ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Спасибо, господин. Я всего лишь ваш преданный и послушный слуга.

Лиан захлопнул крышку «раковины», вновь упрятав виллип подальше от посторонних глаз. Радость от общения с начальством была омрачена каплей крови скатившейся по его лицу прямо на существо — хранилище виллипа. Лиан потрогал рукой макушку и ощутил, что кровь заливает волосы. Рана на голове все сильнее давала о себе знать. Лиан прощупал ее пальцами и пожал плечами: подумаешь, будет всего лишь еще один шрам.

Он убрал существо-контейнер под койку, затем облизал кровь с пальцев. Ничего, он еще поквитается с Шедао за все те унижения, которые ему приходится терпеть. Только жаль, что предводитель так и не. узнает, кто приложил руку к его низвержению. Лиан решил, что сожалеть по этому поводу сейчас не к месту, и отбросил в сторону глупые мысли.

До осады Итора остался месяц. Еще месяц, и я смогу забыть обо всех унижениях, которых натерпелся от Шедао Шаи. Пусть это будет моей жертвой богам. Дэйн улыбнулся, зная, что Всевышние примут такую жертву.

Еще месяц, и я наконец-то получу ту власть, которую заслуживаю по праву.

27

Люк обнаружил Мару у большого обзорного окна в аппартаментах, которые им предоставили иторианцы на борту «Бухты Тафанда». Он уловил в ней некоторую настороженность, когда открывал входную дверь, но она тут же успокоилась, как только узнала его. Она обхватила обеими руками плечи, разглядывая проплывающий под городом лесной пейзаж, и Люк почувствовал невероятную умиротворенность, исходившую от жены. Он неслышно подошел к ней сзади и обнял ее.

— Как ты?

— Совсем неплохо. Правитель Таурон был так добр, что позволил мне пройти ритуал очищения отдельно от других. Право, Люк, мне так стыдно, что я не смогла быть со всеми вами…

— Да брось, Мара. Конечно, мы были бы несказанно рады, если бы ты пришла и поучаствовала в ритуале наравне со всеми, но мы прекрасно понимаем, что ты должна подойти к предстоящей битве в оптимальной форме, а потому, то, что ты отдохнула несколько лишних часов, всем только во благо… Она склонила голову набок, соприкоснувшись с Люком висками.

— Это очень мило с твоей стороны так заботиться обо мне, но иногда я чувствую себя, как притворщица и симулянтка. Не то чтобы я обожаю сражения, но меня всю жизнь готовили, к ним…

— И ты — одна из лучших наших бойцов.

— Одна из?

— Прости, был не прав. В бою тебе нет равных. Она повернула голову и в награду за комплимент чмокнула его в щеку.

— Спасибо. Не возражаешь, если я немножко понежусь в твоих объятиях?

— Конечно, у нас еще полно времени.

— Пара дней?

— Ну, было бы глупо простоять тут вот так целых два дня, любуясь природой, — произнес Люк. — Эдак мы отощаем.

— О, хорошо сказано, муж мой. Может лучше прилечь?

— Мне определенно нравится ход твоих мыслей, Мара, — мастер-джедай сжал ее в объятиях чуть сильнее. За окном пестрая птичья стая, выпорхнувшая из-под кроны векового дерева, раскрасила яркими цветами полный зеленых красок пейзаж. — О! За всей этой подготовительной суетой я так ни разу не удосужился взглянуть на то, что мы собрались защищать.

— А я часами стояла и наблюдала за природой, — Мара развернулась к Люку лицом, обвив руками его шею. — Релал Таурон заявил мне, что хоть Итор — и мирная планета, но даже на ней не избежать насилия и вражды. За жизнью всегда следует смерть: где хищники, там всегда найдутся и жертвы. Хищник убивает и съедает жертву, микробы и паразиты пожирают ее останки, подпитывая растения, которые становятся пищей и кровом для новой потенциальной жертвы этого хищника. Жизненный цикл не прекращается.

— И он сравнил тебя с хищником?

— Вообще-то, он сравнил меня с высоченным столбом огня, выжигающим во время засухи целые просеки в лесном массиве.

— Хм-м… Я и не знал, что на Иторе так сильно осведомлены о твоих похождениях.

— Ох уж этот твой неисправимый сарказм. Мне следовало бы обидеться.

