ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ли поднялся и кивнул, опустив подбородок очень низко.

— Ваше высочество, меня удручает тот факт, что стрельба одного из моих людей могла бросить тень на славу лучников Ориозы. Я бы хотел это исправить. Здесь и сейчас, я выстрелю из лука и попаду в сердце оленя.

Август ухмыльнулся.

— Ваш человек и так только что это сделал.

— Да, но я сделаю это вслепую.

Я покосился на Ли, а он — на меня.

— Ли, ты что, все еще пьян? — прошептал я.

— Помоги мне, и это сработает, Хокинс. — Он улыбнулся. — Ваше высочество, я могу взять у вас шарф?

Райгопа отдала свой веер одной из девушек свиты и развязала шарф. Август взял его у нее и поднес к глазам.

— Да уж, вслепую, да через него же все видно.

Ли забрал шарф у Августа и сложил его несколько раз в полоску шириной примерно в дюйм.

— А вот так ничего не видно. — Он протянул шарф Августу. Принц Альциды согласился, недовольно хмыкнув. Ли повернулся ко мне и наложил полоску мне на глаза. — Ты видишь что-нибудь через нее, Хокинс?

— Нет, милорд.

— Хорошо. — Он повернулся к Нею и вручил ему эту повязку из шарфа. — Покажи это тем, кто пожелает лично убедиться, что через нее ничего не видно.

Ней понес полоску в сторону свиты, а Ли снова повернулся к прилавку, на котором лежали оставшиеся семь стрел. Он выбрал одну и показал ее мне. В то время, когда внимание публики было приковано к Нею и его почетной ноше, Ли сказал мне шепотом:

— Ты будешь стоять рядом со мной, очень близко, и смотреть на мой лук. Большой палец своей правой ноги направь на сердце оленя.

Я кивнул.

— Эта стрела полетит прямо в цель, милорд.

— Хорошо. — Он повернулся к зрителям и показал им ее. — Взгляните-ка, это самая обычная стрела, не так ли?

Все они закивали ему в ответ. Затем Ли отдал стрелу мне, внимательно оглядел лук, проверил тетиву. Он изготовился к выстрелу, поставив как следует ноги, и взяв лук в левую руку. Правой же он, обернувшись, сделал знак Нею, чтобы тот принес ему шарф.

— Повязку для глаз.

— Нет, так дело не пойдет. — Принц Август ухватился за кончик шарфа. — Это ваш помощник.

— Даю вам слово, ваше высочество, что не стал бы подглядывать, даже если бы мог. — Ли прикоснулся к своей маске, чуть приподняв ее. — И так я почти ничего не вижу из-за этой маски.

— Ну что ж, Август, — принцесса Райгопа взяла шарф у Нея. — Я завяжу ему глаза.

— Ваша красота и без того уже ослепила меня, ваше высочество.

Райгопа улыбнулась и завязала шарфом глаза нашему другу. Узел она затянула покрепче, затем похлопала Ли по плечу.

— Не промахнитесь, на кон поставлена честь Ориозы.

Ли поднял лук.

— Стрелу, Хокинс. Помоги мне ее заправить.

Я вложил стрелу в его левую руку и вставил ее в лук. Правую руку Ли я поднес к тетиве. Как мы и условились, правой ногой я указал на цель. Ли повернул голову к левому плечу, чуть приподнял левую руку, натянул тетиву и выстрелил.

Стрела вылетела и устремилась прямо в цель. Это был, наверное, лучший выстрел Ли, который я когда-либо видел. Наконец стрела вонзилась в самое сердце оленя, и я услышал изумленные вздохи у нас за спиной. Но тут она отскочила, и зрители разом разочарованно выдохнули.

Лицо принца Августа приняло довольное выражение.

— Она не воткнулась.

Ли спокойно повернулся к нему, не снимая повязки.

— Я всего лишь предложил попасть в сердце мишени, а не воткнуть туда стрелу. Зачем убивать то, что нельзя убить?

Принцесса Райгопа прикоснулась к руке Августа.

— Вы хотели, чтобы лучник продемонстрировал вам свое мастерство. Дайте ему лошадь, колчан стрел и хороший лук, и он принесет вам любую добычу, которую вы пожелаете.

Ли низко склонил голову.

— Вы так добры, принцесса. — Он снял повязку и протянул Райгопе. — Ваш шарф.

