ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шесть тонн ванильного мороженого
Чертоги разума. Убей в себе идиота!
Палатка с красным крестом
Бег
Девушка с Земли
Чужой среди своих
Гончие Лилит
Последняя девушка. История моего плена и моё сражение с «Исламским государством»
Миллион вялых роз
A
A

Ли кивнул и похлопал пальцем по кончику своего носа.

Возможно, мой друг решил, что я просто хочу узнать, как зовут девушек, чтобы потом пригласить их на танец, но он охотно согласился с моим предложением обыграть в стихотворной форме их имена. На первые попытки Ли девушки отреагировали игривым смехом, и это подзадорило его. Ней передал ему кубок с вином, чтобы у нашего друга не пересохло во рту.

Я улыбнулся Нею.

— Еще пара кубков, и наш друг окончательно забудет о своем опусе.

— А что, это идея, — ответил он, положив свою тяжелую руку мне на плечо. — Видел, как ты разговаривал с тем черноволосым эльфом.

— Это был лорд Джентеллин. — Я вздохнул и рассказал Нею все то, что узнал от эльфа. Он выслушал меня внимательно. — Мне жаль Резолюта.

— Да, хотя этот воркэльф вел себя довольно дерзко. — Ней кивнул в сторону юного Норрингтона, вокруг которого собиралось все больше и больше хохочущих слушательниц. — Он ударил управляющего, который объявлял гостей. Ли рассердился, поскольку его лишили торжественного выхода на поклон королеве. Наш Норрингтон сам отправился туда, где находится сейчас, а мне наказал быть послушным советником и помощником и принести ему вина. Зря я, конечно, напоил им тебя.

— Ну, хотя бы скажи мне теперь, как скоро подействует твой яд.

Мы оба рассмеялись над моей шуткой и приступили к поиску крепкого сладкого вина. Выбрав подходящий напиток, мы вернулись к Ли, который уже читал свои стихи стоя, и начали подсовывать ему кубок за кубком. Постепенно он успокоился и ограничился лишь глупыми стишками из слов, время от времени подкидываемых публикой. К полуночи Ли заснул.

Мы отвезли его в гостиницу, закутали в одеяло и уложили на пол.

Я поинтересовался у Нея, почему мы, собственно говоря, положили его не на кровать, в которую, как мне показалось, за время нашего отсутствия подложили соломы, и она уже была не такой твердой, как днем.

— Если мы оставим его здесь, он проснется утром разбитым.

Ней засмеялся.

— Он проснется более чем разбитым, но сон на полу здесь ни при чем. Боюсь, ночью юному Норрингтону может стать дурно, и я бы предпочел, чтобы это произошло на полу. Нечего ему спать с нами, потому что нам нужно хорошенько выспаться, чтобы быть в состоянии справиться с нашим другом завтра утром.

Глава 17

Утро наступило скоро, но для нас все же чуть позже, чем для Ли. Проснувшись, мы увидели его серое лицо. Ли, обхватив голову обеими руками так, словно это была переспелая тыква, которую кто-то зачем-то водрузил ему на плечи, издал страдальческий стон. Я хотел было поддразнить немного моего друга, но потом вспомнил, что это ведь мы с Неем напоили его вином. Мне вдруг стало совестно, и я решил пока воздержаться от колких шуток в адрес Ли.

— Я знаю, как тебе помочь. — Ней быстро оделся и направился к выходу. — Вернусь в один миг.

Ли пополз по полу, волоча за собой хвост из одеяла, и медленно взобрался на кровать. Судя по тому, как он передвигался, даже одно мгновение могло показаться ему сейчас целой вечностью. Мой бедный друг уткнулся лицом в матрас, со слипшихся прядей его светлых волос стекали капельки пота. Ли повернулся ко мне и взглянул на меня правым глазом.

— Вчера я, наверное, выставил себя полным болваном?

— В экипаже тебя не рвало.

— Уже хорошо. Но я имею в виду праздник.

Я облокотился на спинку кровати и подтянул ноги к груди.

— По-моему, ты понравился дамам, особенно двум, как мне показалось, окраннелкам.

— Высоким и светловолосым, как Нольда Диспер?

— Вот-вот. Думаю, в своем Окраннеле этим двум особам не доводилось слышать поэзии.

— Может быть, и так. — Ли закрыл глаза. — Кажется, у меня в голове целая орда бормокинов, которые пытаются вырваться наружу.

— Не переживай, юный Норрингтон, ты не сделал ничего такого, что могло бы запятнать честь твоего отца или Ориозы.

— А королева меня не видела?

