ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Раде, поверь, я не просто проявляю заботу. Ты показал себя в сражениях с вонгами отличным бойцом, а нам сейчас очень нужны такие, как ты.

— В первую очередь вам сейчас нужно, чтобы йуужань-вонги слепо уверовали в то, что пожар в Ксеноботаническом саду был не больше чем обычным терактом, — лидер повстанцев похлопал джедая по плечу. — Корран, ваше появление очень много значит для нас, вы научили нас, как бороться с врагом и как его побеждать. Но вам нужно улетать прямо сейчас, чтобы ученые смогли вернуть нашим людям человеческий облик. А мы должны остаться здесь, чтобы к тому моменту, как эти двое захваченных пленников вновь станут людьми и вернутся на планету, здесь остался в живых хоть кто-то, кто смог бы их встретить.

— Раде, знай, мы не бросим вас. Мы вернемся и освободим Гарки.

Повстанец расплылся в улыбке.

— Лучше поторопитесь, иначе мы сделаем всю работу за вас.

Джейсен дождался наконец того момента, когда он посчитал, что может встрять в разговор.

— Корран, пленники в отключке, правда, не знаю, надолго ли. Но осталась одна доза. Могу я вколоть ее Ганнеру?

— А он просил? Юноша покачал головой.

— Нет, но я вижу как сильно он страдает. Корран задумался на мгновение, затем кивнул.

— Хорошо. Спроси, хочет ли он этого. Если откажется, все равно вколи ему дозу.

— Ты шутишь?

— Отнюдь. Я не хочу, чтобы этот мастер телекинеза из-за очередного приступа боли начал беспорядочно швыряться предметами. Нам нужно прорываться в космос, и наши шансы, будем смотреть правде в глаза, не слишком велики. Не стоит уменьшать их до предела.

Откровенно говоря, Джейсен ни за что бы не вколол Ганнеру полную дозу транквилизатора против его воли, но тут в его голову закралась мысль, что Корран прав. Юноша понял, что старший джедай выдал такое распоряжение не из-за былых трений между напарниками и не ради того, чтобы еще больше досадить раненому Ганнеру. Как и много раз до этого, Корран подчеркивал важность их миссии и ее результат. Он ставил жизни всей команды превыше чьей-либо гордости и самолюбия. Как и тогда, когда он, совершенно не думая о последствиях, приказал мне бросить его на площади во время схватки с кораллом-прыгуном.

Это позволило Джейсену в другом свете посмотреть на роль лидера и командира. Раньше он считал, что лидер — это некто, наделенный властью и распоряжающийся ею по своему усмотрению. Все его приказы беспрекословно исполняются подчиненными, все его веления — как законы. Для такого юнца, как Джейсен, стать лидером означало продвинуться по званию или повзрослеть, но он никогда даже не пытался разобраться в этом вопросе более детально.

Только сейчас он начал понимать, насколько тяжело командирское бремя. Да, Корран отдавал приказы, но на нем висела и полная ответственность за последствия своих действий. Так же как и за провал или успех операции в целом. Джейсен не сомневался, что, если бы потребовалось, Корран отдал бы приказ на самоубийственную вылазку, как тогда, в гаркийских садах. Но даже если жертвы этой вылазки были бы оправданы, Коррану все равно всю оставшуюся жизнь пришлось бы жить с мыслью о последствиях отданных им приказов.

Собственно, все те же слова можно было сказать и про дядю Люка. Его груз ответственности был даже еще более тяжелым, и Джейсен, в принципе, был несказанно рад, что такая ноша не давит на плечи ему самому. Не то чтобы он не смог ее удержать, просто, имея ее на плечах, он не смог бы сосредоточиться на мыслях о том, каким же джедаем ему в конце концов необходимо стать. Будучи ответственным за других, я не смогу выполнять мои обязанности перед Силой.

В задумчивости склонив голову, парень вновь обогнул корабль и вернулся к лежащему на земле Ганнеру. Он улыбнулся раненому товарищу.

— Корран сказал, что я могу дать тебе оставшуюся дозу транквилизатора, если пожелаешь.

— Нет, не нужно.

Джейсен кивнул и, не дожидаясь, пока лежащий джедай сообразит, в чем дело, резко всадил шприц в его правое бедро. Шприц ушел вглубь на пять сантиметров, а затем так же резко остановился, будто пытался пробиться сквозь стену из дюрак-рита.

Ганнер возмущенно пялился на Джейсена.

