— Вот и я сомневаюсь. А это значит, что умрут отважные, а идиоты останутся. — Кирон снова раскрыл веер, давая понять, что разговор окончен. — Дракон скорбит, не осуждая, но оплакивая смельчаков, которым суждено бесцельно погибнуть.

66
{"b":"26238","o":1}