ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Если бы не они, меня бы тут не было. Они останутся.

Руководители похода с озабоченным видом рассматривали карты побережья Окраннела. Мирвосток расположен на восточном берегу, грубо говоря, в 30—40 милях от Крозта. До столицы Окраннела, города под названием Сварская, быстрее всего можно было добраться по суше по прибрежному шоссе, идущему вверх до Крозта и потом вниз в объезд. А если бы мы направились прямо в глубь страны, нам пришлось бы перебираться через самые высокие горы Окраннела, а у нас не было пропусков, которые позволили бы нам двигаться быстрее. Подняться по прибрежному шоссе не представляло труда, разве что глубокое ущелье реки Днивеп могло отрезать перешеек полуострова Крозт. На этом прибрежном шоссе ущелье реки пересекал мост Радуйя, и всего один отряд мог удерживать этот мост против целой армии противника.

Но добираться до Сварской морским путем — выплыть в море и обогнуть полуостров Крозт — довольно сложно. Местные жители рассказали, что море бывает таким, как мы сейчас видели, только в то время, когда Таготча не спит, и не требовалось особого воображения, чтобы догадаться, что войска Кайтрин разбудили морское божество. Местные считали, что Кайтрин подкупила его сказочными дарами и подговорила выступить против нас. Хотя вейрун — бог гавани — мог обеспечить нашу безопасность и тихие воды благодаря приношениям местных жителей, но гнев Таготчи означает, что мы будем заперты здесь, в гавани, пока ему не надоест держать нас тут.

И что еще хуже, беженцы из Крозта уже проследовали по прибрежному шоссе и собрались в Мирвостоке. Они рассказывали всякие ужасы, вряд ли преувеличенные. Казалось, все располагало к тому, чтобы часть наших войск, высадившихся в Крозте, направить в Мирвосток. Город могла защитить его пехота, весьма неплохая, но она вряд ли смогла бы сдержать решительно настроенную орду авроланов. Врагам не было необходимости захватывать Мирвосток, им достаточно было запереть нас тут для его защиты. И тогда у армии Кайтрин оказалась бы уйма времени для осады Сварской.

Принц Скрейнвуд ткнул пальцем в то место карты, где был изображен мост:

— Предлагаю послать войска вперед для защиты моста. Не так много сил требуется, чтобы удержать его против войск, преследующих беженцев. Кавалерия принца Августа и гвардия Ориозы должны справиться. Тогда мы все сможем обойти вокруг и освободить Сварскую.

Принц Август улыбнулся:

— Уверен, справимся. И до моста добираться совсем недолго.

Остальные собравшиеся в комнате согласно улыбались и кивали, казалось, одобряя план, но лорд Норрингтон не отводил взгляда от карты. Левой рукой он прикрыл рот, а правую опустил на бедро, на эфес кинжала. Я подумал — интересно, что он высматривает, и вдруг мне показалось, что я понял.

— Ну да, конечно, — прошептал я и, извиняясь за свой шепот, поднял руку: — Прошу простить меня.

— Да что вы, Хокинс, не в чем извиняться. — Лорд Норрингтон жестом указал мне на карту: — Давайте, высказывайтесь.

Я протиснулся к столу, раздвигая толпу.

— Я заметил кое-какие детали. Та флотилия, которая встретила нас на море, скорее всего, вышла из Крозта, то есть они плыли добрых восемь часов до начала битвы. Значит, шпионы с острова Вруна, видно, арканслатовым способом сообщили им о нашем приближении. Выбрав место нападения, имея Лунное море на своей стороне, они знали точно, что нам некуда будет спрятаться, кроме порта Мирвосток. Если их флотилия была предупреждена за восемь часов, следует допустить, что и пешие войска были предупреждены тогда же. Значит, вполне возможно, что они уже добрались до моста Радуйя, и не исключено, что стоят сейчас по эту его сторону.

Лорд Норрингтон поднял глаза на принца Скрейнвуда:

— Я согласен с Хокинсом. Если я отправлю вас двоих, вы вполне можете нарваться на большие силы, которые уже заняли дорогу.

Скрейнвуд презрительно скривил губы в мой адрес и кивнул лорду Норрингтону:

— Я понимаю, что, безусловно, риск есть, но есть ли у нас выбор? — Не скрывая сарказма, он спросил: — Возможно, у вас, Хокинс, есть другой план?

