ЛитМир - Электронная Библиотека

Виктор снял шлем, встряхнул головой, рассыпав пот с волос.

— А если серьезно, мне никогда бы тебя не победить?

Кай пожал плечами:

— Меня? Наверное, нет, потому что я знаю, насколько ты опасен. Размер дает мне преимущество, которым я не собираюсь разбрасываться. А другие, которые побольше, могут тебя недооценить и дать тебе шанс преподнести себе сюрприз.

— Самый большой сюрприз — это что на них посыплется моя охрана.

— Это точно поможет, — улыбнулся Кай. — Ты вот что запомни: если когда-нибудь случится настоящая драка, она будет без правил. Бей противника изо всех сил самым большим предметом, который под руку попадется, и бей до тех пор, пока он не свалится так, что встать не сможет.

— Наверное, эта стратегия поможет и против Кланов. — Виктор поднял глаза и кивнул Прецентору, который только что появился в дверях зала. — Мы тут решили потренироваться, а на самом деле выбиваем друг у друга опилки из голов.

Фохт улыбнулся, засунув пальцы за пояс,

— Завидую вашей молодости и энергии. Не хотелось вас прерывать, но есть пара дел, о которых вам следует знать. Морган Хасек-Дэвион согласился использовать планету Вызов как плацдарм для подготовки и обучения. Его войска уже в пути. Он сообщает, что выступить они смогут не раньше апреля, а вероятнее всего — в июне или в июле.

Принц Федеративного Содружества прищурился:

— Морган всегда очень осторожен в оценках. Если не возникнет серьезных проблем, я думаю, его войска будут готовы в мае или в начале июня. Если рассчитывать на такие сроки, мы можем оказаться способны выступить против Ягуаров, когда Морган начнет свой обходной маневр.

Прецентор кивнул:

— Я согласен с вашей оценкой. Несомненно, между различными группами будут трения, но я надеюсь, что мы их удержим на минимальном уровне. Как бы там ни было, я считаю, что шансы Кланов обнаружить наши действия пренебрежимо малы. Мы выдаем войска Моргана за резерв, и это объясняет, почему они остаются вне учений, а когда они начнут продвижение к Синдикату, это будет вполне естественно счесть выходом на позиции для наступления.

Кай улыбнулся:

— Морган и его люди — это новости второго плана. Все внимание будет привлечено к поездке Виктора на Люсьен.

Виктор почувствовал, как завязывается узел под ложечкой.

— Это будет очень интересно.

Прецентор и Кай улыбнулись, и Виктор понял, что делает шаг в западню. Он заставил себя встать.

— Ладно, выкладывайте, что у вас там, Фохт состроил недоуменную гримасу:

— Виктор, что выкладывать?

— То, о чем вы думаете.

Кай лениво положил ногу на ногу.

— Ну, я думаю, что у тебя меньше энтузиазма, чем должно быть у человека, которому будет показывать свою родную планету Оми Курита. Я думал, ты ее любишь.

— Так и есть.

— И что? — подался вперед Кай.

Виктор начал что-то говорить, остановился. Слишком много мыслей путается в голове.

— Все, что я скажу, будет звучать глупо.

— Слова влюбленного, — улыбнулся Фохт.

— Да что вы знаете… — Виктор замолчал и скрестил руки на груди. — Прошу прощения. Мы много времени провели вместе, решая серьезные проблемы, и я потому думал, что вас знаю, но сейчас понял, что это не так. Я собирался спросить, что вы знаете о любви, и сообразил, что ничего почти о вас не знаю. Судя по тому, что мне известно…

Прецентор положил руки на плечи Виктору:

— Судя по тому, что тебе известно, у меня могло быть много женщин, много романов, и я мог бы отрицать их все. Я прошу прощения, если из-за этого кажется, будто я тебе не доверяю, потому что это не так. В моей жизни мало что было ценного до того, как я стал Анастасиусом Фохтом. Почти все свое предыдущее существование я растратил зря, потому что не обращал внимания на важное. Возвращаясь к теме: я горячо любил одну женщину, но свое честолюбие поставил выше. Я потерял ее и потерял много больше.

— Я не собирался лезть вам в душу.

— Я знаю, — доброжелательно улыбнулся Фохт. — Как я уже сказал, завидую твоей молодости. Случись мне начать все сначала, я бы некоторых ошибок постарался избежать. Но это невозможно, а если я поделюсь своим опытом с тобой, может быть, это удержит тебя от моих ошибочных путей.