Оба джедая громко рассмеялись, после чего последовал их долгий и нежный поцелуй.

— Но Релал Таурон дал тебе хотя бы намек на ту роль, которая уготована тебе в предстоящей битве?

— Да, он сказал, что я смогу примирить свою сущность с природой Итора и со всей Вселенной. Теперь я поняла, что он имел в виду. Ведь йуужань-вонгское вторжение, да и любая другая война не может иметь естественных причин. Политика, алчность, жадность, ревность — все, из-за чего случаются войны, — не имеет ничего общего с природой. Если это происходит, значит кто-то пытается отдалиться от нее.

Люк улыбнулся и притянул ее к себе еще ближе.

— Вот, что мне нравится в тебе больше всего, Мара. Ты всегда движешься, совершенствуешься. Ты продолжаешь расти, в то время как другие предпочитают остановиться на достигнутом.

— Я не могу останавливаться, Люк, тем более сейчас, — Мара выскользнула из его объятий. — Мне еще столько всего нужно сделать, на пути столько преград — и война, и моя болезнь, — что я даже не знаю, смогу ли я когда-нибудь… — ее губы сжались в тонкую линию, и она коснулась левой рукой его ладони. — Все эти разговоры о природе… Но в моем подсознании блуждает лишь одна мысль… о ребенке. Люк, я очень люблю тебя, но мне кажется, что мы не сможем…

Она отвела взгляд, а ее правая рука тем временем сжалась в кулак.

— Мара… — он тщательно подбирал слова, стараясь говорить как можно мягче. По ее щеке покатилась слеза, и он осторожно смахнул ее пальцем. — Любовь моя, мы сможем, мы пройдем через это. Я не мечтаю ни о чем больше, чем о том, чтобы мы вместе смогли сотворить новую жизнь. У нас будет ребенок. Даже два, а может, и четыре…

Она прекратила его словоизлияния, коснувшись пальцем его губ.

— Я знаю, тебе еще многое предстоит сделать, но сейчас побудь рядом со мной хоть немного, пожалуйста.

— Я буду с тобой столько, сколько ты захочешь, Мара.

На ее лице наконец появилась слабая улыбка.

— Мы оба знаем, что у Вселенной нет столько времени, но я заберу у нее не больше, чем нам потребуется. Вместе мы сможем укрепить нашу связь с природой, и тогда, полностью доверившись Силе, мы выйдем на бой и сделаем то, что должно быть сделано.

* * *

Корран протянул последний дюрапластовый контейнер лысоватому низкорослому человечку, помогавшему загружать «Скат-пульсар».

— Похоже, на этом все. Коротышка кивнул.

— Пойду, что ли, проверю, как там пассажиры. Да, и люки задраю. Спасибо за помощь.

— Всегда пожалуйста, — Корран повернулся и понуро направился к своей жене Миракс, которая сверяла список пассажиров на карманной деке с присутствовавшими на борту. Вокруг них на корабельном причале летучего иторианского города царила настоящая суматоха. Бесчисленные звездные корабли, большие и малые, под завязку нагружались беженцами и припасами и взмывали ввысь, освобождая пространство для прочих судов. То же происходило и в других городах.

Джедай тихо подошел к жене.

— Всех прогрузили?

— Ага, — она захлопнула крышку мини-компьютера и засунула его в один из многочисленных брючных карманов. — — Мы заправлены и готовы к взлету.

Корран нежно прикоснулся к ее щеке.

— Ты же знаешь, я не хочу вновь разлучаться с тобой.

— Конечно, знаю, но ты еще больше не хочешь, чтобы я оставалась здесь, в этом пекле, — Миракс постучала пальцами по обшивке своего фрахтовика. — Я свезу эту компанию на Борлейас. Климат там не то чтобы оптимален для иторианских растений, но, думаю, эти ребята внесут необходимые изменения.

— Уверен, они справятся, — Корран обнял ее за плечи. — Считаешь, у вас с этим Чалко все нормально пройдет?

— Судя по его последним поступкам, думаю, он достоин доверия. Мы доставим груз, потом я высажу его в порту на Корусканте, — ее голова уже покоилась на Коррановом плече. — После этого вернусь сюда.

— Миракс, не надо.

Она повернулась к Коррану лицом и строго посмотрела ему в глаза.

53
{"b":"26241","o":1}