ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Она плюнула ему в лицо.

Пируст отпустил её и вытер плевок со щеки, потом размахнулся и ударил её. Голова её дёрнулась, она невольно откинулась на спинку кресла, но сдаваться не собиралась. На правой щеке краснело пятно от пощёчины. Она выпрямилась, глаза её сузились.

Пируст поднял руку, словно защищаясь.

— Не вздумай снова плеваться. Я буду разочарован. Не думай, что наказание не последует.

Он повернулся, умышленно показывая ей спину, и спустился по трём ступеням вниз, туда, где все ещё стоял её брат. Рука Пируста тяжело легла на плечо Эйрана. Слегка нажав, он мог бы заставить Правителя упасть на колени. Вместо этого он крепко ухватил его и, держа перед собой, зашептал прямо ему в ухо:

— Ты обязан жизнью сестре. Вот ведь как, а? Сам по себе ты никому не интересен, в отличие от неё, неважно, что корона на твоей голове!

Пируст обернулся и взглянул на девушку.

— А ты, Джейсаи? Когда твоего брата избрали правителем, сделали ли тебя правительницей?

Она свирепо посмотрела на него.

— Нет.

— Тогда я сделаю.

Эйран сбросил его руку со своего плеча.

— Нет!

Пируст протянул левую руку и заставил юного Правителя развернуться. Голос его был холоден.

— Ты должен кое-что понять, Эйран. Ты трус и глупец. Ты говоришь мне — «нет», но ты ничего не можешь поделать. Видишь ли, если бы я решил взять твою сестру прямо сейчас, на этом самом кресле, я мог бы заставить тебя держать её, и ты бы держал. Взгляни на неё. Она знает, что я прав.

Эйран вздёрнул голову и встретился глазами с обжигающим взглядом сестры. Упав на колени, он наклонился вперёд, и его стошнило на сапоги Пируста.

Правитель Дезейриона пнул его, перевернув на бок, — в меньшей степени, чтобы он не захлебнулся, в большей, — чтобы вытереть обувь, и снова поднялся по ступеням.

— Ты, Джейсаи, — графиня, герцогиня, или как они там тебя назвали в своём безрассудстве, — станешь Правительницей Дезейриона. Таким образом ты немедленно получишь одну вещь: жизнь твоего брата. Я присмотрю за тем, чтобы его и его приспешников, когда они протрезвеют, посадили на лошадей и препроводили в места, откуда они смогут беспрепятственно добраться до Наленира. Ты получишь второе преимущество, когда мы поженимися: мир на твоей земле. Больше никаких нападений на твои народ. Никакого вынужденного переселения.

Джейсаи сверкнула глазами, и на мгновение Пируст смолк. На её лице была написана ярость, без сомнения, — но и честолюбие. Её глупый брат опьянел от собственного успеха и удачи в Мелесвине, но она оставалась совершенно трезвой. Она намеревалась подняться к вершинам власти.

— Ты мне не доверяешь. Что ж, это мудро. Но со временем ты поймёшь, что можешь мне довериться. — Пируст подошёл к ней и взял за руку. — Ты получишь и ещё кое-что. Роди мне сына, и он станет править Гелосундом, как должен был править твой брат. Ты будешь наместницей.

Она наморщила лоб.

— Почему вы предлагаете мне Гелосунд?

— Если я не сделаю этого, ты будешь всю жизнь меня ненавидеть.

— Уверяю, мой господин, я всегда буду ненавидеть вас.

— Но будешь терпеть, — ради спасения своего народа. И моему народу станет полегче жить. Не слишком роскошное приданое, но мне подойдёт.

Джейсаи вздёрнула подбородок.

— Полагаю, господин, вы умолчали о самом главном подарке, который вы получите в придачу ко мне.

— И что же это?

— Если я стану править Гелосундом, у вас будут развязаны руки для всего остального. — Она улыбнулась. — Вы сделаете меня правительницей, вы подарите мне Гелосунд, но я сделаю вас Императором.

Пируст прикусил язык, чтобы спрятать улыбку.

— На Празднестве новых начинаний это, возможно, самое лучшее. Следующий год обещает быть примечательным, честное слово.

Глава сороковая

Третий день Месяца Тигра года Крысы.

Девятый год царствования Верховного Правителя Кирона.