Не следовало мне попадаться на эту удочку, но я попался:

— Ну, если бы мы сумели высадиться на северной стороне моста и удержать его или разрушить, тогда мы отрезали бы путь войскам, которые сейчас движутся в нашу сторону. И сразу уменьшилось бы число врагов, с которыми придется столкнуться у Крозта или Сварской.

Скрейнвуд провел пальцем по линии побережья вблизи моста:

— Тут места непроходимые, если верить карте. Самое ближайшее место высадки может быть в двадцати милях севернее моста.

— Прошу прощения, ваше высочество, ошибочка тут получается. — Поседевший старый рыбак из местных почесывал шею. — Карта — это, конечно, хорошо, но вот только местные контрабандисты, как мне говорили, знают, где можно пристать кораблю севернее моста. Конечно, утесы тут крутые, но на них гнездятся птицы и туда ходят овцы, так что взобраться на них можно. Может статься, конечно, что контрабандисты просто болтают.

Принц Август усмехнулся, а Скрейнвуд покраснел:

— Ну, Хокинс, ваш план годится. Правда, пристать кораблю к этим утесам невозможно, при таком волнении на море. Или у вас и на это есть решение?

Я смущенно пожал плечами:

— Откуда Таготча знает, чьи корабли принесли ему жертву для свободного прохода по морю?

Рыбак засмеялся, демонстрируя несколько пожелтевших зубов, кое-где торчавших в его челюсти:

— Мы обычно предлагаем вино. Таготча не особенно разбирается в сортах вина, его нетрудно надуть. В неурожайный год можно обойтись и уксусом. Мы выливаем его за борт корабля. И Таготча на ощупь определяет, с каких кораблей это выливалось.

— И для него не имеет значения, кто в команде?

— Как я понимаю, он пропускает суда, а не людей.

Я захлопал в ладоши:

— Отлично! Хеслин, когда объяснял мне секрет арканслаты, говорил о магическом законе Инфекции — при материальном соприкосновении предметов между собой на каждом из них остается некоторое количество вещества другого. Мы ведь для разрушения моста можем послать на север войско на нескольких малых трофейных кораблях. Зато, если мы сумеем надуть Таготчу, прорвутся и остальные наши корабли. Надо разломать некоторые захваченные нами суда противника и приколотить по одной-две их доски к бортам наших кораблей, и по магическому закону это вполне может обеспечить проход всем нашим кораблям.

Лорд Норрингтон слушал меня прищурившись:

— Ты что, Хокинс, настолько хорошо знаком с магией?

— Вовсе нет, милорд. Спросите Хеслина, он подтвердит.

— А как же…

Я покраснел:

— Да это просто такой камуфляж, милорд. Если нас примут за флот авроланов, мы будем в безопасности. А когда ошибка обнаружится, мы уже окажемся в Сварской, а дело может обернуться еще лучше — Кайтрин разозлится и перестанет приносить жертвы Таготче и этим даст нам шанс перетянуть его на свою сторону.

— Ага, теперь понял. Спасибо.

Принц Август нахмурился:

— Насколько я понимаю, суть этого плана в том, что в случае нашего успеха армия авроланов попадает в ловушку тут, на юге, по пути к Мирвостоку.

— Согласен, значит, нам надо спасать город. Мы организуем это, пока наши силы будут двигаться на север. — Лорд Норрингтон кивнул, затем обратился к принцу Августу: — Верхом вы туда не проедете, но я бы поручил вам возглавить особую группу, направленную на север. Себе в помощь возьмите принца Скрейнвуда. И сами отберите тех, кто умеет взбираться на горы.

— Отберу. И еще я хотел бы взять тех, кто четко мыслит. — Принц кивнул мне: — Если вы позволите, лорд Норрингтон, я взял бы с собой вашего адъютанта, вашего сына и также мастера Карвера.

— Август, ведь они еще мальчишки, — насупился принц Скрейнвуд.

— Это в Атвале они были просто мальчишками, Скрейнвуд, а сулланкири они распотрошили уже как вполне взрослые люди. Не спрашивай меня, почему я хочу их взять с собой, лучше поставь вопрос так: почему бы мне их не взять?

Лорд Норрингтон посмотрел на Нея, на меня и кивнул: — Были бы вы мальчишками, я бы вас оставил тут, но в этом походе рискуют все. Отправляйтесь, и да благословит вас Кедин.

49
{"b":"26242","o":1}