ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рунный маг
Золотая клетка
Разгреби свой срач. Как перестать ненавидеть уборку и полюбить свой дом
Алхимик
Ученица. Предать, чтобы обрести себя
Селфи на фоне дракона. Ученица чародея
Резидент
Соблазни меня нежно
Обними меня крепче. 7 диалогов для любви на всю жизнь
A
A

— Нет, господин.

— Хорошо, — Шедао отвернулся от помощника и стал медленно вышагивать по палубе. Каждый шаг отдавался в ушах Лиана гулким эхом от грохота, издаваемого шпорами военачальника. — То, что ты предлагаешь, будет наиболее эффективно, но это больше пойдет нам во вред, чем во благо. Мы должны показать врагу, что мы сокрушим его в любом случае, не важно, что он для нас приготовил. Надо заставить его поверить в наше могущество, так как покорение нескольких жалких планет, которые были даже не в состоянии себя защитить, не произвело на неверных должного впечатления. Как ты уже заметил, они, без всяких сомнений, укрепят оборону Итора. Тем лучше. Если мы пробьем эту оборону, мы доставим неверным отличное послание, которое заставит их убедиться в том, насколько мы безжалостны и несокрушимы. Сейчас пришло самое время для такого послания.

— При всем уважении, предводитель, мне кажется, вы слишком много времени провели в компании Элегоса.

— Да что ты? — Шедао вновь развернулся лицом к Лиану, издав шпорами резкий скрежещущий звук. — От него я узнал очень многое о наших врагах. Теперь он станет моим эмиссаром. Его приготовления к этой роли почти закончены, а тут как раз кстати мы узнали, куда нам следует его отправить — на Итор. Он вернется к своему народу. Он не подведет меня.

— Это все хорошо, предводитель, но вы слишком настойчиво пытаетесь понять способ их мышления. Это может привести…

— К чему, Лиан? — Шедао грозно возвысился над подчиненным и надавил правой ступней на его голову. — Считаешь, что я заигрываю с учениями неверных? Разве я совершил что-то, доказывающее, что я отказался от йуужань-вонгских идеалов? Разве я хоть раз прикасался к машинам? Или усомнился в нашем предназначении? Разве я оспорил хоть одно повеление богов или духовенства?

— Нет, мой вождь, но…

— Нет никаких «но», Лиан. Ты сам мог бы многому научиться у Элегоса, если бы захотел, — предводитель йуужань-вонгов еще сильнее надавил на голову подчиненного, так что его лоб вжался в палубное покрытие. — Ты предлагаешь мне план, эффективный с тактической точки зрения, но совершенно не годный на стратегическом уровне. Более того, твой план вполне можно назвать богохульным, так как он предполагает уничтожение настоящей колыбели жизни. Возможно, Итор послан нам свыше богами, которые требуют изгнать оттуда неверных и самим воспользоваться его богатствами, а ты предлагаешь пойти по пути наименьшего сопротивления и просто уничтожить его?

Шедао воткнул одну из шпор в скальп своего помощника и подцепил его голову, подняв ее вверх и встретившись с Лианом взглядом. Кровавый ручеек заструился по липу йуужань-вонга, с тихим хлюпаньем стекая на палубу.

— Радуйся, Лиан, что я не дам тебе опозорить себя и свой домен. Я даже позволю тебе прославить свое имя перед богами, — военачальник отпустил своего помощника и сложил руки на груди. — Осада Итора начнется не позже чем через месяц, и именно ты подготовишь ее. Ты также организуешь ложную атаку на Агамар. Так или иначе, этот мир тоже падет. Раньше или позже Итора — не имеет значения. Ты можешь задействовать любые подразделения, имеющиеся под моим началом.

— Предводитель, это большая честь для меня, но разве не вам стоит планировать наше нападение?

— Ты достаточно компетентен, чтобы заложить основы. Я посмотрю твой план и подкорректирую, если потребуется, а пока у меня есть чем заняться, — Шедао задумчиво уставился куда-то вдаль. — Наша победоносное шествие по Галактике скоро начнется, и Элегос проложит нам прямую дорожку к вражеской столице. В течение недели он сможет сделать всю работу за нас. Потом у меня будет время, чтобы проследить за твоими стараниями и привести твой план в действие.

— Да, мой вождь, — Лиан в почтении опять приник лицом к полу. — Я все сделаю, как вы прикажете.

— И последнее…

— Предводитель?

