ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, наверное… Я еще учился в академии, когда пришла имперская ориентировка на Соло и его приятеля вуки. Их обвиняли в убийстве Гранд Моффа Таркина. Ни слова о Звезде Смерти. Помню, я думал, что если бы уже служил в КорБезе, то уж точно поймал бы этого Соло. Я считал его пятном на чести Кореллии…

УГОЛКИ рта Тикхо Селчу едва заметно дернулись в намеке на мимолетную улыбку.

— И до сих пор так считаете.

— Он возил спайс для хаттов, — Коррана даже передернуло от отвращения. — Я понимаю, что он тогда был в глубокой зад… э-э… неприятной ситуации. Я даже переживал за того раба-вуки, никому на Кореллии не нравится мысль о рабстве. Но Соло был на самом дне…

— Вы сравнивали себя и его в аналогичной ситуации, вы лично так низко не пали, — Селчу кивнул собственным мыслям. — Так что и Соло не следовало, верно?

— Да, примерно так, — Корран замолчал, когда они добрались до дверей ангара. — Это ваша оценка моего мнения или ваша оценка Соло, потому что он, как и вы, дезертир?

Улыбка Селчу проявилась чуть явственнее.

— Интересная точка зрения. Вам интересно мое мнение, мастер Хорн? По-моему, Соло когда-то был связан своими понятиями о чести на службе Империи и забыл, что это понятие существует вне связи с Империей. Но он сумел справиться.

— И в результате — известность, слава и принцесса Органа, — язвительно поддакнул Корран.

— По-моему, гораздо важнее то, что теперь Соло знает, что существуют понятия, не зависящие от правительств и ситуаций. Честь умирает, когда ты сам отказываешься от нее. Многие с легкостью сдавались, а потом из шкуры вон лезли, чтобы заполнить вакуум в сердце, — Тикхо тряхнул головой, возвращаясь в реальность. — Извините за невольную лекцию. Просто у меня было слишком много времени обдумать этот вопрос.

К ним приближались два офицера службы безопасности. Мужчина хранил невозмутимо-непроницаемый вид, женщина заговорила ровным спокойным голосом:

— Капитан Селчу, вы готовы вернуться к себе?

На мгновение Коррану показалось, что капитан осунулся, словно за один миг устал, как за год непрерывной работы. Он даже обмяк, сразу перестав напоминать подтянутого имперского офицера.

— Да, думаю, да, — устало сказал капитан. — Благодарю за беседу, мастер Хорн.

— Не за что, сэр.

Селчу кивнул женщине:

— После вас.

— Нет, сэр, — брезгливо отозвалась она. — После вас.

Коррану не понравилось, как она говорила. Он-то сначала решил, что женщина предложила сопровождать капитана в знак вежливости, но прозвучали ее слова как приказ. Что они к нему привязались? Непонятно. Женщина обращалась с капитаном, словно с преступником.

Хорн смотрел, как они уходят — две уверенные спины и обтянутые черной тканью комбинезона поникшие плечи Селчу. Может быть, капитану нужна охрана? Корран не мог представить, чтобы кто-нибудь на базе имел зуб на капитана за какие-то грехи прошлой имперской жизни. Он вообще не мог вообразить, чтобы тихий, вежливый Селчу мог кого-то задеть. Стать повстанцем все равно, что родиться заново. Все стирается, прошлое забывается. А сам ворчал на Соло, подсказал мерзкий внутренний голос. Корран приказал ему заткнуться, но голос разошелся не на шутку. Но я же не собираюсь стрелять в Соло, а в защите он не нуждается. Я хочу лишь понять, почему капитана Селчу уводят два вооруженных охранника, и почему это так напоминает арест? Ответ напрашивался сам собой, но это был нелепый ответ. Если Селчу представляет угрозу Альянсу, то кто же такой доверчивый разрешил ему обучать новичков?

— Вот ты где!

При звуке женского голоса Корран вскинул понурую голову. Высокая, выше Хорна, но тоньше, стройнее, с самыми умопомрачительными ногами на свете, девица рассматривала Хорна в упор. Корран на всякий случай оглянулся, поискав у себя за плечом кого-то другого, к кому она могла обращаться. Сзади обнаружились лишь «крестокрылы», даже механики разбрелись кто куда, только один, самый старательный, полировал фюзеляж старого истребителя, на борту которого теснились отметки о сбитых машинах противника.

— Тебя найти не легче, чем царапину на роботе-секретаре.

