ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Честь русского солдата. Восстание узников Бадабера
Как сильно ты этого хочешь? Психология превосходства разума над телом
Дикий дракон Сандеррина
Слава
Как сделать, чтобы ребенок учился с удовольствием? Японские ответы на неразрешимые вопросы
Bella Figura, или Итальянская философия счастья. Как я переехала в Италию, ощутила вкус жизни и влюбилась
Резидент
Синий лабиринт
Сумеречный Обелиск
A
A

— Тут ты прав, — Корран внимательно разглядывал нарост, скрывавший под собой панель доступа. — Этот росток определенно острее остальных, некоторые его края даже зазубрены. И еще я вижу шипы — острые, почти как иголки.

Он поднес защищенную перчаткой руку к наросту, на что мгновенно среагировал один из шипов. В долю секунды он высунулся на достаточное расстояние, чтобы ужалить, но так и не смог проткнуть толстую ткань перчатки. Тем не менее силы такого толчка было достаточно, чтобы Корран дернулся как ошпаренный, оступился на трапе и скатился вниз на палубу.

Когда он открыл глаза, над ним стоял встревоженный Антиллес.

— Ты жив?

— Кажется, — джедай вздохнул. — Послушай, вот что мне пришло в голову. Предположим, ты хочешь послать кому-то подарок, символ своего уважения. Ты должен удостовериться, что адресат его получит, правильно? Тогда ты запираешь его таким образом, чтобы только получатель, зная кодовую комбинацию, мог вскрыть его.

— Имеет смысл.

— Вот этого я и боялся, — Корран поднялся на ноги и активировал меч: тусклые блики заиграли по обшивке челнока. Одновременно он протянул Вед-жу левую руку. — Сними с меня перчатку. Я хочу коснуться этой штуки голыми руками.

Ведж нахмурил брови.

— Думаешь, это разумно?

— Конечно, нет, но, похоже, у нас вряд ли есть выбор, — зеленоглазый джедай ухмыльнулся. — Я оставил вонгам достаточно своей крови на Биммиеле, чтобы они смогли заполучить ее образцы. Готов поспорить, что эту штука запаролена на мою ДНК.

Ведж стянул с руки джедая левую перчатку.

— Не лучше ли просто сцедить немного твоей крови в пробирку.

— Лучше, но только не для кореллиан, — Корран вновь взобрался по трапу и протянул руку в сторону нароста.

Шипы мгновенно пришли в движение, и один из них резко вошел в протянутую ладонь. Джедай и пискнуть не успел, как шип вернулся в свое обычное состояние, оставив за собой небольшую ранку и струйку крови, вытекаюшюю из нее.

— Кажется, мы с тобой не предусмотрели возможность отравления, не так ли?

Еще до того как Ведж успел ответить, опутывав-. шие корабль наросты стали с треском откалываться от обшивки и осыпаться на пол, разбиваясь вдребезги, как кусочки льда. Буквально за несколько секунд весь проход внутрь челнока очистился от зарослей, зато палубный настил покрылся толстым слоем осколков.

Корран все еще сжимал включенный меч в правой руке, когда к нему подскочил Ведж с бластером наперевес. Оба они уставились в непроглядную темень корабля, которая была разбавлена лишь слабым биолюминесцентным свечением. Под тихое подрескивание клинка они вступили внутрь.

Повсюду царила полная разруха, панели управления и световые табло были вдребезги разбиты. Похожие на плющ растения оплетали проходы, шипообразные создания изо всех углов хищно таращились на вошедших, но как только они проходили мимо, вся йуужань-вонгская флора тут же мертвой грудой оседала на пол. Внешняя оболочка растений рассыпалась, наружу вытекала какая-то темная маслянистая жидкость.

— Ничего не понимаю, — изрек Корран, продолжая следить за разложением вонгских организмов.

— Зато я все понял, — заявил Ведж. — Вся эта живность, видимо, изучала нас, пока мы изучали корабль. Она отсылала полученную информацию своим хозяевам и делала это до тех пор, пока мы не проникли внутрь. А теперь она разлагается, и очень быстро, чтобы не оставить нам ни одного образца для исследования, — Антиллес оторвал от стены небольшой обломок коралла, и тот рассыпался прямо у него в ладони.

— Ну если это и есть послание, которое хотел мне оставить Шедао Шаи, то я понятия не имею, что оно значит, — Корран помахал вокруг себя световым мечом, чтобы разогнать тени. — Постой-ка, что это?

Прямо по курсу посередине пассажирского отделения челнока лежало странное существо овальной формы и довольно больших размеров. Лишь спустя несколько секунд Корран опознал в нем вил-лип, йуужань-вонгское устройство связи, имевшее, однако, необычную раскраску: бледножелтая кожица была покрыта узкими полосками разной длины.

