ЛитМир - Электронная Библиотека

Оурил забавно мигнул фасеточными глазами.

— Не она, — квакнул он. — Родиане — охотники, живут и умирают согласно своей репутации. Хьюи — охотница. Решила, т-что если присоединится к хорошей охотнит-чьей партии, ее слава станет великой. Оурил не думает, Хьюи совершила т-что-то такое, т-что ее прежние хозяева разгневаются на нее.

Рисати перевела взгляд на Коррана.

— А ты что скажешь?

— Я? — изумился тот. — Ничего не скажу. В КорБезе я с ней не встречался, да я одного родианца от другого не отличу. В разнарядках я ее не видел, так что если на нее что-то и было, то после того, как я ушел со службы.

Он посмотрел на шиставанена, тот расчесывал черную клочковатую шкуру и скалился на всех.

— Я ставлю на Шиеля. Шиставаненов погнали из разведчиков, многие из них предложили свои услуги Альянсу. Почему-то мне кажется, что Империи это не понравилось.

— Если точнее, мастер Хорн, Рив Шиель объявлен в розыск за уничтожение штурм-команды, которая пыталась задержать его. Они приняли его за Лака Шиврака, — робот-секретарь осторожно и с явным недоверием к ступенькам поднялся к ним по лестнице. — Прошу прощения за то, что вмешиваюсь в вашу беседу, но я должен представиться вам. Я — М3, робот-посредник между людьми и киборгами со специализацией в военном деле. Я бегло говорю на шести миллионах языков и знаком с равным количеством нынешних и исторических военных доктрин, установок, кодексов чести и протоколов.

Тви'лекк подергал кончиками головных хвостов.

— Как и с личными досье на каждого в эскадрилье?

— Разумеется, — в темной полости «лица» ярко горели желтые фоторецепторы. — Мои основные функции требуют запоминания всех этих данных. Без них…

Навара движением ладони прекратил излияния дроида.

— Значит, вы можете сообщить нам, за чью еще голову назначена награда.

— Могу, — согласился М3. — Рив Шиель не делал попытки скрыть этот факт, но вторая персона ничего не заявила об этом на собеседованиях. Будет ли мудро раскрывать его секрет, мастер Хорн?

Корран только плечами пожал.

— Я давно уже не офицер спецслужб, я понятия не имею, является ли нарушение тайны преступлением или нет. Спроси у советника Вена.

Тви'лекк стоял, полуприкрыв глаза, из-под опущенных сизых век без ресниц просвечивали ярко-красные полумесяцы глаз.

— Едва ли, — вкрадчиво промурлыкал он. — Когда Империя назначает награду за поимку, обычно это становится широко известно. И в нашем положении, не думаю, что мы должны рассматривать как знак бесчестия…

— Кто это? — перебила уставшая ждать Рисати.

— Навара прав. Подобная награда, скорее, честь, чем наоборот, — поддержал Хорн. — Ладно, М3, не томи, сознавайся, кто этот счастливчик?

Фоторецепторы дроида минули.

— Вы уверены, сэр?

А меня-то что спрашивать?

— На сто процентов.

— Вы сами решили, — дроид официально выпрямился. — Второй беглец разыскивается за жестокое преднамеренное убийство и расчленение тел шести разумных существ. Корран похолодел.

— Да кто это сделал?

Фоторецепторы торжествующе полыхнули. Дроид вытянул металлический палец и уперся им в грудь Хорна.

— Да вы и убили, сэр. Вас хотят видеть на Дралле, кореллианский сектор, за убийство шестерых контрабандистов.

Глава 6

Корран хохотал так, что был вынужден схватиться за живот. Он ничего не мог с собой поделать. Он всхлипывал, вытирал слезы, икал, нервно хихикал в промежутках между приступами смеха, но никак не мог остановиться. Ему пришлось даже сесть на скамейку, которая, по его предположению, должна была находиться сзади него, но ее там не оказалось, поэтому продолжал смеяться он уже на полу, в изнеможении цепляясь за металлическую ногу возвышающегося над ним дроида.

— Я забыл! Я совсем забыл об этом, — выдавил он и снова захихикал.

Ганд подошел, осторожно потрогал за плечо.

— Оурил не знал, т-что убийство ст-читается весельем.

Навара Вен сложил на груди руки.

— Не считается.