— Меня? — уточнил Корран. — Ты уверена, что искала именно меня?

Девица кивнула. Глаза у нее были — на пол-лица. Синие, прозрачные, ласковые.

— Меня послали за тобой. Остальные сидят в «ПроСтое» и перемалывают сегодняшние события. В основном, моют кости тебе и коммандеру.

— Кому больше? — он мотнул головой. — Спасибо, ребята, но представление откладывается до следующего раза. Хотите, зовите Антиллеса. Он устроит вам развлечение. Специалист.

— Пошли, — девица взяла его за локоть. — Ты должен присутствовать. Иначе извиняться придется перед пустым местом.

Корран даже споткнулся от удивления. Против Эриси Дларит (он наконец вспомнил, как зовут черноволосую красавицу) он лично ничего не имел, но она была родом с Тайферры и почти всегда появлялась в обществе Брора Джаса. Корран задумался о скрытом подвохе, но короткие волосы Эриси, их мягкая волна, как они падают на длинную белую шею… Он отвлекся.

— Не уверен, что сейчас я готов веселить народ.

— Ты должен пойти, — Эриси увлекла его в коридор. — Слушай, мы воспользовались твоими данными, потому что коммандер сказал, что в этом и заключается упражнение. А когда все закончилось, он каждому из нас рассказал, что он сделал с тобой. И приказал ничего тебе не говорить, сообщить только счет. Всем очень неловко, вот мы и хотим как-то вылезти из этой ситуации.

Он позволил себя увести. Все равно Эриси держала его так, что Корран не сумел бы вырваться. А казалось бы, такая хрупкая женская ручка…

— А как вы выбирали гонца? Разыграли в сабакк?

Эриси ослепительно улыбнулась. Скулы у нее были высокие, подбородок точеный, а лицо очень тонкое. Забавно, вдруг подумалось Хорну. В речи Джаса всегда заметна легкая неправильность, эти его глухие согласные и протяжное вопросительное «да-а» в конце утвердительного предложения ни с чем не перепутаешь, а вот Эриси говорит очень чисто.

— Я вызвалась добровольно. Навара Вен и Рисати Йнр пытаются вбить в голову Брору Джасу хоть немного ума. Это зрелище не для меня.

— Ты оставила парня с Тайферры на растерзание адвокату-тви'лекку? Ты жестока.

Ее хохот эхом отразился от стен пустого полутемного коридора. Световодные трубки, установленные в стыках между полом и стенами, позволяли разобрать, куда наступаешь, но идущего впереди превращали в призрачный силуэт.

— Семья Брора Джаса владеет контрольным пакетом корпорации «Залтин». Все знают, какие они задаваки и надменные буки.

— Я не замечал.

— А я думала, ты внимательный. А вот Брор Джас давно заприметил тебя. Он считает тебя своим главным соперником.

— Забыв о командире и капитане Селчу? — усомнился Корран. — Он их сбросил со счета?

— Нет, — тайферрианка качнула головой, и короткие волосы, выбившись из-за уха, мазнули ее по скуле. — Он их игнорирует. Как сказал коммандер Антиллес, тот, кто служил раньше в эскадрилье, стал легендой. Брор Джас не собирается конкурировать с живыми легендами. Войти в их число — да, стать среди них первым, — никогда.

— Эриси, я ценю твою прямоту, но с трудом представляю, как можно говорить о друзьях в таких выражениях.

— С чего ты решил, что мы с ним друзья?

— Вас часто видят вместе.

— А, поэтому! — Эриси вежливо улыбнулась. — Лучше прежний мофф, знаешь ли, чем новый ставленник Императора. Никогда бы не смогла на самом деле дружить с тем, кто воспитан корпорацией «Залтин». Моя родня поддерживает «Ксукфру», вот кто истинный лидер в производстве и продаже бакты! Знаешь, это ведь мой дядя обнаружил загрязнение в лоте ЗК1449-Ф.

— Да ну?

На долю секунды лицо молодой женщины словно заледенело, но в следующую секунду Эриси уже улыбалась, игриво поправляя воротник комбинезона.

— Мне известно, что многие в Галактике считают корпоративную политику Тайферры нудной и скучной, но в ней жизнь моего народа. Да, вратикс на самом деле выращивают алажи и вырабатывают бакту, но именно люди управляют корпорациями и именно люди распространяют бакту по Галактике. Нас на Тайферре немного, всего десять тысяч, признаю, но мы не забываем своих родных.

21
{"b":"26243","o":1}