Когда двое исследователей подошли ближе, вил-лип неожиданно ожил и при помощи хитрого органического приспособления вознесся на высоту человеческого роста, приняв облик сенатора Элегоса А'Кла. Каамаси был узнаваем с трудом: осунувшееся лицо, потерянные при передаче характерные черты, — однако желтый оттенок кожи и пурпурные разводы вокруг глаз ярко подчеркивали принадлежность этого виллипа.

Голос Элегоса громом раскатился в тишине корабля:

— Я так много хочу рассказать тебе о йуужань-вонгах, Корран, но, увы, мне отведено слишком мало времени. Шедао Шаи столькому научил меня. Йуу-жань-вонги — не бездумные хищники, это вполне разумная раса со своей сложной жизненной философией, являющейся полной противоположностью нашей. Я так и не смог обнаружить истоки их ненависти к машинам, но в остальных аспектах, мне кажется, у нас есть с ними точки соприкосновения. Моя миссия была трудной, но не напрасной, и я надеюсь на дальнейший прогресс в наших отношениях.

На передаваемом виллипом лице Элегоса появилась улыбка.

— В наших долгих дискуссиях Шедао Шаи был особенно заинтригован историей о Гранд адмирале Трауне, о том, как он изучал искусство и культуру своих противников, чтобы лучше понять их мышление. Шедао Шаи очень сильно уважает тебя, Кор-ран. Он знает, что ты был на Биммиеле, что убил там двух его родственников. Он знает, что ты прилетал на Гарки. Он считает, что вскоре вы сможете встретиться вновь, так что он посылает тебе свой подарок, чтобы ты смог изучить его работу так же, как он изучает нас.

С каждым днем, проведенным на Дубриллионе, растет мое понимание йуужаньвонгов, так же и они все лучше понимают нас, — голос Элегоса смягчился. — Я очень надеюсь, что вскоре вновь окажусь рядом с тобой, и это будут уже мирные времена. Скажи моей дочурке, что я по-прежнему очень ее люблю и не забываю о ней ни на секунду. И не бойся за меня, Корран. Моя миссия очень трудна, но она жизненно необходима, если мы хотим добиться мира.

Как только послание завершилось, виллип тут же свернулся обратно в кожистый мячик и осел на пол.

Корран, все это время завороженно смотревший на изображение своего другакаамаси, повернул голову к Веджу.

— Плохо то, что Шедао Шаи воспринимает нас как гениев калибра Трауна.

Антиллес пожал плечами.

— Ну, это сделает его более осторожным.

— Ага, и он приведет с собой столько кораблей, что даже Траун бросился бы наутек, сверкая пятками, встреться он с ними в бою.

— Возможно, — Ведж кивнул в сторону объемного контейнера, расположившегося неподалеку от виллипа. — Будем открывать его?

— Думаю, да. Если бы это была ловушка, Элегос нашел бы способ предупредить меня, — Корран положил руку на печать, скреплявшую посылку, и со всей силы сдавил ее в руках. Печать поддалась почти мгновенно, сжавшись в комочек и разбрызгав в разные стороны капельки крови. Наконец, она рассыпалась на кусочки, контейнер медленно открылся, и в свете сияющего клинка можно было разглядеть содержимое.

— Ситхово отродъе! — Корран в бессильном отчаянии рухнул на колени, и ему показалось, что все его внутренности готовы выплеснуться наружу. — О… нет!

Взорам двух мужчин открылось настоящее произведение искусства, плод долгих часов кропотливой, но явно с душой сделанной работы. Внутри контейнера покоился скелет со скрещенными нижними конечностями, причем каждая его косточка была покрыта золотом. Грудная клетка и округлые окончания каждой кости мерцали во тьме платиновым блеском. Искрящиеся пурпурные самоцветы полыхали внутри его глазниц. Аметистовый камень был распылен на мелкие песчинки, которые рассыпались по обеим сторонам черепа, напоминая лицевую раскраску Элегоса.

Полированные до белизны зубы холодно скалились сквозь безгубый рот.

Это был скелет каамаси, и его голова была чуть скошена вниз, как бы устремляя взор в стороьгу еще одного виллипа, покоящеюся между его скрещенных ног. Медленно, но верно виллип обретал очертания своего хозяина, изуродованного шрамами йу-ужань-вонга с хищным оскалом на лице. Несколько мгновений понадобилось кожистому мячику, чтобы превратиться в живую голову, а пустоту. комнаты пронзил резкий грубый голос, уверенно чеканящий слова на общегалактическом.

56
{"b":"26241","o":1}