— Ни слова о пыльце не должно просочиться за пределы этой комнаты. Если твои ученые смогут модифицировать броню, чтобы уберечь ее от аллергии, что ж, отлично. Если нет, то, в конце концов, мы будем сражаться и без доспехов, — Шедао Шаи расплылся в улыбке. — Мы — йуужань-вонги. Наше дело святое и правое, а значит, мы победим. Боги защитят нас во время битвы, и, вступив в сражение без доспехов, мы только докажем, что по-прежнему не теряем в Них веры.

* * *

Дэйн Лиан вернулся в свои апартаменты на борту «Наследия страданий» и плотно закрыл все люки и двери. Комната была небольшой, но в ней хватало пространства, чтобы он мог беспрепятственно ходить, не цепляясь головой за потолок. Стараясь держать голову ровно, чтобы не оставлять нигде кровавых следов, он опустился на колени и выудил из-под койки небольшой живой организм.

Очень осторожно он опустил существо на кровать и стал плавно водить руками по его гладкой кожице. Несколько коротких кодовых движений, и существо распознало хозяина, верхняя часть открылась, словно крышка, и внутри обнаружился небольшой компактный виллип, угнездившийся на насесте, словно жемчужина внутри раковины. Йуу-жань-вонг хлопнул ладонью по виллипу, чтобы пробудить того, и его сердце учащенно забилось, когда похожее на мячик существо стало превращаться в голову, разукрашенную шрамами и татуировками. Лиан немедля распластался перед виллипом в раболепной позе.

— Господин, простите, что нарушил ваш покой, но мое дело не терпит отлагательств.

— Продолжай, — командным голосом отозвалась живая голова. Судя по тону, этот йуужань-вонг имел еще более суровый нрав, чем Шедао Шаи.

— Повинуюсь вашей воле, господин. Я предложил Шедао Шаи план по уничтожению Итора, но он в гневе отверг его. Вместо этого он хочет устроить обычный штурм. Вернее, не совсем обычный.

Вышестоящий начальник стал в недоумении хмурить брови.

— Объясни.

Лиан старался не менять выражение лица и сохранять как можно более ровный голос. Он понимал, что затевает опасную игру, но Шедао Шаи вынудил его пойти на такой шаг. Возможно, господин и догадывался, во что его втягивает подчиненный, но совершенно не предполагал, какие таланты манипулирования окружающими зарыты в этой, казалось бы, бестолковой голове.

— Его рассудок помутнился из-за долгого общения с неверным. Он убежден, что уничтожение Итора будет нежелательно для нас, поскольку оно только разозлит неверных.

— Мне плевать на неверных! — виллип удачно передал то презрение, которое изобразил на лице мастер войны. — Ты составишь для него план осады, и очень постараешься, чтобы этот план удался. Ты высчитаешь необходимую численность войск, чтобы захватить неприступную планету, а потом предложишь включить в оперативную группу дополнительно еще несколько кораблей. Шедао Шаи, без сомнения, сочтет тебя перестраховщиком, но тогда, при соответствующих обстоятельствах, ты сможешь оставить его в дураках.

— Да, господин, все будет, как вы сказали, — Дэйн Лиан с энтузиазмом закивал. Он предположил, что лесть сейчас — его самое лучшее оружие, а потому продолжил в том же духе: — Да прославится ваше имя, господин! Пусть долгие годы оно не сходит с уст…

— Молчи, дурак!

Лиан еще больше сжался и уткнулся носом в пол.

— Прошу прощения, господин.

— Не считай себя незаменимым. Пока твоя деятельность полезна для меня, но, если я посчитаю нужным, я, не задумываясь, избавлюсь от тебя.

— Да, господин, — Лиан позволил ноткам страха проскользнуть в голосе. До тех пор пока мастер войны, как и Шедао Шаи, не перестанет думать о нем, как о мелкой сошке, у Дэйна Лиана есть шанс с успехом играть за обе стороны и сталкивать их друг с другом. Этот раунд явно сложится не в пользу Шедао, так что Лиана вполне могут поставить на его место. В следующий раз уже сам мастер войны может допустить оплошность. Ъот тогда-то и наступит мой звездный час, о котором я мечтал бею жизнь.

— Продолжай свою работу. Докладывай, если потребуется, и обязательно держи меня в курсе событий, грядущих на Иторе. Не забывай, твоя работа очень важна, и даже боги поддерживают тебя, — на лице военачальника наконец начало прослеживаться спокойствие и безмятежность. — Когда наш священный поход завершится, твоя награда будет велика.

52
{"b":"26241","o":1}