ЛитМир - Электронная Библиотека

Объекты с большой массой — звезды и имперские крейсера-тральщики — оставляют в гиперпространстве своеобразную гравитационную тень. От нее надо держаться подальше. В первом случае несчастье грозит всем без исключения, во втором страдают, как правило, повстанцы, пираты и контрабандисты.

Разумеется, основная сложность не в этом, а в точном расчете параметров прыжка — чтобы в точке выхода не влететь во что-нибудь наименее для того подходящее.

Поэтому навигаторы предпочитают пользоваться лоциями с уже просчитанными маршрутами, внося коррективы по мере необходимости, а торговля идет по устоявшимся коридорам. Даже вольные торговцы, и те выбирают подчас проторенные пути, которые позволяют им посетить богатые населенные миры с минимумом затрат на топливо. Точек входа и выхода было наперечет, у самых посещаемых выстроены терминалы, полетные векторы известны, и, как результат, — пиратство, которое цвело пышным цветом на проторенных путях.

Если Альянс сумеет оборвать пару-тройку (а то и более) имперских каналов, он получит двойную выгоду. Во-первых, гарнизоны противника лишатся материального обеспечения для ведения боевых действий, а во-вторых, то самое обеспечение получит Альянс. Малые истребители и большие линейные корабли у Империи и Новой Республики были разных систем, зато бластеры, провиант, обмундирование и бакта одинаково приветствовались обеими сторонами.

Ведж потер ладонью челюсть. Так вот почему Сальм сейчас изойдет на пену от негодования! Перед визитом к начальству Антиллес забыл побриться. Молодец. С другой стороны, если бы его не вытащили из-под «крестокрыла» в самый ответственный момент, он успел бы и душ принять, и даже сменить вонючий и испачканный в смазке комбинезон.

— Задание мне понятно, — Ведж украдкой затолкал в задний карман свисавшую оттуда промасленную ветошь. — Но у меня есть вопрос.

Сальм скривился, будто надкусил неспелую радужную ягоду. Акбар радушно кивнул:

— Прошу вас, коммандер.

— Нас выбрали, потому что подобная задача для нас — раз плюнуть, или нами пользуются в качестве пугала?

— Хороший вопрос, — мон каламари несколько раз беззвучно открыл и закрыл рот; цвет его кожи посветлел до нежно-розового. — Честный. Я спорил, я не хотел так рано вводить вас в строй, но остальные члены правительства постоянно указывают, что если не задействовать вас немедленно, наши операции обречены на провал. Разбойный эскадрон — символ Альянса. И ставя вас во главе атаки, мы демонстрируем, что способны освободить Галактику.

— О символе должны говорить, иначе — какой смысл? — подхватил Антиллес. — И о нас должны говорить те самые диктаторы и военачальники, которым полагается трястись от ужаса при одном лишь упоминании нашего имени.

Узкие плечи мон каламари печально поникли.

— Вы просто цитируете мои споры с правительством. Но Борск Фей'лиа умеет быть убедительным, и во многих случаях Мон Мотма охотно подставляет ухо его речам.

Ведж едко глянул на Сальма.

— И после этого вы считаете Тика угрозой безопасности, генерал!

Сальм отреагировал незамедлительно:

— Капитан Селчу не рисковал своей шкурой, чтобы передать Альянсу сведения о Звезде Смерти!

— Ага, с него всего лишь чуть было не спустили вышеозначенную шкуру, когда он помогал ее уничтожить! Такой пустяк, право слово!

Акбар торпедой вклинился между раздухарившимися подчиненными:

— Господа, господа, прошу вас! Если бы мне хотелось слушать злобный лай, я отправился бы на заседание правительства, а не обсуждал с разумными людьми насущные вопросы. Я понимаю, как вам важно нажаловаться друг на друга и выплакать взаимные обиды, но драться я вам не позволю. Тем более, что вы постоянно гоните одну и ту же волну!

— Прошу прощения, сэр, — Антиллес злобно смотрел на Сальма.

Интересно, сможет ли он когда-нибудь выдрессировать свою гордость, чтобы не становилось так тошно, когда по душе проходятся сапогами? Пусть даже начищенными до зеркального блеска. Если бы Ведж не опасался получить по морде от тяжелого на руку, но быстрого на подъем соотечественника, давно бы спросил у Соло, как тому удалось пережить унижение?

