ЛитМир - Электронная Библиотека

— Знаю, — тот, кто был рядом наклонился пониже; от него пахло потом и кровью; наброшенная на голое тело куртка была разорвана, один рукав опален и выпачкан в чем-то темном. — Держись, Хорн, ситхов ты корень, не уходи!

В груди клокотало.

— Как… Гэвин?

— Не лучше тебя.

— А мне хорошо… — он поморщился. — Так хорошо, что я чувствую запах виски. Кореллианского… Как думаешь… я умру?

— Корран, ты лежишь в луже виски.

По коридору шаркали металлические ноги. Жаль. Дроид — такой холодный, не хочется расставаться с прикосновением человеческих рук.

— Ты разбил ящик при падении, — сказал его собеседник и смел упавшую на глаза прядь. — А там были бутылки с вирренским выдержанным. Если выживешь, парни тебя задушат.

— Ведж? Откуда здесь виски? — Хорн попробовал приподняться.

Он еще успел увидеть, как командир помотал головой и встал, уступая место приковылявшему к ним медицинскому дроиду.

— Понятия не имею, — донесся из подступающей тьмы голос Антиллеса. — На время выздоровления можешь считать, что тебе поручено разгадать эту тайну.

Глава 19

В медицинском отсеке было холодно. Хотелось устроиться поудобнее, но сидеть можно было разве что на полу. Но тогда не было видно, что происходит внутри. Вот и приходилось метаться: то отсиживаясь в углу, то прилипая к прозрачной стене лазарета. Согреться никак не удавалось, особенно мерзли руки. Ему всегда было холодно и неуютно в подобных местах. Ведж боялся даже упоминать лазарет, не то что приближаться к нему.

Антиллес посмотрел на два беспомощных тела, погруженных в бакта-камеры. Никаких признаков жизни, если не считать слабого, почти незаметного движения груди при дыхании — слишком ритмичном, слишком механическом. Хотелось отвернуться, было даже немного стыдно, как будто он подглядывает за спящими. Но отвести взгляд он тоже боялся.

Желто-розовая густая жидкость в транспаристиловых тубах напоминала о собственном аналогичном опыте. Не здесь, не на борту «Отсрочки». Несколько лет назад ему все-таки пришлось искупаться в бакте, до этого знакомство с ней ограничивалось лишь компрессами. В Альянсе уже начали поговаривать о его невероятной удаче, когда элементарный патрульный вылет превратился в кошмар, а он чуть было не расстался с рукой и с жизнью в придачу. К тому времени, когда его подобрали, он уже дышал только собственной кровью, потому что легкий, не рассчитанный на длительное пребывание в вакууме, скафандр потек. Он почти ничего не помнил, он даже в бакта-камере был без сознания, и теперь считал этот факт невероятной удачей. Очнуться в этом желе без возможности сделать хоть что-нибудь, только думать, думать, думать… Он сошел бы с ума.

Но ему повезло, если можно говорить о везении. Ближе к полуночи кошмар поймал его в силки лживой реальности… сердце зашлось от отчаянной попытки выровнять истребитель. На этот раз он удержится за ведомым, он удержится, он должен удержаться, нет времени на ошибки. Он это знал, и все это знали. Но силы, управляющие вселенной, решили иначе. Меня подбили, машина не слушается… Машина рыскала, точно пьяная. Прямо по курсу один из «колесников» размазался о броню станции; следом за ведущим он влетел в угасающий огненный вихрь — по броне пробарабанили обломки — и почувствовал, что зацепил кого-то крылом. Биггс… он ударил истребитель второго ведомого! Лазерный луч ударил в машину лидера, и все три «крестокрыла» превратились в ничто, в воспоминание, в единую могилу для трех пилотов…

Ведж подышал, на руки, стараясь отогреть их. Безрезультатно. Казалось, при каждом выдохе должно появляться облачко пара.

Очнувшись, он отправился в ванную комнату, и когда поднялась суета, был уже на ногах — бодр, свеж и зол. И с бластером в руке, потому что забыл сдать оружие.

Это сон, просто сон, сказал он себе. На самом деле все было иначе. Лидер тебя отпустил, ты смылся из драки. Биггс погиб, лидер выжил, сражение было выиграно. Тогда почему его вечно преследует страшный сон из параллельной реальности? Может быть, доказывает, что он никогда не был трусом? Или говорит, что еще недостаточно сделал, чтобы самому в это поверить?

