ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Джорим поднял бровь.

— А именно?

— Почему этого огромного пустого пространства, — или того, что там находится на самом деле, — нет на карте Сотов?

Йезол склонил голову и извиняющимся голосом произнёс:

— Разрешите сказать, капитан?

— Пожалуйста, говорите, советник.

— Соты были рабами вируков. Они служили им во всем, учили тому, что умели сами, были хранителями знаний. Возможно, это они решили скрыть от вируков, чтобы защитить живущий на неведомых землях народ.

— Возможно, советник. Однако вируки были опытными мореплавателями и исследовали большую часть мира. Соты-чиновники не смогли бы просто взять и спрятать от своих хозяев четверть мира. Эта мысль невероятна.

Джорим выпрямился.

— У меня есть другая, капитан.

— Какая же?

— Возможно, эта часть мира ещё не существовала во времена расцвета Империи вируков.

Энейда сдвинула брови.

— Мысль об обмане и то звучит правдоподобнее.

— Постойте. Давайте немного подумаем. Мы знаем, как сильно Катаклизм изменил наш мир, но это ничто в сравнении с произошедшим во время падения Вирукадина в пучину Тёмного моря. Вируки противостояли магии, — магии настолько могущественной, что нашим величайшим волшебникам из легенд не удалось бы сравняться с ней. Попробуйте представить, что погрузившиеся в морские воды земли превратились в нечто, подобное таумстону. Могло произойти всё, что угодно. Мы видели, как извержения вулканов расширяли береговую линию. Может быть, там взорвались сотни вулканов, и мир расширился.

— И вы полагаете, Мастер Антураси, что остров Картайн на карте Сотов изображён слишком маленьким, поскольку Соты смогли определить, что мир стал больше?

Джорим покачал головой.

— Не знаю, капитан Грист. Я составляю карты, я описываю новых животных. Я, как вы верно сказали при нашей первой встрече, искатель приключений. Мне всё равно, что именно было причиной возникновения новой земли. Боги. Магия вируков. Хитрость или небрежность картографов-Сотов. Все это неважно. Я хотел бы просто попасть туда и собственными глазами увидеть, что же мы нашли.

Энейда встала и поклонилась в его сторону.

— Я ценю ваш обстоятельный подход к делу. У нас есть одно определённое обязательство: исследовать Ледяные горы. Я собираюсь выполнить это задание. Куда мы направимся дальше, будет зависеть от ответа на следующий вопрос. Подумайте хорошенько, прежде чем ответить.

— Да, капитан.

— Поскольку я осведомлена о ваших отношениях с дедом, то полагаю, что он ничего не знает о ваших ошибках в расчётах?

— Нет, капитан.

— Я также предполагаю, что вы будете избегать этой темы вплоть до нашего возвращения. Возможно, мы откроем новые земли, найдём места, откуда явились Истинные Люди, что-то другое, не менее значимое. Это отвлечёт его, и он не обратит внимания на ошибки. Вы сможете избежать больших неприятностей.

— Верно.

— И вот мой вопрос. — Она пристально взглянула на него. — Готовы ли вы скрывать от вашего деда то, что мы откроем, и способны ли вы на это?

Джорима пробрала дрожь. Он не беспокоился, утаивая сведения от Киро. За свою жизнь Джорим бесчисленное множество раз обманывал деда по разным мелочам, — допущенных по невниманию недочётов и ошибок. Киро ничего не знал о фенне и их встрече с «Волком Волн». Дед вёл себя грубо, врываясь в сознание внука шумно и без предупреждения; Джориму не приходилось прикладывать особых усилий, чтобы утаивать от него некоторые сведения. Он знал, что почти наверняка сможет обмануть Киро, но если они действительно обнаружат что-то важное, вряд ли сумеет скрыть восторг.

— Я несу ответственность не только перед Домом Антураси, Капитан, но и перед Правителем Кироном. Если я предам деда, то предам и Правителя. Подумайте об этом, и поймёте, почему я колеблюсь.