— Приношу свои извинения, генерал, — мучительно выдавил он.

Сальм снисходительно отмахнулся.

— Принимаю, коммандер. Прошу прощения, адмирал.

Акбар неторопливо склонил голову. Ведж знал, что каламари не свойственно вздыхать, но мог держать пари, что адмирал горестно вздохнул. Должно быть, не поверил в раскаяние обоих. И правильно сделал, между прочим.

— Коммандер Антиллес, чтобы минимизировать ущерб, который может быть причинен эскадрилье публичным оглашением ваших действий, мы будем держать место базирования в секрете. Что значит, даже ваши собственные пилоты до самого отлета не будут знать, куда именно их переводят. Им сообщат лишь, что они отправляются на масштабные учения. Интендант подготовит список необходимого оборудования и припасов, а капитан Селчу доставит все это на эль-челноке.

— То есть координаты ребята будут получать перед каждым отдельным прыжком? — уточнил Ведж.

— Именно так. Предоставьте командирам звеньев несколько маршрутов на их выбор, а сами координируйте полет всей эскадрильи. Будете извещать своих пилотов перед каждой сменой курса, — мон каламари ткнул плавником в дисплей. — Система Моробе. Двойная красно-желтая звезда, удаленная пара. Таласеа — четвертая планета на орбите желтой составляющей. Мир холодный и влажный. Насекомые и рептилии. Есть и млекопитающие, но это одичавшие потомки домашних животных, оставшиеся от первых колонистов. Ваша база находится на самом крупном из островов. Там часты туманы, но жить можно. Мир безопасен.

Разумеется, подозрительность взяла верх над субординацией. Кто бы сомневался?

— А что произошло с колонистами?

Мон каламари грустно вздохнул.

— Их дети разлетелись по планетам, где не надо так тяжело работать и можно видеть звезды по ночам. А оставшиеся совершили ошибку. После Войны Клонов они приютили у себя рыпаря-джедая. В назидание остальным Повелитель Тьмы уничтожил их всех. Развалины поселения находятся недалеко от базы, но наша разведка уже перерыла их и сказала, что там ничего не осталось.

— Дом, милый дом, — пробормотал Антиллес. — И когда мы обязаны там появиться?

— Максимум через неделю, считая сегодняшний день.

Ведж присвистнул:

— Ну, вы даете!

— Я знаю. И большего дать не могу. И да пребудет с вами Великая сила, коммандер. Надеюсь, она вам не понадобится.

Глава 12

Киртан сцепил пальцы сложенных за спиной рук. Может быть, так они перестанут дрожать?

— Я у вас в долгу, госпожа, и всегда к вашим услугам.

— Ты очень любезен, агент Лоор, — холодно усмехнулась женщина.

Она вертела в пальцах крошечный пульт. Быстрое движение, и на окна надвинулись щиты. В комнате зажегся свет; теперь стал виден высокий сводчатый потолок и толстые деревянные балки. Сами стены и покрывающий пол ковер были одинакового темно-синего цвета, на фоне которого выделялись два ярких пятна — отделка ковра и одежда Йсанне Исард. Ярко-красные, цвета артериальной крови, того же оттенка, что плащи и доспехи имперских гвардейцев.

Комната была почти пуста, только в углу располагался рабочий стол и несколько кресел. Киртан удивился. Он давно насмотрелся на богатые кабинеты начальников всех мастей. Кабинет Йсанне Исард потрясал пустотой. Спустя секунду он понял: в мире, где так много людей и прочих существ и так мало места, единственной роскошью становится пространство.

Йсанне Исард, как кореллианская песчаная пантера, расхаживала по ковру, сужая круги вокруг своей жертвы. Она носила адмиральский мундир, но не белый, а красный. И никаких знаков различия, она в них не нуждалась. От женщины и так веяло силой и властью.

Она была старше Лоора — лет на десять, а то и больше. И она была очень красива. Любая женщина убила бы или продала душу, только бы обладать таким же высоким, чистым лбом, точеными скулами, сильным подбородком, небольшим носом, крупным ртом и невероятно огромными глазами. Длинные тяжелые волосы были черны, как траурная повязка на левом рукаве ее мундира, и на этом траурном фоне две белые пряди казались ослепительными.

27
{"b":"26243","o":1}