ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Принцесса сообщила о них сенату, а они не пожелали ее выслушать?

Траэст покачал головой.

– Противники джедаев начали объединять силы для борьбы с ними. Сейчас вопрос встал особенно остро из-за того, что необдуманные действия одного из рыцарей стали причиной конфликта на Рхоммамуле. Несколько очень влиятельных сенаторов посчитали историю принцессы попыткой отвлечь внимание властей от проблемы джедаев. Даже тот факт, что именно джедаи победили захватчиков, не имел для них никакого значения.

Гэвин кивнул. У него никогда не возникало проблем с джедаями. Более того, он считал одного из них, Коррана Хорна, своим другом. Да, разумеется, среди джедаев попадались и горячие головы, но Гэвин видел подобных им экстремистов и среди пилотов истребителей и потому нисколько не удивлялся тому, что такие личности встречались среди рыцарей Ордена. Еще он знал, что некоторые задачи по плечу только джедаям, а полковник провел в вооруженных силах слишком много времени, чтобы отказываться от поддержки сильного отряда, даже если некоторые его представители ведут себя не слишком достойно.

– А есть указания на то, что захватчики собираются вернуться?

– Очевидных – нет. Но логика подсказывает, что необходимость пополнять запасы для путешествия из одной Галактики в другую предполагает захват территорий с целью размещения базы, – ботан улыбнулся. – Если вы потратили некоторое количество кредиток, чтобы куда-то добраться, очевидно, что вы намереваетесь оставаться там какое-то время.

– Правильно, а Внешние территории совсем не то место, куда имеет смысл отправляться в отпуск, – Гэвин провел рукой по губам. – Эти ваши «прыгуны»… уж очень они мерзкие. Как они передвигаются? И как им удается отключать щиты?

– Нам нужно провести еще кое-какие исследования, чтобы получить окончательные ответы на эти вопросы, но, насколько мне известно, у них имеются существа, которые называются довинами-тягунами и являются неотъемлемой частью самого корабля. Тягуны умеют управлять гравитацией, они могут погасить ваши выстрелы и снять щиты. Мы думаем, что расширение сферы действия инерционного компенсатора может помешать им уничтожать наши щиты. Я также полагаю, что стрельба большим количеством маломощных зарядов из лазеров заставит «прыгунов» тратить много энергии на создание своих щитов, похожих на черные дыры. Пока враг ловит выстрелы, у него падает маневренность. Впрочем, мои рассуждения носят исключительно гипотетический характер, и проверить их можно только во время сражения.

– Понятно, – Гэвин сжал ладони вместе. – Я могу собрать эскадрилью, затем вы покажете мне, где они находятся, и мы проверим ваш метод.

– Я знал, что вас это заинтересует, и я вам очень признателен. Но у нас еще одна проблема.

– Какая?

Ботан вздохнул.

– Судя по тому как сенат разговаривал с принцессой Лейей, любые действия, которые даже отдаленно подтвердят ее правоту, не приветствуются. И, хотя мои люди сейчас находятся во Внешних территориях, я не могу отдать приказ о прочесывании космического пространства в том регионе, я даже не имею права помогать искать что-либо кому-то другому. Ничего! Вести себя так, будто доклад Лейи имеет под собой основания, – политическое самоубийство.

– А разве не самоубийство – только настоящее – считать, что она все придумала? – нахмурившись, поинтересовался Гэвин и посмотрел себе под ноги, а потом заглянул в фиолетовые глаза Траэста. – Я понимаю, учитывая, что сейчас сенат возглавляет Борск Фей'лиа, вы оказались в довольно щекотливом положении, но игнорировать…

Траэст поднял руку, останавливая Гэвина.

– Полковник, из-за того что мой дед потерпел поражение при Борлейасе, влияние моей семьи значительно уменьшилось к тому времени, когда я поступил в Ботанскую Военную академию. Я вынужден был отправиться в небольшую и непрестижную школу, где один из моих наставников довольно подробно рассказал мне о недостатках в государственном устройстве ботанского общества. Надеюсь, вы меня достаточно хорошо знаете, чтобы понимать, что я принадлежу к новому, более молодому поколению и не всегда делаю то, что считают правильным те, кто занимают более высокое положение. Например, если бы им стало известно, что я подпустил вас к симулятору, меня понизили бы до рядового офицера и мне пришлось бы снова карабкаться вверх.