Она покачала головой.

— Оставьте его себе, благородный человек, вы его заслужили.

— Я, Босли Норрингтон, всегда в вашем распоряжении и в долгу перед вами.

— От такого долга я несомненно стану богаче.

Принцесса улыбнулась Ли, затем повернулась и ушла вместе со своей свитой.

Мы проводили ее взглядом. Норрингтон рассмеялся и отдал лук владельцу аттракциона.

— Ну что ж, друзья, вот это приключение.

Ней удивленно моргал глазами, глядя на Ли. Он смотрел то на оленя, то снова на Норрингтона, вероятно, не переставая думать о выстреле, который он только что видел.

— Но как… ?

— О, это было очень просто, Ней. Прежде чем принцесса завязала мне глаза, я поставил ногу так, чтобы она указывала на цель. Таким образом, я уже мог попасть по меньшей мере в грудь оленя. Затем я немного приподнял маску, чтобы можно было видеть ногу. Хокинс в это время большим пальцем своей правой ноги указал мне на сердце мишени. Я прицелился под таким углом, под которым стрелял бы он, и выпустил стрелу.

Ней изумленно мотал головой. Я засмеялся.

— Да брось ты, Ней. Ничего удивительного в этом нет. Ли, ты вот лучше скажи мне, думал ли ты, что скажешь в случае промашки?

Норрингтон почесал подбородок.

— Вариантов было очень много. Например, что олень своей грациозностью напомнил мне принцессу Райгопу, и я бы не смог выстрелить в столь прекрасное существо. В общем, в голове у меня крутилось множество идей.

Я покачал головой.

— По-моему, олень был не единственной твоей целью.

— Ну, конечно, нет. И, похоже, я попал одной стрелой сразу в обе мишени. — Ли втянул носом запах шарфа, который он держал в руках. — Два метких попадания.

— Будем надеяться, что ее сердце не такое жесткое, как у этого чучела. — У меня забурлило в животе. — Может, поедим?

— Не мешало бы. — Ли расправил шарф и повязал его вокруг своей шеи. — А после обеда мы отправимся в Ислин. За этот выстрел я должен отблагодарить Кедина. Думаю, придется потратить немного серебра и на Еврис, и еще на Арель.

— Да уж, богине удачи Арель ты должен принести хорошее подаяние, потому что этот твой выстрел, на мой взгляд, был просто везением. — Ней похлопал Ли по спине. — А поскольку ты хочешь завоевать сердце принцессы, удача тебе еще понадобится, поэтому можешь рассчитывать и на мои серебряные монеты.

Глава 18

Нам не составило особого труда найти храм Кедина, или, точнее сказать, ближайший храм Кедина, поскольку всего в Ислине их имелось целых три. Тот, в который попали мы, был величественным сооружением с высокой колоннадой снаружи и фресками на стенах, изображающими битвы прошлых лет. Массивные двойные двери из бронзы, почерневшие от времени, были открыты настежь, но тем не менее выглядели довольно грозно и как-то не очень дружелюбно.

Внутри же все было примерно так, как и в храме Кедина в Вальсине, хотя этот храм, конечно, превосходил наш по размерам. И все же мы заметили некоторое отличие. За статуей Кедина — там, где в нашем храме была просто стена, по обе стороны которой находились ниши, куда люди приходили поклоняться Фесин и Гесрику, — располагалась длинная галерея, уводящая куда-то в глубь помещения. После того как мы купили ладан и принесли его Кедину вместе с нашими молитвами, мы решили осмотреть ее.

Я никогда не видал ничего подобного. Здесь один за другим стояли ряды маленьких статуй, застывших в воинственных позах. Тут были и женские скульптуры, и мужские. Воины отсекали, мечами головы своим врагам или вонзали пики в драконов, грифонов, гигантских змей или еще каких-нибудь тварей. Внизу вокруг каждой статуи в песчаных ямках стояли ладанные палочки и свечи, дрожащее пламя которых отбрасывало тени на стены храма и на сводчатый потолок.

Привлекло нас в эту галерею то, что очень много людей, в основном молодых, входя в храм, шло прямиком сюда, даже не задерживаясь у статуи Кедина. Они останавливались перед тем или иным изваянием, опускались на колени, склоняли головы и руками проделывали те движения, которые обычно делаем мы, молясь Кедину.

34
{"b":"26242","o":1}