ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пассажир своей судьбы
Что посеешь
Шаман. В шаге от дома
Исцеление от травмы. Авторская программа, которая вернет здоровье вашему организму
Вместе быстрее
Шкатулка Судного дня
Тайная история
Assassin's Creed. Последние потомки. Гробница хана
Лидерство без вранья. Почему не стоит верить историям успеха

— Дай-ка лучше вид спереди, — Корран сбросил скорость, чтобы хоть немного подумать. — Что-то здесь слишком жарко.

Свистун прогудел что-то невразумительное.

Цели быстро приближались, и по мере продвижения по каньону стрелять становилось все труднее. Корран даже стукнул пальцем по талисману под комбинезоном, потом все-таки заставил себя сосредоточиться. Почему ему никогда не удавалось рассчитать угол атаки так, как это делает командир? Хорн даже тайком пробирался к операторам в учебном комплексе и, пока его не выставляли вон, наблюдал, как Антиллес трудится на тренажере.

Чего он там только не вытворял!

Нельзя сказать, что Корран поразил каждую цель, в которую метил, но ответный огонь не заставил себя ждать. Приходилось неохотно признать, что кое-кто из «противников» оказался стрелком получше него.

Примерно через две трети маршрута их пара добралась до следующей гряды, и за ней, как и в первый раз, пряталось орудийное гнездо.

— Придержи таунтаунов, десятка. Я отвлеку их, а ты прикончишь.

— Придерж-жать? А-а, Кригг понял.

Коран первым перевалил через хребет и с ходу открыл огонь. Цели он еще не видел, она промелькнула под брюхом лишь в следующее мгновение, когда он широкой бочкой уходил из-под обстрела.

— В самом центре склона, десятый. И на два щелчка левее.

Он не стал ждать подтверждения, перевел машину в штопор и поджарил правую мишень. Левое орудие еще стреляло в него, но Хорн нырнул еще ниже и прибавил скорость, удирая по каньону. В наушниках раздалось довольное щелканье:

— Оурил попал.

— Прими мои поздравления, напарник.

Оставался последний поворот и выход из «кормушки». Там ущелье значительно сужалось. Именно там чей-то тактический гений разместил еще одно артиллерийское гнездо. На этот раз — ради разнообразия — пушек было четыре, и они прятались под скальным козырьком. Одного их залпа хватило бы, чтобы спустить с небес на землю любой истребитель.

— Ширину трещины, Свистун.

Опять впавший в меланхолию астродроид доложил, что в среднем — пятнадцать метров, а в самом узком месте — двенадцать и три. Протиснуться можно. Если бы не пушки.

— Ладно. Стены помогут.

— Фью-у?

— Я хотел сказать: прикрой меня.

— Пьють, — астродроид поразмыслил и после паузы уверенно добавил. — Бип.

Это мы уже слышали. И пьюти-фьють, и бип, и прочие, сугубо отрицательные мнения.

Позади, предвосхищая действия ведущего, Оурил уже накренил машину на правый борт. Корран с радостной ухмылкой нырнул почти на самое дно расщелины, по-прежнему держась параллельно поверхности.

— Откренивай.

— Не хочу, партнер, здесь полно места!

— Откренивай.

— Не пыли. Говорю тебе, места хватает!

— Если идти тот-чно посередине.

— А если не идти, я точно помру!

Затаив дыхание, Корран вообразил метрах в десяти от кончика носа Т65 точку. Оставалось дело за малым: держать точку на центральной линии расщелины и направлять истребитель прямо в нее. Он чуть было не задохнулся и только тогда сообразил, что неплохо бы набрать новую порцию воздуха.

— Да не тужься ты, — услышал он насмешливый голос Антиллеса. — Не на толчке сидишь.

Корран от неожиданности дернул ручку управления, левый склон стремительно рванулся навстречу. Стены потеряли четкий рисунок, черные тени и белесые пятна света расплылись в пелену. Корран двинул педалями, выравнивая машину. Вместо этого «крестокрыл» сильно качнулся.

— Не бросай управления, молокосос! — рявкнул комэск. — И следи за приборами!

Хорошо ему говорить… Легче, Хорн, легче. Ты справишься. Без проблем.

Он расслабил плечи, вняв совету. Истребитель пошел ровнее, хотя еще некоторое время попереваливался с крыла на крыло. А вот и мишени. Хорн взял их с налета. Начал он с нижней, сжег с первого же выстрела, затем плавно повел пушки вверх, одновременно уводя машину в восходящую спираль. Вторая цель мигнула и погасла. Одинарная быстрая бочка вернула «инком» на прежний курс. Оурил Кригг повторил маневр и разнес третье «орудие».

