ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Скажи им: я рад, что они собрались так скоро. Я хочу, чтобы они отдохнули. Пускай проведут этот вечер в медитации и полном единении с Силой. Завтра мы встретимся и поговорим.

— Завтра? Пусть будет так, мастер, — подчинился Кип. Он слегка поклонился, затем резко развернулся и покинул зал для тренировок. Люк заметил, что Корран наблюдал за его уходом в нервном напряжении, крепко сжимая меч и поглаживая пальцем кнопку активации. Мара вообще не смотрела на Кипа, но волны ярости, исходившие от нее, чувствовались даже на расстоянии.

— Я знаю, он тебя немного раздражает… — начал Люк.

Корран повернулся на голос.

— Раздражает? Либо я хорошо скрываю свои чувства, либо вы слишком снисходительны ко мне, мастер. Имей я хоть какие-нибудь способности к телекинезу, я бы, не колеблясь, придушил Кипа его же дурацким плащом.

— Корран! — Мара грозно посмотрела на него.

— Прости. Это, конечно, было бы немного непохоже на меня…

— На тебя непохоже быть таким тривиальным, — Мара сощурила зеленые глаза. — Надо действовать утонченнее. Найти частично заблокированную артерию в его мозгу. Слегка сдавить ее. Раз — и его нету.

Корран рассмеялся.

— Теперь я действительно сожалею, что не могу применить телекинез.

— Прекратите, вы оба, — оборвал их Люк. — Ваши шуточки не решат проблемы с Кипом и его единомышленниками. Они все выросли в постимперскую эпоху. Они всегда мечтали стать настоящими джедаями — уничтожать зло в любых его проявлениях. Все, что я делал в ходе войны с Империей… все, что мне пришлось делать на этой войне, они считают примером того, как надо поступать со всяким злом. Удар светового меча для них — акт высшей справедливости. Они, может, и более мудры, чем я обрисовал, но, по их мнению, йуужань-вонги, неподвластные Силе, не оставляют иных альтернатив, кроме как прибегнуть к агрессивным переговорам и использовать меч в качестве основного аргумента.

Джедай-кореллианин стер последние капли пота с бороды.

— Похоже, убив двух вонгов на Биммиеле, я не очень-то помог доказать правильность обратного подхода.

— У тебя не было выбора, Корран. Ты был слишком близок гибели на Биммиеле, — Люк тяжко вздохнул. — А люди Кипа урока из твоих действий не извлекли. Ты был ранен — а они посчитали, что просто слаб. Они не замечают, насколько на самом деле опасны йуужань-вонги. Пока последователи Кипа считают, что они лучше тебя, они будут верить в собственную непобедимость. Раз уж ты смог прикончить вонга, то чего стоит им, таким всемогущим воинам?

Мара кивнула.

— И Анакин в какой-то мере тоже подсобил: увидев, как он косит толпами этих чужаков, многие стали недооценивать вонгов. На Дантуине мы извлекли жестокий урок: йуужань-вонги больше заботятся о выполнении своего долга, чем беспокоятся о чьих-либо жизнях, будь то свои или чужие. Те джедаи, которые обычно привыкли запугивать своих врагов, чтобы добиться победы, сами могут до икоты испугаться противника, который не боится смерти.

Люк сжал пальцами виски.

— Вот это-то больше всего и беспокоит меня: страх, боль, зависть, презрение. Все это ведет на Темную сторону.

— Да, учитель… Но нам надо смотреть на вещи более реально, — Корран прикрепил меч к поясу. — Йуужань-вонги чудовищны и беспощадны. Мы не можем почувствовать их через Силу. Это лишает нас многих преимуществ, на которые джедаи привыкли полагаться. Потеря большинства своих способностей кого угодно заставит бояться.

— Нет, Корран, ты ошибаешься. Быть джедаем — это значит сохранять нашу истинную сущность. А это не Сила, которой мы обладаем, и не оружие, которое мы носим. Я не переставал быть джедаем, даже когда попал в плен в силовой пузырь йсаламири. Другие при помогли страха лишь отдаляют себя от истины. Мы все служим Силе, неважно, являются ли наши враги ее частью или нет.

Корран задумался на мгновение, затем кивнул: — Я понял вашу мысль. Боюсь только, другие ее не поймут. Вполне нормальная реакция на страх — это использовать всю свою мощь, набросившись на то, чего боишься больше всего.

— Или, — добавила Мара зловещим тоном, — пресмыкаться перед тем, чего боишься, чтобы оно тебя пощадило.