— Эй, не заставляй меня ломать шприц.

Если он может концентрироваться настолько, то он вряд ли станет «в агонии швыряться предметами»,

— Прости, но Корран сказал…

— Корран сказал то, что должен был. Мне не нужен транквилизатор. По крайней мере, не сейчас, — Ганнер повернул голову в сторону одного из ногри. — Сирхка, подойди пожалуйста, мне нужна твоя помощь.

Ногри поднялся со своего сидения и резво подскочил к джедаям.

— Приказывай.

— Возьми в аптечке термокаутер, — он сорвал с лица бинт. — Нужно заштопать мою рану.

Ногри принялся рыться в аптечке и наконец выудил оттуда небольшой прибор длиной в шестнадцать сантиметров, который мог генерировать тонкий низкочастотный лазерный луч. Джейсен окинул взглядом Сирхку и только тут заметил свежие розоватые шрамы на его серой коже: использование термокаутера явно было для ногри не в новинку.

— Эй, подожди минутку! переполошился Джейсен. Амфижезл располосовал лицо Ганнера от левой брови до челюсти, в некоторых местах, когда джедай вдыхал, на его лице пузырилась кровь.

— Подождать чего?

— Ну, мы же выберемся отсюда. Поместим тебя в резервуар с бактой, и все пройдет. Если ты станешь лечиться этой штукой, то у тебя останется шрам через все лицо.

— Я знаю, на что иду, — Ганнер вновь повернулся к ногри. — Не надо ничего выдумывать, просто прижги рану.

Ногри кивнул и потянулся рукой к порезу, чтобы соединить вместе края плоти. Потом он поднес к лицу Ганнера инструмент и стал прижигать рану. Ноздрей Джейсена коснулся резкий запах горелого мяса, и он поморщился от отвращения. Но, несмотря на то что ему очень хотелось отойти подальше и не смотреть, он так и не сделал этого.

Ганнер держался молодцом, его лицевые мускулы напрягались все больше от каждого прикосновения термокаутера. Джейсен ощущал в Силе его страдания, но не так отчетливо, как отвращение, перекрывавшего все его эмоции. Джейсену казалось, что с каждой вспышкой боли от прижигания Ганнер снова и снова переживает то унижение, которое он испытал в бою с йуужань-вонгом.

— Не волнуйся, Ганнер, больше йуужань-вонги тебя так просто не проведут.

Ганнер молчал, пока Сирхка не закончил с его лицом и не принялся за рану на бедре. Тогда джедай взял кусок материи, смоченный в дезинфицирующем растворе, и протер им лицо, стирая с него остатки крови. После этой процедуры на лице остался лишь грубый покрасневший шрам, протянувшийся ото лба до подбородка. Кожа вокруг шрама была достаточно мягкой, тем не менее Ганнер все равно тщательно промыл его дезинфектором.

— Ты понимаешь, Джейсен, йуужань-вонги не провели меня. Я сам себя провел, — джедай прикрыл глаза на мгновение, затем откинулся назад. Открыл он только правый глаз. — С тех пор как я узнал о существовании йуужань-вонгов, я только и думал о том, как бы доказать, что я сильнее их. Я был в ярости оттого, что мне так и не представилась возможность сразиться с ними на Биммиеле. Тот, первый, которого я убил сегодня днем, был просто дураком, он попал ногой в дыру и погиб из-за собственной глупости. И с того момента я каким-то образом возвысил себя в ранг гениального фехтовальщика на фоне «безмозглых йуужань-вонгских слабаков».

В воздухе вновь запахло паленым, когда ногри принялся прижигать вторую рану.

— Более того, я постоянно пытался сопоставить себя с другими джедаями, хотел состязаться с ними. Ведь твой дядя, Корран, Кам — все они — представители другого поколения. Они знали Империю, они сражались с ней или служили ей. Они старше. У них другое знание о Великой силе, у них совершенно другая выучка.

Он поблагодарил Сирхку, который завершил прижигание, отложив в сторону инструмент.

— Краг Вал заставил меня заплатить большую пену за мое высокомерие, причем сделал это так, как другие попросту не были способны. А между прочим, давно пора было спустить меня с небес на землю, но и твой дядя, и Корран были слишком мягки со мной, а я посчитал такое поведение учителей символом слабости. Я был полным идиотом, но Корран терпел меня, потому что во время этой миссии он ставил общие интересы превыше личных.

39
{"b":"26241","o":1}