Виктор кивнул, поглядел в единственный глаз Фохта.

— Хорошо, тогда скажите, что бы вы чувствовали на моем месте, отправляясь на Люсьен?

— Не мне об этом говорить. — Фохт отступил на шаг и сцепил руки на пояснице. — Я думаю, что я прежде всего разобрался бы в собственных приоритетах. Например: откуда ты знаешь, что любишь Оми?

Вопрос был для Виктора неожиданным.

— Знаю, потому что… ну, просто знаю. Она совсем не такая, как я, и все же она меня понимает. Она может предсказывать мои поступки, а я — ее. И она не только красива, она еще и умна.

— По-моему, это слова влюбленного, — рассмеялся Кай.

Фохт кивнул и скупо улыбнулся:

— Именно так. С семьей ее ты тоже знаком, так что тут особых проблем быть не должно.

— Да, не должно. — Виктор нахмурился. — Сначала была враждебность. Ее отец запретил Оми общаться со мной во время Войны с Кланами, но дед отменил его запрет. Хохиро сперва очень настороженно смотрел на наши отношения, но потом потеплел. Теодор не то чтобы тепло к нам относится, но он и не враждебен. С ее матерью и младшим братом Минору я пока незнаком.

Когда Виктор вспомнил правящую семью Синдиката, ему стал яснее источник собственного беспокойства.

— Чего я на самом деле боюсь, друзья мои, — это как меня встретит народ Люсьена. Я боюсь сконфузить Оми и ее отца. Их культура содержит сотни ограничений, и каждое из них я могу нарушить неверным взглядом, неудачным словом, автоматическим поступком, о котором дома даже не задумываешься.

Кай приподнял бровь:

— Если ты больше волнуешься за нее, чем за себя, то все будет хорошо. Если же ты боишься за себя, то допустишь какую-нибудь ошибку и все испортишь начисто.

— Спасибо, что веришь в меня.

Прецентор поднял руку:

— Виктор, то, что сказал Кай, — очень важно, и следует к нему прислушаться. Тебе надо обдумать две вещи. Первая: в чем цель твоего визита на Люсьен?

— Целей несколько. Одна — отвлечь внимание от Моргана и его обходного удара. Вторая — показать народам Внутренней Сферы, что мы действительно объединились в новую Звездную Лигу. Но есть и третья — показать народу Синдиката, что мы действительно собираемся освободить его угнетенную часть из-под ига Кланов.

— Очень хорошо, — серьезно кивнул Фохт. — Эти цели будут достигнуты самим твоим присутствием на Люсьене. Сомневаться не приходится: каждый, кто увидит тебя на Люсьене, поймет, что старая вражда отброшена прочь, если вообще не похоронена. С твоего прилета туда начнется новая эра.

Виктор это понимал, хотя только на абстрактном уровне.

— Отлично, а второе, над чем я должен подумать?

— Какие чувства вызовет этот визит у населения Синдиката. Тебя этот визит волнует, Виктор, но их он должен взволновать куда больше. Ты приходишь к ним, ты — предводитель страны, которая далеко не так сильно пострадала от Кланов, как они. Сын Теодора был бы мертв, если бы не твои усилия. Ты будешь для них подобен какому-то богу, который пришел посмотреть, стоят ли они того, чтобы ты им помогал.

Виктор поморщился.

— При всем моем уважении, Прецентор, вы здесь несколько перегибаете.

Кай возразил:

— Прецентор прав куда больше, чем ты думаешь. До недавнего времени Синдикат держал свой народ в неведении о многом. В результате контроля над прессой население намного меньше знает о Внутренней Сфере, чем в твоей стране, но на Новом Авалоне или на Таркарде к тебе относятся с огромным уважением, как бы ни поливала тебя желтая пресса. В Синдикате сила славы куда больше, Теодор это знает, и, несомненно, именно потому пригласил тебя прибыть с визитом.

Принц задумался.

Оми рассказывала мне о последнем покушении на Теодора, а это значит, что в Синдикате есть внутренние трения. Может быть, показав своему народу существование более высокой цели, Теодор надеется сгладить эти противоречия. И тогда Прецентор не так уж сильно ошибается.

42
{"b":"26239","o":1}