Корран описал круг над поверхностью, потом поставил истребитель на хвост и свечой взмыл прочь от Фолора. Длинная пологая петля позволила пристроиться Оурилу ведомым, и оба пилота направились к эскадрилье, ждавшей их на орбите.

— Весьма впечатляющий полет, мастер Хорн, — прозвучал в наушниках спокойный, почти равнодушный голос Антиллеса, как будто это не он только что чихвостил Коррана. — Ваш счет три тысячи двести пятьдесят из пяти тысяч. Неплохо.

Корран широко ухмыльнулся.

— Слышал, Свистун? Командир Разбойного эскадрона в кои-то веки впечатлился, — он активировал комлинк. — Благодарю вас, сэр.

— Можете возвращаться на базу, мастер Хорн. Ваше участие в учениях закончено. Считайте себя свободным на оставшийся день.

— Слушаюсь, сэр. Проныра-9 возвращается на базу. Повторяю, Проныра-9…

x x x

Считайте себя свободным!.. Хотел свободы, получи ее и наслаждайся. Хорн сидел, сурово, как он надеялся, выпятив челюсть, и скрипел зубами от ярости. Жить не давала мысль, что со стороны он выглядит, словно обиженный мирозданием моллюск. Свободы требовала душа? Можешь свободно насладиться унижением.

После полета Корран поджидал остальных пилотов в ангаре, предвкушая поздравления и похлопывания по плечу, а может быть, даже поцелуй от Рисати. Еще бы, лучший счет! Ему всегда хотелось быть лучшим. Он даже говорил себе, что, в отличие от Брора Джаса, не хочет главенствовать над остальными, просто желает быть заслуженно признанным.

Первыми вернулись Луйяйне и Андуорни Хьюи. Он смотрел, как они сажают свои машины, и улыбался от мысли, что их-то он оставил далеко позади. Девочки — неплохие пилоты, но там он действительно выложился. Сегодня им его не догнать.

Малышка Хьюи молчала, наверное, размышляла над чем-то. Кто может понять родианцев? Луйяйне сияла, словно свежевыпущенная кредитка.

— Я выбила три тысячи триста очков, Корран! — крикнула она, еще не выбравшись из кабины. — А Андуорни — три тысячи семьсот пятьдесят!

— Что?!!

Услышанное было подобно ведру ледяной воды. Он не поверил собственным ушам. Луйяйне спрыгнула вниз, порывисто обняла Хорна и только потом начала расстегивать ремни контроллера. Шлем она закинула на сиденье истребителя.

— Пришла наша очередь летать хорошо. Это ты виноват.

— Виноват, Хорн, — родианка приветливо развернула к нему раковины ушей, помахала лапкой и потопала прочь.

— Пошли в «ПроСтой», я так проголодалась! А ты есть не хочешь? Пошли!

Уж больно старается уволочь его из ангара. Корран напрягся.

— Нет, спасибо. Я приду, но… попозже.

Она убежала, он снова сел и стал ждать. Вернулась следующая пара — Пешк Ври'сик и Оурил Кригг. Косматый ботан с удовольствием сообщил, что его счет — четыре тысячи двести. Ганда пришлось пытать, чтобы выяснить, что «Оурил набрал т-четыре тысят-чи пятьдесят».

Подозрительность включилась на полную мощность. Происходило что-то странное и непонятное. Луйяйне, середнячок, набрала небывалую сумму. Оурил, похоже, стыдился собственного успеха, но упомянул о себе по имени, а не по фамилии, следовательно — пребывал в состоянии рептильного восторга. Но не хотел признаваться. Остальные пилоты не сказали ничего нового, если не считать того факта, что каждый был лучше Коррана, и многие — на целую тысячу очков. Этого не могло быть.

Корран помчался туда, где Свистун накачивался энергией.

— В самом начале полета ты с кем-то разговаривал, — объявил Хорн. — С кем?

Дроид включил проектор. Между ними в воздухе повисло миниатюрное изображение Веджа Антиллеса.

— Ты передал ему показания моих сенсоров, верно?

Дроид свистнул.

— Я знаю, что не запрещал.

— Пьюти-фьют.

— Ты еще скажи — чик-чирик.

— Чик-чирик! Бюэ!

— Ладно, будем считать, что я одобрил твои действия. Только никогда больше не делай так без разрешения, ладно?

Маленький астродроид застенчиво подудел. Прежде, чем Корран успел сказать, чтобы он перестал ломать комедию, Свистун мелодично пропел несколько нот. Обычно это означало, что в офисе КорБеза обозначился Лоор или иная пакость. Хорн оглянулся. В створ раскрытых ворот влетел «охотник», имея в кильватере свежеокрашенный «крестокрыл». Игнорируя вопли и стенания Свистуна, Корран пошел к истребителю командира. Свистун выдал вслед похоронный марш.

19
{"b":"26243","o":1}