— Я понимаю. Но в первую очередь мы несём ответственность перед Короной и Налениром. В остальных княжествах верят, что если нам повезёт вернуться, мы, скорее всего, откроем новый путь в Эфрет. Это их пугает, поскольку означает, что Наленир от торговли с ним ещё больше разбогатеет. Но к этому они уже привыкли. А вот если мы найдём новый континент, то откроем не просто сокровищницу Эфрета для своего народа, а целый новый мир. В мгновение ока Наленир окажется способен разорить все соседние княжества. Им придётся стать частями Империи Наленира. Дезейрион не смирится с этим, возможно, даже виринцы решатся на боевые действия.

Джорим медленно кивнул.

— И тогда мы, возможно, вернёмся в разорённый войной Наленир. Или он к тому времени вообще перестанет существовать.

— Разрешите? — Йезол робко глядел на них из глубины кресла. — «Учитель сказал — сны опасны, если действовать, считая их пророческими».

Джорим нахмурился.

— Объясните, пожалуйста.

— Вы говорили о внешних опасностях. Но Налениру угрожают ещё две опасности; обе основаны на алчных мечтах. Одна угроза — внутренняя: дворянам из провинций не захочется оставаться в стороне от вновь открытых богатств. Они потратят много золота на снаряжение экспедиций, которые не вернутся. Это сокрушит их. Крестьяне бросят землю и отправятся в большие города в надежде получить место на каком-нибудь корабле или работу на верфи; урожай пропадёт, и народ будет голодать. Это подорвёт самые устои нашего общества.

Человечек поёжился. Он сам был чиновником и не мог спокойно думать о хаосе, который неминуемо наступит при таких обстоятельствах. Джорим видел страх на его лице и слышал испуг в голосе Йезола, но постепенно интонации изменились. Страх улетучился, уступив место гневу.

— Вторая угроза исходит от наших собственных министров. Вы, капитан, и вы, Мастер Антураси, обращались со мной с куда большими добротой и уважением, чем кто-либо из чиновников. Министры лелеют порядок, ценя его превыше всего остального, и им не нравится, что богатство Наленира мешает им возвыситься над народом. Они не остановятся ни перед чем, чтобы сохранить порядок.

Энейда прищурилась.

— Даже перед изменой?

— И даже больше, хотя, разумеется, никогда не назовут это изменой. Если бы Правитель Кирон позволил недостойным прибрать власть в государстве к рукам, они легко заменили бы Кирона каким-нибудь дворянином с удобными для них убеждениями. На кого-то, кем было бы легко управлять. Они подделывали бы донесения, и Правитель ничего не знал бы о готовящемся мятеже. Возможно, они даже передали бы Кирона в руки врагов, если бы не решились сами открыто убить.

Джорим сдвинул брови.

— Это уж чересчур.

— Вспомните историю, Мастер Антураси. Совет Министров Гелосунда не захотел делиться властью с законным Правителем, и многие полагают, что измена чиновников была неопровержима. Министры Наленира, столкнувшись с чем-то, чего раньше им видеть не доводилось, могут решить, что создание подобного Совета не помешает.

А я — единственное, что продолжает связывать «Волк Бури» с Налениром. Джорим мгновение размышлял, так ли это на самом деле. Возможно, кто-то из учёных на борту может связываться с родными, как он с дедом. Впрочем, никому из них не известно, где мы; так что если обнаружим сушу и скажем, что это Западный Эфрет, именно это они и передадут домой.

Джорим посмотрел на своих товарищей.

— Вы понимаете, что наше молчание можно будет с лёгкостью назвать предательством? Когда мы вернёмся, Правитель, может быть, прислушается к нашим доводам и одобрит наше решение. Или решит, что мы впустую потратили время и нанесли ущерб Налениру, и велит повесить нас за измену.

— Полагаю, Мастер Антураси, вы сможете убедить Правителя, что мы действовали из лучших побуждений. Ему ведь так нравятся животные, которых вы привозите для его зверинца. — Энейда Грист улыбнулась. — Мы сохраним все в секрете, и ваши подарки станут для него приятной неожиданностью. Неужели он будет недоволен?

— Он не так прост.

— Верно. Но он благоразумен. В конце концов, мы плывём на восток с одной-единственной целью. Если мы не сможем вернуться, значит, этим путём никто не сможет пользоваться в будущем. — Она ткнула пальцем в новую карту мира. — Посмотрим что там находится. Выясним, легко ли вернуться назад, а потом будем думать о тех, кто решит перерезать всех вокруг в драке за открытые нами богатства.

85
{"b":"26238","o":1}