ЛитМир - Электронная Библиотека

— Оурил не мож-жет стрелять.

— Не волнуйся, дружище.

Одним глазом — на дальномер, вторым — на тактический монитор. Ну давай же, давай… Тебе же хочется. Если бы у тебя были торпеды, я бы давно стал космической пылью. Но ты сегодня забыл их под кроватью…

— Да, Свистун, я знаю, что делаю. Осознаю и так далее…

Добро пожаловать, самомнение. Хороший признак.

Пилот перехватчика очень спешил, собираясь по прямой добраться до точки в пространстве, куда Корран мог попасть по широкой петле, никуда не торопясь и с песней. Жертва приближалась, Корран выровнял истребитель и слегка подправил радиус разворота. Ускорение вжимало в спинку кресла; начали неметь щеки. И за каким это ситхом командир так обожает перегрузки, что и всех остальных заставляет летать без компенсации? После тренировочных полетов Антиллес обычно выглядел не краше смерти. Корран подозревал, что его физиономия не лучше, а он привык заботиться о своей внешности, которой не шли на пользу ни налитые кровью белки, ни мешки под глазами, ни восково-бледная кожа.

Ну, теперь-то ему все это гарантировано. «Крестокрыл» нагнал ДИшку. Кувырок через плоскость, задрать морду, короткая стремительная петля, готово. Ка-ак удачно, что заглянули на огонек! Понадобилось всего два выстрела, чтобы «жмурик» развалился на куски. Обломки пронеслись мимо, а Корран все еще вспоминал, как включается комлинк.

— Десятый, как у тебя дела?

— Десятый просит прикрытия, курс девять-ноль.

— Уже лечу…

Оурил отыскался далеко впереди, длинную морду его истребителя озаряли вспышки двойных ионных двигателей — ганд чуть ли не обнюхивал дюзы ДИшки. Первый выстрел высек искры, обшивка на круглом кокпите облезала лохмотьями. Наподдай ему еще раз, напарник, и он — твой!

— Девятый, десятый, вон отсюда!

Оурил повиновался приказу Антиллеса без вопросов и столь рьяно, что подрезал ведущего. Делать нечего, пришлось уйти в правую бочку. Корран сумел выровнять машину, но тут ему втемяшилось, что командир требовал уйти налево, он начал левый разворот; от пронзительного визга заложило уши. Свистун горланил во всю мощь динамика. Ручка управления, освободившись от руки пилота, с такой силой ударила в грудь, что хрустнули кости. Больше всего на свете Коррана теперь занимал вопрос: как вновь научиться дышать? В глазах плавал кровавый туман.

Пространство впереди заполняла туша «Черного аспида». Во имя всех душ Алдераана! Все расплылось в ярко-голубой вспышке. Зашипели, умирая, дефлекторные щиты. Корран проделал бы сейчас фигуру пилотажа любой сложности, лишь бы убраться подальше от тральщика. Он уже был готов продемонстрировать «Аспиду» дюзы, когда тральщик выстрелил вторично. Астродроид поперхнулся собственным воплем, Корран вышвырнуло из кресла, и он врезался в борт кабины.

Звезды больше всего напоминали песчинки, закрученные смерчем. Рукотворный ионный шторм вышиб дух из правых двигателей в то время, как левые работали исправно. Истребитель кувыркался, корма пыталась догнать и обогнать нос, Корран, пытаясь вернуть себя в кресло, цеплялся за ручку управления и умолкший пульт и в полной безысходности думал, что неплохо бы сейчас найти кого-нибудь умного, кто объяснил, как все это исправить. Молчал не только Свистун, отрубилась вся электроника и — вот Антиллес порадовался бы! — компенсатор. Борьба с тошнотой дала положительный результат: Коррана осенило, что если отключить двигатели, вращение хоть когда-нибудь да прекратится, а там можно будет перезапустить реактор.

Зато нет худа без добра, в него теперь невозможно попасть, разве что случайно…

Если, конечно, крейсер не заграбастает его лучом захвата.

Так выруби же двигатели!

Легче сказать, чем сделать. Аварийная панель располагалась как раз справа вне пределов досягаемости жадно протянутых к ней пальцев. Скрипя зубами, Корран пытался победить центробежную силу. Ручка управления выбрала именно это мгновение, чтобы врезать по ушибленной уже грудине еще раз. Корран сипло заорал от возмущения и боли. Медальон, его счастливую монетку, вдавило ребром в грудь. Без такого подарка удачи я могу обойтись! Дышать опять стало трудно, как будто ему без этого было мало хлопот.

