ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я улыбнулся. Славный малый. Заметил двоих, сам оставшись незамеченным.

Хриплый шепот приказал:

— Ну-ка, вы, четверо! Не будем терять время!

Ли бросил взгляд на Карвера и уверенной походкой зашагал к двери. За ним прошел и Раунс, которому пришлось наклонить голову, чтобы не удариться об арку, а Ней и вовсе был вынужден сгорбиться и протиснулся боком. Я пропустил его вперед, на всякий случай. Я замыкал шествие, за мной дверь со скрипом захлопнулась.

Повозка, приближение которой мы и слышали, оказалась низкой, но внушительных размеров. В таких повозках обычно и живут, и торгуют, разъезжая на них по окраинам больших городов. Я увидел, что копыта лошадей, запряженных в повозку, действительно были замотаны в тряпки, равно как и колеса. Окон я не заметил. На торце повозки находилась дверь, которая снизу крепилась петлями и служила еще и откидной лестницей. Двое в длинных мантиях с накинутыми капюшонами и масках приказали нам залезть внутрь. Так мы и сделали, воспользовавшись лестницей-дверью.

Затем лестница поднялась, что не было для нас неожиданностью, и в повозке стало темно прежде, чем я смог разглядеть ее изнутри.

И все же кое-что я успел заметить, а именно, две мягких лавки вдоль каждой стены. И окно здесь тоже было. Находилось оно в верхней части передней стенки, что позволяло переговариваться с возницей, но сейчас его закрывала откидная дощечка. Когда лестница поднялась, я услышал стук перекладины, которой подпирали дверь снаружи. И вдруг мы тронулись так резко, что я свалился на пол, в ноги моим товарищам.

— Хокинс, да что ты, в самом деле! У тебя еще будет время сказать мне спасибо за то, что я включил тебя в это предприятие. Так что не надо пока падать ниц и рассыпаться в благодарностях…

Я нарочно посильнее вцепился в ногу Ли, когда поднимался.

— Очень уж не хотелось бы, чтобы ты счел меня неблагодарным.

— Да, я это заметил, — процедил тот сквозь зубы и отпихнул меня.

Я плюхнулся на колени Раунса, затем перебрался на свободную часть лавки слева от него, оказавшись теперь напротив Нея.

— Что ж, неплохое начало, господа, не так ли?

Я устроился поудобней, прислонившись спиной к задней стенке повозки.

— Уверен на все сто, что Раунс предпочел бы горячие поцелуи Линдсей этому холодному ящику.

— У меня появился шанс проявить храбрость и мужество, Таррант, она это оценит.

— Совершенно верно. Так держать, — в голосе Ли чувствовался холодок. — Ты как считаешь, Ней?

— Не знаю, что и думать, — Ней чихнул два раза. — Если мы будем так нестись, то совсем скоро окажемся за городом.

Я кивнул. Мы продолжали ехать прямо, никуда не сворачивая с Верхней улицы, лишь пару раз немного забрав вбок, повторяя изгиб дороги. Мы, видимо, направлялись к Западным воротам.

— Если мы движемся на запад, то очень скоро очутимся в лесу. У кого-нибудь есть соображения, что они собираются с нами делать?

— Дорогой мой, их намерения нам неизвестны, но мы ведь и не должны этого знать. — Ли беззаботно рассмеялся. — Если хочешь, я мог бы выдвинуть некоторые предположения насчет планов наших похитителей.

Норрингтон начинал злить меня, и я уже был исполнен решимости хорошенько осадить его, как вдруг повозка заехала в колдобину, меня подкинуло, и я больно ударился спиной о стенку и невольно взвыл.

— Награду подражателю волчьего воя! И как натурально!

— Ли, почему бы тебе не поделиться с нами своими предположениями и не оставить Тарранта в покое?

— Все очень просто, дорогой мой Раунс, они везут нас поглубже в лес, чтобы выкинуть там на какой-нибудь поляне, и нам придется самим добираться домой. Объединив наши усилия на обратном пути, мы покажем, что способны выжить. Мы будем искать пищу и воду, ну и так далее. Неплохой получится отдых на природе.

Я заподозрил неладное.

— Ты все это знал заранее, да?

— Знал? Нет, что ты!

Я наклонился вперед.

— А если нет, то почему же ты надел сегодня тунику, достаточно теплую, чтобы в ней можно было провести пару ночей в лесу вместе с нами?

