ЛитМир - Электронная Библиотека

Виктор кивнул:

— Ага. Например, Катарина.

Кай засмеялся:

— Приятно было видеть ее реакцию, когда ты согласился поддержать Сунь-Цзы. Ей это и в голову не могло прийти.

Принц улыбнулся:

— Да, этого она не ожидала. И самое странное, Кай: когда она его назвала, у меня тут же глаза налились от злости. Я знал, что она использует его, чтобы спровоцировать мою реакцию, и у нее уже начало получаться. И тут я подумал: что же она, собственно, получит, если сделает Сунь-Цзы Первым Лордом?

— Насколько я могу судить, ничего.

— Верно, и потому я решил, что единственный ее мотив — спровоцировать меня на бурную реакцию. — Виктор сунул руку за спину и вытащил ком снега из-за шиворота. — И тут у меня в мозгу все стало становиться по местам. Единственный человек, которому стало бы хуже от моей реакции, — это я сам. Я понял, что Катрина провоцирует меня начать ссору, а потом она снимет свою номинацию и, как миротворец, окажется самым логичным кандидатом на этот пост. И помешать ей я могу, только согласившись на выбор Сунь-Цзы.

— Ты мог бы помешать ее избранию — Координатор и моя мать голосовали бы согласно с тобой, — и предложить вернуться к жребию.

— Конечно, но при этом я мог бы и выиграть. Кай пристально посмотрел на Виктора.

— Ты хочешь сказать, что тебе не нужен пост Первого Лорда Звездной Лиги?

Виктор ответил не сразу:

— Я знаю, что это являлось целью моего отца и целью каждого лидера Внутренней Сферы после распада Звездной Лиги, но я, кажется, никогда этой болезнью не был заражен. Я всегда полагал, что этот пост достанется моему отцу. Потом появились Кланы, и приоритеты изменились. Если выбирать между славой Первого Лорда Звездной Лиги и человека, который победил Кланы, я бы предпочел войти в историю как второй. Все равно пост Первого Лорда во многом церемониальный, а ты знаешь, что от церемоний я не в восторге.

— Знаю. Но не верю, что это причина, почему ты отказался быть сегодня в Таркарде на торжествах по случаю дня рождения Катарины.

— Я послал подарок, — пожал плечами Виктор. — Одну планету.

— Все это хорошо, но на этом торжестве будут праздновать то, что было достигнуто здесь. Еще через пять дней будет подписана конституция, и возродится Звездная Лига. — Кай положил руку на плечо Виктора. — А ты заработал право на поздравление.

— Ты так думаешь? Через полгода, если все пойдет по плану, мы начнем наступление, в котором погибнут сотни тысяч, если не миллионы людей. Будет такая бойня, которая не приснится хоть сколько-нибудь нормальному человеку. — Виктор фыркнул, пустив пар из ноздрей. — И я, предвидя это, буду сегодня праздновать?

— Можешь и будешь, поскольку, присутствуя на празднике, ты усилишь связи, благодаря которым вся операция пройдет более легко и гладко. Сделанные тобой замечания, положительные замечания, разойдутся по разговорам. Они просочатся вниз, и каждый солдат, посылаемый в бой, будет знать, что ты настолько уверен в победе, что позволяешь себе заранее радоваться. Такое поведение, быть может, не поднимет твой дух, но поднимет дух у других.

— Не хочу я туда ехать, Кай, — нахмурился Виктор. — Слушай, родителям ведь трудно найти, кто присмотрит за детьми в их отсутствие? Так вот, я останусь присмотреть за Дэвидом, Джорджем и твоей Мелиссой, пока вы будете развлекаться.

Кай кашлянул:

— Виктор, мне обидно тебе это говорить, но у всех этих детей есть няни и достаточная охрана, и ничего с ними не случится. Осмелюсь также напомнить, что вряд ли ты умеешь менять пеленки. Слишком храбро берешься за незнакомое дело.

— Верно. Я и забыл, насколько велик в этой работе биологический риск. — Виктор покосился на Кая. — Ты ведь не всерьез насчет подъема боевого духа?

— Если ты там будешь, это поднимет боевой дух у меня.

— Почему вдруг?

— Моя жена указала мне, что некая дама будет весьма разочарована, если ты не появишься.

— И ты получил задание гарантировать, чтобы я был?

Кай кивнул.

— Да, черт побери, ты всегда брался за опасные дела, — улыбнулся Виктор. — Что ж, я далек от мысли разочаровывать доктора Лир.

— Спасибо, — улыбнулся Кай. — Так что за планету ты подарил Катарине? Газовый гигант?