— Как себя чувствуют ваши пилоты, коммандер Антиллес? Надеюсь, они поправляются.

Ведж поднял голову:

— Адмирал? А вы что здесь делаете?..

Мон каламари рассматривал безжизненные тела с таким интересом, как будто решил досконально изучить человеческую анатомию.

— … сэр, — запоздало добавил Антиллес и встал.

— Я ознакомился с вашим рапортом и нахожу, что он слишком напоминает историю болезни. В возникшей ситуации мне необходимо иметь больше информации.

Ведж попытался покраснеть, потому что действительно сдул рапорт с файлов, изъятых из памяти дроида-врача. Не было ни желания, ни сил писать самому.

— Не было времени подготовиться, — соврал он. — Сэр.

— Да и бумажной работой вы не любите заниматься…

— Ну да… я хотел сказать, нет, адмирал, сэр, не люблю.

Ведж потер ладонью лицо, укололся о щетину и удивленно поискал свое отражение в ближайшем зеркале, которым оказалась металлическая пластина дверцы. Ого! Побрился бы ты, Антиллес, а то скоро будешь похож на вуки. Ведж еще раз скосил глаза на отражение. Потом, решил он. Сколько же он не спал?

— Вы могли запросить дополнительный рапорт или вызвать меня к себе. Это сэкономило бы время.

— Я думал об этом, но второй рапорт был бы еще короче, а с докладом вы явились бы только после того, как ваших людей признали бы годными к службе. Так что я сэкономил себе нервы, а вас избавил от голово… как это? Головомойки, — Акбар моргнул одним глазом, повергнув Веджа в глубочайшую задумчивость, потому что другим глазом каламари продолжал рассматривать бакта-камеры. — Кроме того, постоянные заседания правительства и витающие там настроения начали меня утомлять. Судьба Разбойного эскадрона достаточно важна, чтобы я принял решение… ускользнуть? Нет, пропустить заседание по уважительной причине.

Кореллианин с жалостью посмотрел на Акбара.

— Все так плохо, сэр?

— Я был излишне язвителен? Видимо, я преувеличиваю. Политики склонны рассматривать солдат, как прирученных киборреанских бойцовых басохов.

— Боюсь, солдаты не любят таких ассоциаций.

Адмирал повернул к собеседнику и второй глаз.

— Это мы получаем удары, мы истекаем кровью и умираем, а значит, можем быть не согласны с планами политиков, — Акбар постучал по стенке одной из камер. — Еще не выяснилось, что же, собственно, произошло?

— Еще нет. В основном, все то же самое — три пилота серьезно ранены, один мертв, погибло шесть охранников. У остальных порезы, легкие ожоги и царапины, — Ведж машинально потер плечо; под повязкой рана назойливо чесалась. — У меня сложилось впечатление, что штурмовики хотели заложить управляемые мины, отойти и взорвать базу. Установи они взрывчатку с часовым механизмом, потери были бы больше…

Адмирал не спускал с него глаз, пришлось признаться:

— Мы бы потеряли всех, — он опять помолчал. — Там был целый взвод. Мы их нашли и…

Не хотелось сознаваться, что в то мгновение он даже не подумал о возможности взять кого-то в плен. Ни когда поднимал в погоню «крестокрыл», ни когда расстреливал бегущих штурмовиков.

— Мы их нашли и уничтожили, — жестко сказал Ведж. — И захватили транспорт, на котором они прибыли. «Дельта ДИкс-9».

Он бы и транспорт, наверняка, разнес на кусочки, но не успел. «Дельту» взяли другие.

— Не стоило, — мягко откликнулся Акбар и не стал уточнять, что же, собственно, имел в виду.

Ведж кивнул.

— Два штурмовика и все пять членов экипажа транспорта взяты в плен. Говорить отказываются. Я приказал их изолировать друг от друга. И поставил двух дроидов делать аутопсию убитых. Может, повезет, и мы узнаем, откуда они прибыли.

— Таласеа эвакуирована?

— Да, сэр. Мы думаем, что имперцы захотят узнать, что случилось с их отрядом, так что на базе их ждут сюрпризы. Пусть порадуются, — Ведж порылся в кармане, но инфочипа не обнаружил. — У меня где-то был список и план, куда мы что подложили, на случай, если захотим вернуться.

45
{"b":"26243","o":1}