ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Царство льда
Серые пчелы
Замуж назло любовнику
Приватир
Следуй за своим сердцем
Метро 2033: Пифия-2. В грязи и крови
Сердце бабочки
Никаких принцев!
Рубеж атаки
A
A

— Да, господин, — Дэйн медленно поднялся, придерживаясь руками за стенку. — Сию секунду, господин.

Шедао Шаи дождался, пока Дэйн доковылял до выходной двери.

— И еще…

— Да, мой вождь?

— Сними свою маску, когда ты будешь говорить с ним.

— Господин?! — ужас отразился в глазах подчиненного. — Вы не можете…

— Я не могу"? — Шедао стал медленно приближаться к своему дрожащему помощнику. — Я могу. Ты снимешь маску и пришлешь сюда Элегоса, а затем отправишься к «объятиями боли». Если хоть раз до рассвета я увижу, что ты не корчишься от боли, я убью тебя собственными руками.

— Слушаю и повинуюсь, господин мой.

* * *

Отложив в сторону маску, Шедао Шаи наблюдал за хищной рыбой, проплывавшей внутри водяного контейнера. Он подолгу изучал рыб, любил смотреть, как они набрасываются друг на друга и разрывают друг друга в клочья, потом кусочки оторванной плоти начинают тонуть и становятся кормом для прочих морских созданий. Даже косточки и то не пропадают даром: они оседают на дне и идут в пищу улиткам и другим крошечным существам. Ничего не расходуется впустую. Боль и страдания идут на пользу всем, как это и должно быть.

Он приказал создателям форм, приглядывавшим за аквариумом, перестать кормить рыб людьми или их останками. Конечно, зрелище было забавное — смотреть, как людей разрывают на части, но Шедао чувствовал неудовлетворенность хищников, которые привыкли самолично добывать себе пропитание. Он считал, что если кормить их готовой и не оказывающей сопротивления пищей, то это будет выглядеть насмешкой над природой и ее законами, это оскорбит подводных охотников, которым доставляет удовольствие драться за свою еду, а не подбирать падаль.

Шедао улыбнулся во весь рот. Создатели форм и жрецы, надзиратели и рабочие — все эти касты йу-ужань-вонгского общества обленились. Воины вот кто истинные охотники. Именно эта йуужань-вонгская каста была наиболее близка к тому, чтобы познать все тайны вселенной, К сожалению, пришлось заметить ему про себя, не все воины достойны такой судьбы. Дэйн Лиан страшился ее, и Шедао подозревал, что даже ночь, проведенная в «объятиях боли», не сильно поможет ему прозреть.

Элегос заставил себя выпрямиться, войдя в комнату. Он двигался энергично, стараясь не показывать, какую боль терпит, но Шедао все равно ощущал его страдания. Руки каамаси практически не поднимал, время от времени он непроизвольно хромал и оступался. Что ж, боль терзает его, но он готов ее принять. Он хорошо учится.

Шедао отвернулся от созерцания рыб и кивнул вошедшему.

— Ты хорошо потрудился сегодня, но пока ничего не достиг.

Каамаси выдавил из себя улыбку, но и она давалась ему через боль.

— Отнюдь, я осознал довольно многое. Хотя мое рациональное мышление противится принятию боли, я понимаю, что без нее мы — ничто. Философы нашей Галактики много спорили о том, несет ли наша жизнь в себе материальное начало, или ее следует рассматривать с точки зрения чего-то нематериального, духовного. Последнее пока еще никто не доказал, а потому нам приходится признавать, что мы всего лишь существа из плоти и крови. А раз так, то мы рождаемся в боли и умираем в боли, вся наша жизнь протекает сквозь боль. Отрицая это, можно лишь продемонстрировать слепую веру в недоказуемое. Противиться этой идее будет равносильно самообману.

Шедао Шаи задумчиво кивнул.

— Ты понимаешь многие вещи лучше, чем некоторые мои собственные подчиненные. И тем не менее ты не до конца готов принять это за истину.

— Вы рассказывали мне, что верите в богов. Боги, они ведь не имеют материального воплощения. Не противоречит ли их существование вашей религии преклонения перед болью?

— С чего ты так решил? — — Шедао пожал плечами. — Боги — это боги. Они — такая же необходи-мая составляющая нашей религии, как и боль. И то и другое — неотъемлемая часть Вселенной.

Элегос поднял голову и взглянул в глаза собеседнику.