– Ну, в первый раз у вас это получилось довольно быстро, адмирал.

– Поскольку после разрешения каамасской проблемы первые лица в высшем эшелоне ботанской военной элиты ушли в отставку, мне удалось довольно быстро подняться наверх. Я не против использования политики для того, чтобы двигаться в нужном мне направлении, но не допущу, чтобы она мешала мне поступать так, как я считаю правильным, – Траэст развел руки в стороны. – Я подумал, полковник, что было бы очень неплохо, если бы Разбойный эскадрон отправился к Внешним территориям под видом пиратского флота, решившего поживиться в пограничных областях. Мои отряды, конечно, могут вас преследовать, но вы будете иметь возможность скрываться и заниматься тем, чем посчитаете нужным.

– А если мы наткнемся на «прыгунов»?

– Ради всех нас я надеюсь, что этою не произойдет, – бртан мрачно улыбнулся. – Но, если все-таки вы их встретите, мы сможем предоставить сенату доказательства, на которые они не смогут закрыть глаза.

3

Люк Скайуокер стоял в конце рощи на Йавине IV, не обращая внимания на легкий бриз, игравший с полами темного плаща, в который он кутался. На круглой поляне располагалось несколько серых плит, каждая из которых служила памятником павшему джедаю или ученику. Ганторис был первым, затем Никое Марр, Край Мингла и Дорск 81. За ними последовали другие, и вот теперь Мико Реглиа.

Глядя на памятники, Люк ощущал, как его раздирают противоречивые чувства. Он испытывал огромную гордость, что эти джедаи пожертвовали своей жизнью ради общего блага. Даже не прошедшие полного курса обучения, они исполнили долг джедая и показали себя превосходными воинами. Они стали примером для новых учеников, а их подвиги показали, как трудно быть настоящим джедаем. Но еще Люка мучили сожаления.

Я не мог бы называться человеком, если бы не спрашивал себя, в моих ли силах было предотвратить их гибель.

Первые дни существования академии джедаев были очень трудными, потому что Люк продолжал искать свой собственный путь джедая и наставника. Опыт знакомства с Темной стороной, полученный в то время, когда вернулся Император, давал о себе знать: ему было сложно понять до конца, что же требуется его ученикам. И хотя Люк признавал, что, возможно, слишком рано взялся учить других, если бы он этого не сделал, отряд, выступивший против йуужань-вонгов, был бы совсем смехотворным.

– Ты знаешь, мы не будем здесь ставить памятник Маре.

Люк поднял голову и невольно улыбнулся. Он оглянулся и увидел темноволосого рыцаря в зеленом плаще.

– Я не об этом думал, Корран.

– Может, сейчас и не думал, – пожав плечами, ответил Корран Хорн. – Но такая мысль наверняка время от времени тебя посещает. И мне она иногда портит жизнь, с тех пор как я узнал… Только здесь не будет памятника, посвященного Маре.

Люк вопросительно приподнял бровь.

– Знаешь, твои слова можно трактовать по-разному. Или болезнь не убьет Мару, или в живых не останется ни одного джедая, чтобы поставить ей памятник.

Зеленоглазый джедай кивнул, затем почесал бороду – когда-то она была каштановой, но теперь в ней уже стала пробиваться седина.

– Я бы поставил на первое, хотя мне известно, что многие в Новой Республике не станут плакать, если произойдет второе.

– К сожалению, ты прав, – Люк вздохнул и снова посмотрел на памятники. – Все они были такими молодыми.

– Эх, Люк, по сравнению с нами все молоды, – Корран весело улыбнулся. – Если считать жизнь происшедшими в ней событиями, тебе сейчас должно быть около тысячи лет.

– Думаю, после того, как я женился на Маре, этот процесс значительно замедлился.

6
{"b":"26240","o":1}