Люк нервно дернулся.

— Мне не понравилось, как ты это произнесла, Мара, — на Белкадане он видел множество существ, которые попали в рабство к йуужань-вонгам, но он сомневался, чтобы кто-то из них воспринимал свое новое положение с удовольствием. И все же страх может заставить делать кучу иррациональных и нелогичных вещей. Но Люк не хотел рассматривать даже малейшую вероятность того, что им придется сражаться с существами, перебежавшими на сторону йуужань-вонгов.

— Так или иначе, Корран в чем-то прав. Кип назвал это сборище военным советом, а это значит, что они уже сейчас готовы бросаться на йуужань-вонгов сломя голову, — Люк провел рукой по вспотевшему лбу. — На самом деле, миссия джедаев должна быть совсем другой. Мы отправимся на пограничные миры и поможем эвакуировать беженцев. Мы начнем более тщательно координировать наши оборонительные действия. Дантуин послужил ярким примером того, чем все может обернуться, если делать свою работу плохо.

Мара окинула его взглядом.

— А как насчет разведывательных миссий? Того, чем ты занимался на Белкадане. Мы извлекли из этого немало пользы, узнали многое о враге. Корран и Ганнер тоже раскопали кучу полезного во время путешествия по Биммиелю, в том числе привезли образцы вражеских биотехнологий и мумми-фицированное йуужаньвонгское тело. Чем больше информации мы сможем собрать о йуужань-вонгах, тем больше у нас шансов победить в этой войне.

— Я согласен с тобой, но при наличии нескольких сотен миров — — потенциальных мишеней для вонгской атаки — и всего лишь сотни джедаев, как ты предлёжишь мне их рассредоточить?

Корран кивнул.

— Да, и не забывайте про политику. Если вонги завоюют мир, на котором не будет ни одного джедая, всю вину за провал возложат на нас. Опять же, если на планете будет слишком мало джедаев, чтобы их остановить, мы снова окажемся в проигрыше. Я не предлагаю оставить все как есть и ничего не предпринимать, но мы просто обязаны принять к сведению тот факт, что никогда не сможем угодить всем существам в этой Галактике, нуждающимся в нашей помощи.

С другой стороны, предложение Мары сопряжено с немалым риском: единственные место, где мы с уверенностью сможем обнаружить йуужань-вонгов, — это уже покоренные ими миры. Будет непросто проникнуть туда и остаться невредимыми.

— В этом мире больше не осталось для нас ничего простого, — мастер джедай протянул ладонь и взял Мару за руку. — На данный момент мы должны лишь убедиться, что джедаи делают все возможное, чтобы исполнить свой долг перед Галактикой. И критика со стороны меня тревожит намного меньше, чем возможность того, что провалы наших миссий повлекут за собой внутренний раскол Ордена. И если это произойдет, йуужань-вонгам уже ничто не помешает пройтись победным маршем по планетам Новой Республики.

3

Возвращение в родные пенаты, в ту анфиладу комнат, где прошло все его беззаботное детство на Корусканте, показалось Джейсену немного странным. Он мог бы сказать, что да, он вырос здесь, но он знал, что это на самом деле далеко от истины. Большую часть своей жизни он вместе с родителями путешествовал, бороздил просторы Новой Республики, потом отправился учиться в Академию на Иавине IV.

Место, куда он вернулся, не сильно отличалось от того, каким оно ему запомнилось. Его собственная комната находилась вниз по коридору; чтобы попасть в покои к родителям, надо было подняться вверх по лестнице. Фамильный дроид Ц-ЗПО по-прежнему бесцельно слонялся из комнаты в комнату, охая и ахая, сетуя на судьбу, и только на секунду остановился, чтобы заявить, как он счастлив снова видеть мастера Дхсейсена. Выходки и кривляния золотистого протокольного дроида хотя временами и раздражали, но при этом служили Джейсену напоминанием о старых добрых временах, были свидетельством того, что в этом доме ничего не менялось и жизнь течет по-прежнему.

4
{"b":"26241","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ведьмак (сборник)
Вам нужен бюджет. 4 правила ведения личных финансов, или Денег больше, чем вам кажется
Шпаргалка для некроманта
Спортивное питание для профессионалов и любителей. Полное руководство
Драйв, хайп и кайф
Когда все рушится
Женщины, которые любят слишком сильно. Если для вас «любить» означает «страдать», эта книга изменит вашу жизнь
Магическая уборка. Японское искусство наведения порядка дома и в жизни
Мой знакомый гений. Беседы с культовыми личностями нашего времени