— Как я понял, боль позволяет вам неимоверно развиться физически?

— Да.

— Тогда, видимо, мне придется еще многое стерпеть, так как я не ощущаю прибавления сил.

— Ты просто устал. Вскоре я дам тебе отдохнуть, — командующий йуужаньвонгов поскреб острыми когтями но транспаристиловому аквариуму. — Дэйн Лиан донес до меня некоторые известия из наших владений. Похоже, твое предположение, что Республика после провала у Гарки отступит, было неверным. Тот же корабль, что атаковал нас у Гарки, несколько дней спустя был замечен у Сернпидаля: он разнюхивал, чем мы там занимаемся.

— Он добился своего?

Шедао Шаи удержался от ехидной улыбки. Да, Элегос знает дипломатические игры на зубок. Он не спросил, чем мы заняты на Сернпидале, просто поинтересовался, была ли эта информация рассекречена. Что ж, поиграем.

— Вполне возможно. Наши силы были не готовы помешать его проникновению, так что он беспрепятственно изучил всю ситуацию в системе и ретировался. Хотя есть вероятность, что ваши аналитики неправильно истолкуют то, что он там разведал.

Каамаси склонил голову набок.

— Но вы не очень-то верите в это?

— Нет. Командир, предпринявший эту вылазку, не так глуп, чтобы совершать подобные детские ошибки, — йуужань-вонг поднял подбородок. — Это был тот же самый корабль, что помогал эвакуировать Дубриллион, а потом сражался с нами на Дантуине. Кажется, ты говорил мне, что им командует адмирал-ботан.

— Я только подтвердил то, что уже рассказывали вам пленные, которых вы пытали, — Элегос сжал губы в тонкую линию. — Уверен, что если этим кораблем все еще командует адмирал Кре'фей, то в следующий раз вы снова обнаружите его там, где ожидаете меньше всего.

— То есть своими предыдущими предположениями ты только дурачил меня?

Каамаси покачал головой.

— Появление адмирала у Сернпидаля удивило меня не меньше вашего. Он непредсказуем, и я не смогу вам с точностью указать, какую цель он выберет в следующий раз.

— Ясно, — Шедао Шаи и Элегос наконец обменялись улыбками. — Я догадываюсь, что ты не настолько глуп, чтобы думать, будто я не изучал историю ваших народов. Я был прилежным учеником, уж поверь. Я хорошо знаю вас и прекрасно умею играть в военные игры. Я смогу удивить и тебя, Элегос, и вашего адмирала Кре'фея.

Шедао вновь коснулся транспаристиловой загородки, когда особенно крупная рыба проплыла мимо.

— Этот адмирал — ботан. Его можно сравнить с тем адмиралом-чиссом, которого ты как-то упоминал? Он тоже изучает искусство и культуру своих противников, чтобы узнать их получше?

— Нет, он не имеет привычек Трауна, но все равно считается опытным и умелым флотоводцем.

Йуужань-вонг внимательно посмотрел на собеседника.

— Но он же ботан, представитель расы, одной из наиболее известных в этой Галактике. Они ведь двуличны, эти ботаны. Некоторые доверяют им, но большинство их терпеть не может. Они ведь уничтожили твой народ, не так ли?

— Да, так и было. Некоторым из них действительно нельзя доверять. Но нельзя судить об адмирале Кре'фее по поступкам других ботанов. Такую ошибку вы не должны допускать.

— А ты хитрец, Элегос, — йуужань-вонг сжал руки вместе. — Теперь мне приходится выбирать: то ли слепо верить твоим словам, то ли предположить, что ты меня обманываешь, и держаться противоположного мнения.

— Если я здесь, чтобы учиться у вас и учить вас, то зачем мне вас обманывать? — каамаси сложил руки за спиной. — Я честно предупреждаю вас об угрозе, которую таит в себе адмирал.

— Среди нас есть некоторые, в том числе и Дэйн, которые считают, что ты дурно влияешь на меня. Они верят, что время, проведенное в твоем обществе, совратит меня с пути истинного.

— Вполне возможно.

— А изменило ли самого тебя все то время, которое ты провел со мной? — Шедао вглядывался в непроницаемое лицо Элегоса. — Принял ли ты достаточно боли, что готов поделиться ею с прочими?

— Причинять кому-то боль? Нет, — пурпурные глаза Элегоса не мигая смотрели на Шедао. — Мой народ не приемлет насилие.

29
{"b":"26241","o":1}