ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я не питаю никаких иллюзий по этому поводу, адмирал Кре'фей. Мои моффы будут противиться любым моим действиям по защите Итора так же, как и ваши лидеры — любому вмешательству имперских сил в ваши внутренние дела, — Пеллаэон прищурился. — В отличие от нас они не понимают всю серьезность ситуации. Битва за Итор определит дальнейший ход противостояния с йуужань-вонга-ми. Если мы победим, они отступят, и мы, вполне возможно, окончательно прогоним их за пределы нашей Галактики. Если мы потерпим поражение, то я вообще сомневаюсь, есть ли у Новой Республики будущее. Как, впрочем, и у Империи.

— Да, мы попали в тяжелую ситуацию, — ботан напрягся. — Вам следует знать, адмирал, что у нас нет доступа ни к одному супероружию, пережившему эпоху старой Империи. Они все были уничтожены, и это сущая правда, даже несмотря на разные слухи, которые время от времени появляются то там, то тут.

Пеллаэон улыбнулся.

— Могу вас заверить, что и у нас ничего подобного не осталось. Может, оно и к лучшему, поскольку супероружие трудновато применять в оборонительных целях.

— Полностью с вами согласен. К тому же немногие потерпят, если Империя начнет передавать Республике в пользование какое-либо из своих сверхвооружений. Защитить Итор и без того будет непростой задачей, не стоит навешивать на себя дополнительный груз проблем в виде одной из этих жутких махин.

— Да, защитить Итор действительно будет нелегко, — наконец, включился в дискусиию Люк. — Помимо всего прочего, у нас имеется целый ряд проблем на самой планете. Первая из них носит научный характер. Мы можем пересадить несколько деревьев баффорр с Итора на другие планеты, но это нам мало что даст: должно пройти не меньше десяти лет, прежде чем на них появится интересующая нас пыльца.

Корран недоуменно уставился на Люка.

— Но иторианцы — известные специалисты в области ботаники и генной инженерии? Даже мой дед вел переписку с несколькими иторианцами, выспрашивая у них ответы на интересующие его ботанические вопросы. Разве они не могут ее синтезировать?

Мастер вздрогнул.

— Это подводит нас ко второй проблеме, даже более серьезной, чем синтезирование пыльцы. Вся структура иторианского общества основывается на религии преклонения перед планетой, жизнью и лесом. Если мы попросим их создать какое-то лекарство, что-то, дарующее жизнь, они, не колеблясь, согласятся. Но нам-то нужно, чтобы они экспериментировали с жизненными формами для производства оружия. Они не пойдут на это.

Кре'фей обеспокоенно покосился на мастера Скайуокера.

— И что, нет никакого способа переубедить их? Люк как-то неловко пожал плечами.

— У меня был разговор с Релалом Тауроном, верховным жрецом, сменившим Момау Надона на посту правителя Итора. Он согласился позволить нам собирать пыльцу с их деревьев и высаживать новые рощи на других планетах. Он даже посчитал, что на Гарки деревья баффорр внесли свой посильный вклад в отражение угрозы йуужань-вонгов. Тем не менее он категорически против любых попыток исказить или просто обойти какие-либо догмы их религии. В частности, она запрещает живым существам касаться ногами поверхности их священной планеты.

Пеллаэон с интересом посмотрел на Скайуокера. — Сомневаюсь, что йуужаньвонги будут свято блюсти этот запрет.

— Релал это понимает, а потому он согласен пойти на кое-какие уступки. Нашим людям будет позволено спуститься на планету, но перед этим они должны будут пройти очищающий обряд и им придется соблюдать некоторые строгие ограничения.

Адмирал-ботан откинулся в кресле.

— Верховный жрец должен понимать, что о всяких ограничениях тоже придется забыть, когда наступит час битвы.

Люк кивнул.

— Он не сказал этого, но я чувствую, что он все прекрасно понимает. Он сейчас в очень неустойчивом положении. Иторианцы — мирный народ. Вражеское вторжение и даже наша подготовка к отражению этой угрозы могут расшатать устои иториан-ского общества.

Корран подался вперед.

