ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не знаю. Может, заставите всех офицеров безопасности забыть про меня? Вы же это умеете.

— Тебе это не поможет. Ты не учел автоматические камеры наблюдения, — Люк оценивающе оглядел мужчину: несмотря на кажущуюся неказистость, тот был довольно крепок и производил впечатление сильного человека. — Давай, попробуем так. Мне сейчас как раз нужен человек, который помог бы мне выследить одного джедая. Если пойдешь со мной и проявишь себя как следует, я выступлю перед портовыми властями в твою защиту. Чалко промедлил.

— Что-то меня смутные сомнения терзают.

— Я поговорю с ними, слово джедая.

— Я не об этом. Неужели вы мне доверяете? Вы же знаете, какой я, чем я зарабатываю себе на хлеб, и при этом все равно хотите взять меня с собой?

— Ну, у тебя же будет шанс проявить себя, впервые в своей жизни сделать что-то выдающееся, — Люк утвердительно кивнул. — Так что, да, я доверяю тебе. Жди меня здесь через час и будь готов к отлету.

Коротышка колебался всего секунду.

— Хорошо, буду.

Как только он удалился, к Люку подошла Мара. Она окинула своего мужа испытующим взглядом.

— Подбираешь отбросы? Мастер-джедай долго смотрел ей в глаза.

— Мать Даешары'кор была танцовщицей, она много путешествовала. Даешара'кор половину своего детства провела в космопортах и нелегальных притонах. Она знает о таких местах все, и чтобы выследить ее, нам понадобится помощь людей определенного сорта. Будь здесь Хэн, я бы обратился прямо к нему, но теперь нам придется довериться этому, как ты выразилась, «отбросу».

Мара кивнула.

— Понимаю. Даешара'кор забеспокоится, если узнает, что мы за ней следим, но вот его она вряд ли заподозрит. Кстати, в офисе мне сказали, что никто, подпадающий под ее описание, у них не появлялся.

— И не появится. Чалко видел ее: она села на фрахтовик, который предположительно летит на

Орд Мантелл, но делает по пути множество остановок.

— Тогда она может оказаться где угодно.

— Сомневаюсь. Я знаю звездные карты на зубок, и в том направлении, куда летит Даешара'кор, есть только одна планета, от которой ей будет хоть какая-то польза, — Люк одарил жену улыбкой. — Нам срочно нужен корабль, чтобы добраться до Вортекса.

— Вортекса? — Мара взяла Люка за руку. — Там нет ничего, кроме Собора Ветров. Даешара'кор собралась послушать музыку?

— Нет, — Люк нежно поцеловал жену в щеку. — Она лишь хочет поговорить с одним «музыкантом».

9

Шедао Шаи крутанулся на пятках и развернулся лицом к источнику потенциальной опасности еще за несколько мгновении до того, как дикий хриплый рев раба-человека разнесся по улице. Оборванный, покрытый пылью и шрамами, немытый и небритый чернорабочий отбросил в сторону мотыгу и со всей накопившейся яростью метнулся к воину. В глазах человека горел адский огонь ненависти, отражавшийся в небольших коралловых имплантантах на его щеках, в руках он крепко сжимал кусок дюракритовой арматуры, готовый снести им голову предводителю йуужань-вонгов.

Два молодых воина ринулись ему наперерез, намереваясь перехватить убийцу на полпути, но Шедао знаком приказал им остановиться и не вмешиваться. Закованный в. доспехи из вондуун-краба, имевший при себе положенное ему по статусу оружие — гибкий жезл цаиси, обмотанный сейчас вокруг его правого предплечья, — командующий йуужань-вонгов меньше всего боялся пострадать в схватке с рабом. Он направился ему навстречу, низко присел, а затем резко выпрямился, поймав раба за горло правой когтистой лапой. Без усилий он поднял человека в воздух, выбив из его рук кусок арматуры, а из головы — всяческие вольнодумные желания.

Раб вцепился пальцами в правой запястье Ше-дао. Его глаза округлились, когда цаиси на руке воина неожиданно зашевелился и зашипел, готовый нанести смертельный удар. Человек извивался и хрипел, будучи не в состоянии вырваться из крепкой хватки Шедао. Потом он вдруг успокоился и посмотрел прямо в глаза захватчику. Он не мог произнести ни слова, а потому просто коротко кивнул, как бы смирившись со своей судьбой и предлагая йуужань-вонгу наконец прекратить его мучения.