Сто шестьдесят второй год Династии Комира.

Семьсот тридцать шестой год от Катаклизма.

«Волк Бури».

Южные Моря.

С тех пор, как они нашли потерявшегося «Лунного Дракона» со странным созданием на борту, путешествие стало довольно безрадостным. Отчасти в этом виновато было течение, уносившее корабль все дальше на юг. Море стало враждебным, погода ухудшилась. Заметно похолодало. Шимик принялся отращивать густой мех. Палубу часто покрывала тоненькая скользкая корочка льда, что добавляло опасности и без того непростой жизни на судне.

Капитану Грист хватило бы и соображений Джорима насчёт морского дьявола, но картограф созвал на «Волка Бури» учёных, чтобы вместе исследовать неизвестное существо. Они вскрыли его и поместили различные органы в сосуды с жидкостями, чтобы сохранить, зарисовали части тела, обследовали когти существа и обнаружили на них яд, напоминающий яд вируков. Он вызывал у мелких животных паралич, и исследователи предположили, что многие из экипажа были обездвижены ядом и, следовательно, не смогли оказать напавшим на них тварям никакого сопротивления.

В желудке морского дьявола обнаружились полупереваренные рыбьи кости и остатки человеческих пальцев. Похоже, что остальные члены экипажа никогда не найдутся. Кусочки плоти существа скормили кошкам и нескольким пойманным крысам. Никто не отравился. Кошки ели мясо с удовольствием, но люди не пылал желанием к ним присоединиться.

Однако в целом исследование мало что дало. Единственное, в чём учёные могли быть уверены, — ничего подобного им прежде видеть не доводилось. Предлагались самые разные объяснения, выдвигались теории происхождения невиданных созданий. Некоторые считали, что боги остались недовольны людьми и создали морских дьяволов, чтобы они вытеснили тех с лица земли. Другие говорили о ещё более отвратительных и странных вещах, — будто бы пропавшие без вести моряки предавались непристойным удовольствиям с морскими женщинами, и так появились полулюди. Джорим продолжал придерживаться мнения, которым поделился с Энейдой: они встретились с прежде неизвестной людям расой. Его беспокоило отсутствие хоть каких-то упоминаний о них в легендах или сказках, но он с этим смирился. Ничего другого, кроме внезапного решения богов породить новых существ, он придумать не смог, но такое объяснение его не удовлетворяло. Он не верил во вмешательство богов в дела земные.

Джорим помнил последний разговор с Келесом накануне отъезда. Келес предположил, что Императрица Кирса до сих пор жива и остаётся в Иксилле, чтобы сдерживать нечто, угрожающее бывшей Империи. Келес даже допускал, что Катаклизм открыл дверь в другой мир и впустил сюда то, с чем люди прежде не сталкивались. Джорим не слишком-то поверил брату, однако его гипотеза хоть как-то объясняла, почему о морских дьяволах прежде никто не слышал.

В конце концов Джорим махнул рукой на рассуждения и просто смирился с фактом их существования. Не так важно понять, откуда явились эти создания, как определить, где они обитают и что намерены делать в будущем. То, что они смогли, напав на корабль, перерезать всю команду и почти без потерь исчезнуть, пугало Джорима. Возможное нападение на «Волка Бури» беспокоило его куда меньше, чем мысль, что дьяволы могут появиться на каком-нибудь населённом людьми островке или зайти в речную дельту и приняться опустошать поселения.

В течение месяца Медведя они нашли ещё несколько островов архипелага и каждый раз посылали отряд на разведку. Им попадались следы обитания людей, но и только. Селения опустели много лет назад. На одном из островов удалось набить диких свиней и изрядно пополнить запас свежего мяса, так что Новый Год отпраздновали с размахом. Само количество свиней означало что морские дьяволы никогда не бывали на этих островах, и все вздохнули с некоторым облегчением.

Празднества в честь наступления Нового Года прошли без штормов. Это было приятно, хотя и очень необычно. Впрочем, никто не жаловался. Все праздновали. Люди обменивались подарками, в основном, безделушками, изготовленными собственноручно в краткие минуты отдыха; дарили украшенную ручной вышивкой одежду, исполняли для развлечения экипажа серенады. Повара превзошли сами себя, приготовив нечто необыкновенное из скудных корабельных припасов.

78
{"b":"26238","o":1}