— От… пус… ти!!!

Ручку, кажется, заклинило. Ну нет, он не сдохнет тут из-за какого-то жалкого прута! Хорн толкнул ручку изо всех сил, он захотел, чтобы та поддалась, и она дрогнула. Сантиметр за сантиметром Корран отвоевывал жизненное пространство.

Теперь надо как-то отлепиться от борта. Ручка стоит намертво, ну и славно. Подтянуться на ней, приподнять локоть, цепляя им за все выступы, тумблеры и рычаги, все равно аппаратура сдохла, беспокоиться не о чем. Как он ненавидел в этот миг ремни безопасности! Один из них лопнул, зато второй накрепко опутал пилота… И наконец, безжалостно садануть локтем по аварийной панели.

Двигатели заткнулись, и теперь в кокпите было слышно лишь сиплое дыхание насмерть перепуганного человека. Истребитель продолжал вращаться, и не было ни единого признака, что он собирается останавливаться. Балда… Корран облился холодным потом внутри легкого скафандра. Здесь же нет трения, заниматься тебе акробатикой до конца века. Он разжал пальцы, и его вновь распяло на стенке, только на этот раз он ухитрился расшибить плечо. Он бы еще и голову раскроил о шпангоут, шлем спас. Но приложился основательно, в глазах потемнело. И тут Корран с ужасом понял, что его вот-вот стошнит.

Поздравляю, дружище, тебя укачало. Кто-нибудь, пристрелите меня, положите конец мучениям!

Вспышка отчаяния сменилась новым приступом боли, отрезвившей пилота. Немыслимыми усилиями Коррану удалось вернуться в кресло. Вполне возможно, что кто-нибудь действительно отвлечется на миг от общей потасовки и действительно подстрелит его, но чтобы еще и помогать потенциальному убийце? Хорн потер ноющую грудь, надеясь, что ребра целы. Потом все-таки догадался связать узлом порванный ремень. Получилось неудобно, зато можно быть уверенным, что третий старт из ложемента ему не грозит. Затем он подцепил небольшую крышку, в углублении за которой скрывалась большая красная кнопка. Не сразу подцепил, потому что пальцы в перчатках срывались. Пришлось рискнуть, снять перчатки и воспользоваться ногтями. Перчатка, конечно же, сразу уплыла; к счастью, недалеко. Корран вздохнул, сморщился от боли в груди, неловко утопил кнопку и стал ждать продолжения в надежде на лучшее.

Хотелось услышать приглушенный голос двигателей, но было тихо. Должно быть, сожжены цепи. Ладно, в запасе есть еще один фокус. В аккумуляторах должно остаться хоть что-нибудь, плюс запасные батареи лазерных пушек, но их хватит только на связь, маневровые двигатели и сенсоры ближнего радиуса. Мечтатель. Он сидит внутри, а аккумуляторы — снаружи. Проблемка.

Может, попробовать замкнуть пару проводочков? Сам Корран брезговал, но кое-кому из бывших коллег по КорБезу этот трюк спас жизнь. Знать бы только, какие именно провода он будет закорачивать. И хотелось бы знать, нет ли на «крестокрыле» системы самоликвидации?

Ох, как кружится голова… Совсем как тогда, в ангаре, когда он в пылу темпераментной полемики с Брором не заметил, что механики потащили на ремонтную платформу истребитель, и… В общем, столкновение было крепким; Брор очень смеялся.

Корран тоже расхохотался. Потом поддел металлическую петлю под пультом — открылся паз с рычагом. Корран уперся в рычаг правой пяткой, руками во вспомогательный пульт над головой. Из этой схватки он вышел победителем, хотя рычаг геройски сопротивлялся. Передохнув немного, Хорн повторил упражнение. А потом еще раз. И еще.

В носовой части что-то подозрительно затарахтело, потом оттуда донеслось позвякивание и таинственные щелчки. Там был расположен небольшой генератор, им пользовались, когда нужно было вручную вывести шасси. На бултыхание в пространстве это никак не повлияет, зато если речь все-таки пойдет о посадке, по крайней мере, за шасси беспокоиться не придется.

Они вышли неохотно и с таким напряжением, что «крестокрыл» чуть было не развалился на части. Зато уши порадовал звонкий щелчок: шасси встали на место и зафиксировались. Одновременно возродился к жизни монитор, ручка управления вновь стала послушной. Торжествующий пилот поймал ее прежде, чем она вновь вздумала пожить самостоятельно. Через некоторое время кувыркающуюся машину удалось выровнять.

31
{"b":"26243","o":1}