ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Чем больше Джейсен наблюдал за Корраном, тем яснее он понимал, что старший джедай все время ходит по лезвию бритвы. Поскольку командование навесило на него бремя ответственности за проводимую здесь операцию, ему постоянно приходилось контролировать себя, не упустил ли он чего, раздавая приказания подчиненным. Повстанцы Раде Дромата, в частности, вовсю горели желанием отомстить захватчикам за свою поруганную планету, сам Раде, казалось, только и ждал, когда джедай даст ему благословение, чтобы он пошел и извел под корень всех йуужань-вонгов на Гарки.

Ганнеру тоже не терпелось схлестнуться с йуу-жань-вонгами. И вроде бы он ни разу не приставал к Джейсену с расспросами, как это оно — — убить вонгского воина, но когда у них временами заходила речь о наболевшем, Ганнер постоянно подводил нить разговора к этому вопросу. Он мог мило улыбнуться и так ненавязчиво брякнуть «Ну, Джейсен, ты у нас теперь эксперт по вонгам. Как с ними лучше всего бороться?». Казалось, Ганнер, просто еще раз хотел удостовериться, что он способен с ними справиться.

А чего же здесь ищу я сам? задумался Джейсен. Он вспомнил, какое чувство неудовлетворенности и унижения он испытал, когда был побит в бою с йуу-жаньвонгом на Белкадане. Позже, на Дантуине он побеждал в сражениях воинов, но он знал, что они были молодыми и неопытными. А потом на него наслали этих рептилоидов, и он не столько сражался с ними, сколько просто кромсал их на мелкие кусочки. С этого момента он перешагнул тот рубеж, за которым даже убийство стало казаться ему чем-то обыденным.

Там же, на Дантуине, он делал то, чем занимались многие поколения джедаев из легенд и мифов. Все баллады, все сказания указывали на то, что джедаи защищали слабых, боролись с тиранией, восстанавливали порядок. На Дантуине он играл именно ту роль, которая была для него предначертана, и играл, надо заметить, неплохо. Хотя джедаев после этой битвы и ославили по всей Новой Республике, среди этих клеветников вряд ли был хоть один, кто выжил на Дантуине.

Они видели там в нас именно то, что они хотели видеть 6 джедаях, но об этом ли я мечтаю? Вот уже который день он пытался разобраться в парадоксе бытия джедая. Из его дяди сделали настоящее оружие, направленное против Империи. Люк Скайуокер вернул своего отца к Свету и уничтожил самую большую в Галактике обитель зла. Он продолжал сражаться со злом во всех его проявлениях, включая и последние битвы с Империей и ее наследниками. И насколько Джейсен мог судить по этим поступкам, быть джедаем значило быть воином.

Проблема заключалась в том, что подготовка джедая в академии Люка Скайуокера не могла быть полной. Император очень постарался, в годы своего могущества искореняя Орден и все, что с ним было связано. Вполне вероятно, что Палпатин даже предполагал возможность своей гибели, а потому планировал возродить Братство ситхов, внедрив ошибки в джедайское учение. Он предполагал, что если кто-то в будущем попытается выучиться на джедая, то благодаря его, Императора, усилиям этот кто-то свернет на гибельную тропу Темной стороны.

В глубине души Джейсен понимал, что быть джедаем — это нечто большее, чем быть просто воином. Б последнее время он даже стал замечать проблески этой стези в лине дяди Люка, хотя Республика требовала от него так много, что он просто не мог сосредоточиться на проблеме. И наблюдая за Корраном, пытавшимся найти золотую середину между благословением кровавой резни и планированием операции, Джейсен тоже видел в нем нечто большее, чем просто воина. Корран снова и снова делал упор на то, что им необходимо прежде всего, а именно — сбор информации. Если ситуация выйдет из-под контроля, и придется сойтись с йуужань-вонгами в жестокой битве, что ж, чему быть, того не миновать. Но в первую очередь нужно сосредоточиться на задании, а не думать о том, как бы утолить жажду мести.

И в Корране, и в дяде Люке, и во многих других Джейсен видел намеки на другую сторону бытия джедая. Джедай-учитель, джедай-философ. Ему нравилась такая позиция, она предлагала альтернативный курс развития, но Джейсен не был до конца уверен, что этот курс ему также подойдет. Я вижу много разных дорог, но я знаю, что все они заведут меня в одно и то же место. Он пожал плечами. Должен быть другой путь.