— Хорошо бы. Может быть, на следующий год. — Виктор покачал головой. — Нет, маленький безжизненный шарик: холодный, твердый и противный до самого ядра. Как она сама. Надеюсь, ей понравится.

* * *

Виктор так внимательно смотрел на Оми, вальсирующую с отцом, что не заметил приближение этой женщины, пока не ощутил руку у себя на плече. Повернувшись, он радостно улыбнулся:

— Герцогиня Марик! Надеюсь, вы сегодня хорошо веселитесь.

— Называйте меня Изида, — сердечно улыбнулась она. — А можно мне называть вас Виктором?

— Сделайте одолжение.

— Я не хотела заставать вас врасплох. — Она стояла перед Виктором в переливающемся платье без рукавов, подчеркивающем стройность фигуры; каштановые волосы собраны в прическу наверху головы. — Может быть, вы бы избавились от меня, если бы увидели, как я к вам иду, но такая мелочность скорее свойственна вашей сестре Катарине.

Виктор кашлянул в ладонь, чтобы скрыть удивление.

— Прошу прощения, я заметил ваше приближение, но не думал, что вы идете беседовать со мной. Я не заслужил такой любезности от вашей семьи.

Она понимающе кивнула:

— Смерть Джошуа была для нас ударом, но я очень благодарна за все, что вы сделали, чтобы сохранить ему жизнь. Я знаю, что лечение его начал ваш отец, но вы могли прекратить его после перемирия с Кланами. Джошуа уже не был нужен как заложник.

— Это было бы бесчеловечно. Хотя такие слова могут смешно звучать, когда исходят от меня, — учитывая, что было потом. — Виктор нахмурился. — Я не испытывал к нему недоброжелательства — как и ко всей вашей семье и вашему народу.

— Я никогда не знала Джошуа близко, и потому у меня не было с ним эмоциональной связи. Кажется, я считала его стеной между собой и любым видом безумия.

— Простите?

Какая-то печаль заволокла ее лицо.

— Вы знаете, что я была рождена вне свадебного союза, когда Томас — вряд ли я могу думать о нем как об отце — отсутствовал. Обо мне с матерью как следует заботились, но держали в стороне. Меня узаконили лишь после того, как Джошуа поставили диагноз лейкемии, и я оказалась в ситуации, к которой никак не стремилась. Подумайте только: меня сделали ближайшей наследницей трона в стране, где политическое убийство — всего лишь альтернативный способ смены структур власти. Потом меня, как кость, бросили Сунь-Цзы, чтобы дразнить его мечтами о власти, несбыточными мечтами.

Виктор поскреб подбородок, оттянул воротник, ослабляя его.

— Вы меня удивляете, Изида. Впечатление, которое у меня о вас создалось…

— То, которое я произвела, когда стала кокетничать с Каем и Сунь-Цзы и вызвала тот спор? — Она покраснела. — Я тогда была молода, обожала военную форму и знаменитостей, а вы все, юные особы королевской крови, держались вместе, были знакомы друг с другом, и я почувствовала, что должна произвести на вас впечатление. И произвела, но не то, что хотела. — Она порывистым движением сжала левую руку Виктора. — И я не хочу, чтобы вы думали, будто я сейчас разыгрываю для вас спектакль. Вполне очевидно, кого вы здесь ждете. Она прекрасна и обаятельна.

Виктор поглядел туда, где вальсировала Оми со своим отцом. У нее было платье того же покроя, что у Изиды, с такой же линией спины и шеи, но черное, с красной оторочкой по подолу, талии, вороту и спине.

Как ее купальный костюм.

— Оми чудесна.

— И я считаю, что вы оба достойны всего того счастья, которое можете обрести вместе, — улыбнулась Изида. — А хотела я только поблагодарить вас за поддержку Сунь-Цзы, за то, что вы сделали его Первым Лордом Звездной Лиги.

Виктор кивнул.

— Но было бы нечестно вам не сказать одну вещь: я голосовал за него, чтобы позлить мою сестру.

— Я это знаю. Ее мысли нелегко прочесть, но нельзя сказать, что невозможно. — Изида выпустила руку Виктора. — Но то, что вы ему сказали, — об ответственности и ненависти — думаю, это до него дошло. Я думаю — нет, знаю, — что он большую часть своей жизни провел, ожидая кого-то, кто его уничтожит. Он думал, что это будет Кай, или вы, или Томас, и отошел со своего пути, чтобы спровоцировать вас, — надеясь пережить ваше нападение и расстроить ваши планы. Он никогда не чувствовал вашего уважения, и, думаю, его возмущало, что Кланы занимают вас больше, чем он.

35
{"b":"26239","o":1}