— Мы все это понимаем, но, спалив Ксенобота-нический сад на Гарки, мы всего лишь выиграли немного времени. Йуужань-вонги нападут на Итор, и этого уже не миновать. Они могут при помощи до-винов-тягунов просто запустить к планете несколько астероидов, и тогда никакое общество уже не надо будет расшатывать — здесь и так все погибнет.

— Ну, от астероидов мы сможем защититься, — задумчиво произнес Пеллаэон. — Мы распылим их прежде, чем они доберутся до планеты.

— Корран, я также советую принять во внимание то, что йуужань-вонги вряд ли станут уничтожать планету, полную жизни. Они скорее предпочтут захватить ее и примутся изучать ее секреты, — Люк на мгновение прикрыл глаза, а затем вновь поднял веки. — — Все, что вы видели на Гарки, они вполне могут повторить и на Иторе.

— Ладно, убедили. Я и сам не очень-то верю, что йуужань-вонги попытаются взорвать планету. Их новое командование, видимо, действует более практично, чем предыдущее, раз трагедия Сернпи-даля до сих пор не повторилась, — Корран пожал плечами. — Так как нам выстраивать оборону? Встречаем их в космосе, сбиваем максимальное количество десантных шаттлов, а затем добиваем оставшихся на поверхности планеты?

— Я предпочел бы вообще не подпускать их к Итору, но пренебрегать наземной обороной все же не стоит, — заявил Кре'фей. — У нас есть несколько элитных подразделений, и республиканских, и имперских, которые способны закрепиться на поверхности и отразить любую угрозу. Они достаточно дисциплинированны, чтобы соблюдать любые ито-рианские запреты, — по крайней мере, до той поры, пока битва не станет слишком жаркой.

Адмирал Новой Республики бросил взгляд на своего имперского коллегу.

— И все же, окончательное решение за вами, адмирал.

Пеллаэон, казалось, был необычайно удивлен таким поворотом событий.

— О чем вы говорите? Кре'фей осторожно улыбнулся.

— О том, что вы здесь старший офицер с гораздо большим боевым стажем, чем у меня. Я лишь несколько раз сражался с йуужань-вонгами и так ни разу и не добился чистой победы. Я бы хотел, чтобы именно вы руководили обороной Итора.

Первым пережевал столь неожиданное высказывание Корран.

— Боюсь, политики этого не одобрят. Клыки ботана на мгновение сверкнули.

— Я думаю, мы можем некоторое время изображать совместное планирование, чтобы политики ничего не заподозрили. Но когда настанет час битвы, я бы хотел, чтобы вы, адмирал, единолично командовали войсками. Политики просто не успеют что-либо возразить.

Пеллаэон задумчиво кивнул.

— Но вы, конечно, останетесь вторым в цепочке командования?

— Почту за честь. Имперский адмирал улыбнулся.

— А кто за вами? Мастер Скайуокер? Ботан бросил взгляд на Люка.

— Джедаи неплохо проявили себя в наземных сражениях на Дантуине и Биммиеле. А какова будет их роль здесь, на Иторе?

Люк окал руки вместе, и Корран вдруг ощутил, с каким трудом ему дается ответ на этот, казалось бы, простой вопрос. Джедаев нельзя было назвать боевыми единицами, хотя они и были обучены хорошо сражаться на мечах. Поскольку Итор считался колыбелью жизни, а именно жизнь обязаны защищать джедаи, то их было просто необходимо привлечь к обороне планеты. Тем не менее Люк по-прежнему сомневался в правильности такого решения, так как в пылу битвы многие джедаи могли перейти рамки дозволенного. Ту зыбкую грань, которая отделяла оборонительные действия от неоправданной агрессии.

Мастер-джедай посмотрел на Коррана.

— Ты что-нибудь можешь сказать по этому поводу?

— Не вопрос, мы поможем защитить Итор. Но постараемся сделать все возможное, чтобы не превратить сражение в неуправляемую бойню. Только отпор йуужань-вонгам, никаких лишних жертв, убийств невинных и прочих кровожадных акций. Хотя и сомневаюсь, что смогу найти на планете хоть одного невинного йуужань-вонга.

— А если кто-то из йуужань-вонгов решит сдаться? — задал неожиданный вопрос Пеллаэон.

Люк покачал головой.

— Ни йуужань-вонги, ни их рабы никогда не сдаются. УЖ поверьте моему опыту.

45
{"b":"26241","o":1}