В его комлинке раздался двойной щелчок, сообщивший ему о том, что пора перейти в состояние полной боевой готовности. Джейсен встрепенулся и выбросил из головы посторонние мысли. Он вскарабкался по лестнице, вмонтированной в выходившую наружу длинную феррокритовую трубу. Завис на самом верху, в полуметре от внешнего люка, и замер. Его рука потянулась к световому мечу, мертвой хваткой вцепившись в рукоять. Я могу много размышлять о сбоем будущем, но пусть сейчас я буду просто воином.

При помощи головизора, он теперь смог разглядеть и вторую наступающую армию: пеструю смесь йуужань-вонгов и рептилоидов. Рептилеподобные создания постоянно суетились, метались из стороны в сторону, прячась за скамейками и цветочными горшками, просачиваясь сквозь фонтаны. Среди их эмоций больше читалось беспокойство, некоторые из рептилий вышли на охоту ранеными и время от времени постанывали.

Воины йуужань-вонги, ярко контрастируя с подчиненными им солдатами, вышли на площадь, как на парад. Их было всего трое — по одному на двадцать рептилоидов, — но они излучали абсолютную непоколебимость и уверенность в себе, вели себя как хозяева положения, вышагивали чинно и гордо. Их черная броня блестела на солнце, в руках были могучие амфижезлы. На правом плече у каждого вонга было по небольшому виллипу: приг помощи этих средств связи они получали распоряжения от начальства и затем передавали команды своим рептилевидным слугам.

И тут началось. Разношерстная толпа существ, бывших когда-то людьми, повыскакивала из окрестных домов и с громкими воплями и гиканьем рванула на врага. Большинство из них бежало нормально, но некоторые неуклюже ковыляли, сгибаясь под тяжестью массивных доспехов. Все бойцы были вооружены бластерами, правда многие сжимали их так, будто это было не огнестрельное оружие, а обычные дубинки.

Засада, устроенная рабами, оправдала себя на все сто. Правый фланг йуужанъ-вонгского построения был прорван в секунду, рептилоидов отбросили назад, и они уже были готовы в панике бежать, но главный йуужань-вонг показал всем на собственном примере, как нужно разбираться с непокорными людишками. Резким движением амфижезла он снес голову напавшему на него рабу, подчиненные поддержали его активным контрнаступлением, также подключив к резне амфижезлы.

Люди отступили под натиском врага, но оказалось, что они просто заманивали его в очередную ловушку. Как только большая группа рептилоидов на правом фланге просочилась к задним рядам построения людей, в бой вступили солдаты-рабы из последней выведенной в лабораториях партии. Они не только выглядели ужаснее всех прочих, но оказались еще и гораздо лучше подковаными тактически. Когда рептилоиды окончательно увязли в оборонительных порядках людей, те сомкнули ряды, отрезав проникшую к ним группу от прочих вражеских солдат. Через несколько секунд попавшие в ловушку рептилоиды безжизненными тушами валялись на земле.

Джейсен переключался с одной голокамеры на другую, разглядывая поле брани, когда очередной щелчок в комлинке возвестил о начале заключительной фазы операции. Тогда он отбросил в сторону голоэкран, призвал себе в помощники Силу и, вырвав с корнем крышку люка из ее пазов, выпрыгнул на поверхность и активировал меч.

А на площади йуужань-вонгов ожидала новая засада. Расположившиеся на огневых позициях снайперы повстанцев синхронно произвели первые залпы, разом уничтожив все стационарные вилли-пы, с помощью которых вонгское командование наблюдало за военными игрищами. Несколько снайперов попытались поразить виллипы на плечах у воинов, но преуспели только в попадании в самих йуужаньвонгов, что однако никак не повредило их здоровью.

Одновременно с Джейсеном из своего люка вырвался Ганнер. С одной стороны, он выглядел просто великолепно, а с другой — буквально-таки воплощал собой смертоносный ужас. Та самая крышка люка, которую он только что вышиб с законного места, его усилиями взметнулась над головами сражающихся, нашла себе цель в лице одного из рептилоидов и со страшным грохотом опрокинулась на него.

33
{"b":"26241","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Соблазненная по ошибке
Альянс
Происхождение
Видок. Чужая боль
Почему у зебр не бывает инфаркта. Психология стресса
Бывшие. Книга о том, как класть на тех, кто хотел класть на тебя
Нелюдь
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
Среди садов и тихих заводей