— Нет, ее не было. Королева Ланиветта давала аудиенцию твоему отцу.

— А принцесса?

Я хлопнул Ли по плечу.

— Уж не влюбился ли ты в нее? Только ведь у Райгопы темные волосы, а ты, мне казалось, предпочитаешь белокурых девушек.

— Возможно, но у принцессы такие голубые глаза, такие, словно…

— У нее-то, может, и голубые, а вот у тебя красные. — Ней вернулся. Пройдя в комнату, он захлопнул за собой ногой дверь и бросил мне кожаный мешочек, в котором зазвенели монеты, когда я его поймал. В руках у Нея был какой-то кувшин. Карвер протянул его Ли. — В этом сосуде содержится твое спасение.

Ли заерзал на матрасе, как неуклюжая свинья в луже грязи, перевернулся на спину, приподнялся немного и облокотился плечами о спинку кровати. Норрингтон потянулся к кувшину, вдохнул поднимавшийся от него пар и тут же отпрянул от спасительного, по словам Нея, сосуда.

— Воняет просто отвратительно!

— Это нужно пить, а не нюхать. — Ней пожал плечами и поднес кувшин к своему рту. — Значит, ты не хочешь, чтобы тебе стало легче.

— Нет, нет, что ты, дай его мне, дай его мне!

Ли протянул руки. Ней вложил в них кувшин, но свои руки убрал лишь после того, как окончательно убедился, что Ли его не уронит. Затем Карвер зажал пальцами нос Норрингтону.

— Ты должен выпить все до дна. Залпом. И прожевать то, что окажется на дне этого благословенного сосуда.

Ли немного подул на горячую жидкость. Мне было видно, как в темно-лиловом напитке заколыхались какие-то белые хлопья. Норрингтон обреченно вздохнул и, пожал плечами, потом закрыл глаза и поднес кувшин ко рту. Я видел, как ходил вверх-вниз его кадык и как слеза выкатилась из-под лунной маски, но Ли выпил все, затем прожевал что-то и проглотил. Ней разжал ему нос и улыбнулся.

— Ну, вот и все.

Ли затрясся так, будто увидел змею у себя на ноге.

— О, это было омерзительно. Теперь у меня в животе пожар. — Он посмотрел на Нея. — И как же действует твое лекарство? Оно, наверное, рассчитано на то, что головная боль покажется пустяком по сравнению с тем, что станет с желудком.

Ней забрал кувшин, заглянул в него и кивнул.

— Здесь всего лишь вино, чеснок, ивовая кора и кое-что еще. Мама неплохо зарабатывает на этом зелье после праздников летнего солнцестояния.

Я рассмеялся, увидев, как Ли резко плюхнулся на матрас и закрыл рукой глаза.

В мешочке, который бросил мне Ней, я обнаружил несколько серебряных монет и записку. Я быстро прочитал, что там было написано, и передал ее Ли.

— Это от твоего отца.

— Прочти вслух, Ней не умеет, а я не в состоянии.

Ней нахмурился.

— Я умею читать. Немного.

— Здесь все просто. — Я прочистил горло. — «Господа, обстоятельства сложились так, что мы с вами увидимся теперь не раньше полудня. Я оставляю вам денег, чтобы вы смогли поучаствовать в празднике. Желаю хорошо провести время. В гостиницу вы должны вернуться не позже четырех часов после полудня. Ваш К. Н.».

Ли убрал руку и устремил на меня вопросительный взгляд.

— Неужели он позволил нам немного поразвлечься?

— Да, насколько я понял.

Ли усмехнулся и выпрямился на кровати, спустив ноги на пол.

— Ну что ж, тогда не будем терять времени, друзья!

Я вопросительно вскинул бровь.

— А мне показалось, что ты не совсем хорошо себя чувствуешь.

Ли встал, немного покачиваясь, и выпрямился.

— Это было еще до того, как я узнал, что нам сегодня предстоит. Долг зовет. Нас ждут великие дела. — Он посмотрел на серебряные монеты, лежавшие на кровати. — Значит так, шесть серебряных мне и по три каждому из вас. Мы здорово повеселимся.

Ней недовольно нахмурился.

— Может, читаю я не очень-то хорошо, но зато со счетом у меня все в порядке. С чего это вдруг тебе шесть?

— Ну перестань, Ней, разве ты когда-нибудь ходил на праздник с тремя серебряными монетами в кармане? Я ведь знаю, что нет. Зато тебе, наверное, известно, каково это — быть ограниченным в деньгах, когда вокруг столько возможностей их истратить.

32
{"b":"26242","o":1}