Шедао вжал острый, как нож, большой палец в челюсть раба, потом переместил его чуть выше, к уху. Оба противника прекрасно понимали, что еще одно небольшое усилие, и йуужань-вонг проткнет человеку голову насквозь. Одним коротким кивком раб дал понять Шедао, что он готов принять свою участь.

Командующий понимающе кивнул и, вместо того чтобы закончить начатое, со всей силы швырнул человека в сторону двух молодых воинов, надзиравших за трудом рабов.

— Отведите этого к жрецам. Пусть они подготовят его. Если он выживет, от него может быть польза.

Воины почтительно склонились, схватили раба за плечи и поволокли прочь.

Шедао дал им отойти на десять шагов, а затем добавил:

— И пока будете там, скажите жрецам, чтобы они заставили маяшихся бездельем воинов заняться самосозерцанием.

Воины вновь склонились и ушли, заметно ускорив шаг.

Дэйн Лиан, его непосредственный подчиненный, занял место в полушаге позади Шедао, по его левую руку.

— Было ли это мудрым решением, мой вождь?

— А насколько мудро со стороны подчиненного оспаривать решение начальства прямо здесь, на улице? — — Шедао Шаи был рад, что его лицо скрывала маска, так как она спрятала от посторонних глаз его самодовольную ухмылку. — Воины вернутся смиренными, просвещенными, готовыми наилучшим образом выполнять свой долг.

— Я о другом, предводитель. О человеке, которого вы отпустили. Он пытался убить вас. Видя, как он остался в живых, прочие рабы посчитают это призывом к действию.

Шедао Шаи решил, что назидательнее будет оставить этот вопрос без внимания, и продолжил свою прогулку по улицам Дубриллиона. Разрушения, вызванные битвами на планете, не были повсеместными: по большей части городской пейзаж сохранился в том первозданном виде, в котором он был когда-то выстроен. К тому же большинство рабов оказались покладистыми, они усердно расчищали завалы, возвращая городу его нормальный облик. Скоро их научат использовать живые организмы йуужань-вон-гов, чтобы производить ремонт, а со временем на планете появятся и йуужань-вонгские строения.

— Похоже, Дэйн из домена Лиан, ты не в состоянии понять очевидного. Вопервых, ты говоришь, что он остался в живых, — но это еще не есть свершившийся факт. Мы не знаем, переживет ли он обряд Обновления. Но я выбрал именно его, за его мужество, за характер. Что еще более важно — — за смирение, за покорность перед судьбой и готовность умереть. Это значит, что он готов познать все премудрости Вселенной. Если он выживет, то он будет нам очень полезен.

— Это я понимаю, предводитель Шедао из домена Шаи, — Дэйн склонил голову, произнося эти слова.

Назвав полный титул Шедао, Дэйн Лиан как бы признавал, что он по-прежнему подчиненный и что он смиряется с этим положением. На самом деле Шедао понимал, что в лице своего помощника он имеет ядовитую змею, готовую^ в любое время совершить смертоносный укус, лишь только осознав, что для этого пришло время. Домен Лиан по-прежнему мечтал о возвращении былого величия, и Дэйн в этом плане был их главной надеждой и опорой.

— Возможно, твое невежество исходит оттого, что, несмотря на все усилия наших агентов, таких как Ном Анор, мы по-прежнему очень мало знаем о противнике. Между тем отношение этой Новой Республики к войне вызывает некоторое любопытство.

— Они просто трусы, мой вождь.

— Рассуждая так, Дэйн Лиан, ты только повторно демонстрируешь свое невежество, — Шедао заметил вспышку ненависти в глазах подчиненного. — Нам нужно как можно больше узнать об этих людях.

Шедао Шаи понимал, что его помощник в гробу видал все эти премудрости, но решил не заострять на этом внимания. Новая Республика и ее реакция на вторжение озадачили его. Ном Анор провел полный анализ политической ситуации внутри Новой Республики, и, исходя из его суждений, было выбрано направление для атаки. Иуужань-вонги напали именно в том месте, где Республика была наиболее уязвима: на ее границе с остатками Империи. Стратегия была до гениального проста, и она оправдала себя: имперцы до сих пор не атаковали их с флангов, а значит, Шедао Шаи и его воины имели полную свободу для маневра.

16
{"b":"26241","o":1}