— Ну, допустим, я догадался, что теплые вещи могут пригодиться.

Ли ударил рукой по стенке.

— Эта повозка движется вдвое быстрее пешего, а может, и втрое. У меня нет чувства времени…

— Это верно, — ухмыльнулся Раунс. — Потому-то ты всегда и умудряешься опаздывать.

— Зато ты, или Хокинс, или даже наш новый друг, когда нас выпустят, сможете без труда определить по луне, сколько времени мы провели в дороге. В лучшем случае, как мне кажется, нам придется потратить часов восемь на обратный путь.

— Сам сосчитал?

— Да, представь себе, сам, Ней. — Норрингтон ухмыльнулся. — Завтра отец устраивает званый ужин в мою честь — то есть в нашу честь, — и он бы не стал назначать прием, если бы думал, что я могу на него опоздать — ну, или опоздать больше обычного.

— Не нравится мне все это, — сказал Ней, когда повозка сотряслась от мощного раската грома. — Тебе следовало предупредить нас.

— Дорогие друзья, а разве я не говорил вам, чтобы вы поосторожней обращались с вином и что вы должны сохранить трезвость ума для этого приключения? Ведь говорил, не правда ли? Если бы не я, все вы сейчас уже были бы пьяны.

— Да уж лучше бы я напился хорошенько перед этим путешествием, — недовольно пробурчал я, — Если бы ты только намекнул, Ли, мы бы поели получше. Мы могли бы прихватить с собой сыру.

— Да, и насовать хлеба в рукава твоей сорочки.

— Ну и зануды же вы. Поосторожней, друзья, не то я передумаю вести вас назад в Вальсину.

— Сам как-нибудь дойду. Обойдусь без твоей помощи, Ли.

— А вы двое тоже пойдете за Неем?

— Почему бы нам не успокоиться? Вспомните о трезубце с его тремя остриями и рукояткой. — Слова Раунса прозвучали твердо, разрядив все нараставшее напряжение. — Если они хотели, чтобы мы поехали вчетвером, значит, на то имеются свои причины, значит, будут такие испытания, в которых пригодятся умения каждого из нас. Например, Хокинс, Ли и я не раз бывали в лесу, охотясь, отыскивая пищу и питье. А ты что умеешь делать, Ней?

— А я всю жизнь выполнял работы по дереву. — Он смолк на мгновение, затем добавил: — Моя мать готовит лекарства, так что мне известны целебные свойства многих трав, кореньев и ягод.

— Хорошо, это как раз то, чего не умеем мы. — Раунс зевнул. — Не знаю, как у вас, а у меня день был тяжелый. Возможно, заснуть в этом ящике будет не так уж легко, но попытаться, по-моему, стоит. Если Ли прав, что вполне вероятно, завтра нам предстоит очень долгий путь.

— Я полностью за, господа. Если мы поспим, то вернемся домой вдобавок и бодрыми. Разве это не замечательно?

Я покачал головой.

— Просто великолепно, Ли, только я спать не собираюсь. Не думаю, что смогу уснуть в такой обстановке.

Как я ни старался ускользнуть от цепких объятий сна, усталость, накопившаяся во мне за день, все-таки дала о себе знать — я уснул. Но прежде того я успел заметить, что повозка повернула на юго-запад. Начался подъем — наверняка мы поднимались к предгорью Бокагула. Это все, что мне удалось запомнить. Проснулся я от того, что повозка остановилась и из открытой двери пахнуло холодным воздухом.

Полусонный, я встал с лавки и сошел по спущенной лестнице. На залитой лунным светом лесной дороге я увидел тех двоих. Я зевнул и, кивнув, дал моим друзьям знак выходить. Взглянув на луну, я мигом сообразил, что дорога заняла у нас примерно три часа.

Я хотел было потянуться, распрямить затекшие руки, но в этот момент ко мне приблизился человек в мантии — он сильно ударил меня в бок. Я споткнулся, отлетел к краю дороги, и вдруг земля ушла у меня из-под ног.

Я скатился в овраг, наскочив сначала на колючие кусты ежевики, потом больно ударился коленом о какие-то ветки и кубарем скатился вниз по крутому склону холма. Я умудрился зацепиться правой ногой за молодое деревце, и меня бешено закрутило вокруг него, затем отбросило в сторону, и я приземлился на торчавшие из земли корявые корни сосны.

8
{"b":"26242","o":1}