К тому времени, когда Рисати осторожно отступила так, чтобы между нею и Корраном оказался М3, Хорн сообразил, как ловко ему удалось уничтожить с трудом найденное понимание. Он кое-как поднялся на ноги и вытер мокрые глаза.

— Я могу все объяснить, правда, я могу объяснить…

— Как знакомо звучит, — обронил Навара, отмахиваясь от Коррана кончиком лекку.

— Да, но я-то, в отличие от твоих прежних клиентов, говорю правду, — Хорн оглянулся на дроида. — Ты сможешь достать регистрационные списки?

— Я полностью оборудован для удаленного и прямого доступа к архивам…

— И прекрасно, — перебил его Хорн. — Раздобудь список убитых и сравни даты рождения.

Дроид поднял плоское лицо к потолку и замигал вразнобой фоторецепторами.

— Если кратко, — Корран с надеждой обвел взглядом крайне недружелюбные лица товарищей по эскадрилье, — то нашему дивизиону в КорБезе навязали имперского офицера, надо полагать, для присмотра. Амбиций у него было — будь здоров. Гранд Мофф, не меньше. Плюс талант уживаться с высшим начальством и бюрократами. Редчайшая заноза в неудобном месте. Ему надо было, чтобы мы гонялись за повстанцами, а нас больше интересовали пираты. В общем, мы не спелись, и он заявил, что отдаст нас под суд за содействие Альянсу. На него бы никто даже внимания не обратил, но после смерти Императора к нам, на Кореллию, хлынули имперцы. Они поддерживали Диктат, а значит, и Лоора, так звали этого парня. Мой босс, Гил Бастра, решил, что реактор вот-вот пойдет вразнос, и сделал для себя, Йеллы Вессири (это мой напарник), ее мужа и меня новые документы. Но Лоор был далеко не дурак, его не так просто было обмануть. Мы с Бастрой настрочили кучу докладов о тех контрабандистах. Лоор читал все доклады, и очень внимательно, правда, этим его участие в любом расследовании обычно и ограничивалось. Ну вот, Гил Бастра при всех обвинил меня в убийстве, я ответил, что никого не убивал и что он все равно ничего не докажет. Вышел грандиозный скандал, а Лоор предположил, что едва ли мы станем встречаться после такого взаимного ора. Но мы встретились и сумели сбежать от Империи.

Переводя дух, он опять посмотрел на пилотов; те стояли с прежним выражением на лицах и ни капельки ему не верили.

— Мы с Лоором никогда не ладили. Он пригрозил мне, что объявит меня в розыск как особо опасного преступника, если я что-нибудь выкину. Он даже попытался убить меня, только ему не удалось. Наверное, он выполнил свою угрозу. Вот и все.

Тви'лекк повернулся к дроиду.

— Вы уже получили файлы, М3?

— Да, мастер Вен. Там есть даты рождения.

— Дальше просто, — сунулся Корран. — Переведи даты на военный лад. Поменяй местами минуты и часы. Теперь сравни даты каждого человека со следующим в алфавитном порядке… на общегалактическом, разумеется.

Дроид пощелкал чем-то у себя в голове.

— Имеется зависимость, — доложил он. — Время рождения первого совпадает по значению с днем рождения второго.

— А если добавишь туда мою дату и время рождения, то цепочка замкнется в кольцо, — добавил Хорн. — Кроме того, больницы, в которой они родились, не существует. Как и города, в котором она расположена.

Блондинка Рисати вновь появилась из укрытия за спиной М3 и даже осмелилась похлопать Коррана по плечу.

— Рада, что ты не виновен, но другой розыгрыш для своего импа ты не мог придумать?

— Либо шутишь над смертью, либо она тебя сжует. Знаешь, как было смешно смотреть за Лоором, читающим фиктивный доклад?

— Значит, он должен быть доволен, когда обнаружил запись о смерти Гила Бастры? — спросил дроид.

У Коррана отвисла челюсть.

— Что?

— Я нашел запись о смерти Гила Бастры. Я запросил имена участников, и мне передали дополнительные файлы.

— Не может быть…

— Боюсь, что может, мастер Хорн. Сообщение за номером А34920121. Могу воспроизвести.

Хорн отрицательно качнул головой. Внутри стремительно образовывалась пустота, и он понятия не имел, как с ней справиться. Гил… умер?

13
{"b":"26243","o":1}