ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хочу, но мне нужно возвращаться на корабль, — Миракс скосила глаза на деку. — У меня всего шесть часов до отлета.

— А мы полетим с тобой?

— Нет. Придется мне, бедняжке, самой о себе позаботиться.

— А разве это не опасно?

Миракс расхохоталась.

— Вы с Веджем — два «крестокрыла» пара! Я попала в засаду всего один раз, Проныры — дважды. Так что, умник, гораздо безопаснее путешествовать без вас. Счет не в вашу пользу, ребята, — она замялась на мгновение, потом неуклюже чмокнула Коррана в щеку. — Спасибо за заботу. Увидимся, когда вернусь.

Девушка ушла и закрыла за собой люк, оставив усыпанного крошками Коррана сидеть с набитым ртом. Очень хотелось, чтобы Миракс осталась, но сказать ей об этом, не подавившись, он не мог. В дочери контрабандиста не было ничего от блистательной Эриси, Корран даже не испытывал к ней влечения. Но с Миракс всегда было просто: держи ухо востро, не поддавайся на провокации, и все будет весело и хорошо.

Корран встряхнулся.

— Хорн, очнись! У тебя просто башню сорвало. Запомни, она — во-первых, во-вторых и в-последних — дочь Бустера Террика и преступница. Когда-нибудь она сочтет тебя лишним вложением, и девушка урежет свои расходы.

Он слушал собственный слова и не верил ни одному из них. Это был голос разума, голос отца, голос истины. Корран запихал в рот оставшийся кусок пирога. Уж лучше дать рту иную работу, нежели озвучивать мысли, порочащие подарок Миракс.

Глава 24

Сомнения и самые дурные предчувствия одолели еще до начала инструктажа, и с каждой секундой положение ухудшалось. Ведж надеялся, что успеет отвести в сторонку Акбара и Сальма и договориться хоть о каком-нибудь компромиссе: надо было выручать Хорна. Не хватило времени. Сальм попросту отмахнулся, Акбар долго жевал, смотрел мимо, а потом извиняющимся голосом попросил отложить разговор. В результате судьба лейтенанта так и осталась невыясненной, а Веджа втиснули на скамью между генералом и мон каламари, подперли с двух сторон локтями и приказали не выступать. Никакой дисциплиной здесь и не пахло. А вот дисциплинарным взысканием воняло так, что хоть нос затыкай. А если учесть, как шатко и валко продвигался брифинг, уладить дело миром шансов не было. Никаких.

Среди собравшихся Ведж оказался самым младшим по званию и возрасту. Извернувшись, он сумел разглядеть в толпе несколько знакомых лиц, заметил сворку ботанов (одного с генеральскими лычками, двух полковников и коммодора). Ботаны пробились к центру амфитеатра и разместились с комфортом. Никого из них Ведж не знал ни по имени, ни по… морде? Вопрос: правомерно ли называть морду ботана мордой? Они так носятся со своим национальным самосознанием, что на слово «лицо» могут и оскорбиться. Но волосатая морда ею и останется хоть на Кесселе, хоть на Корусканте. С другой стороны, и на морду можно обидеться.

Похоже, волосато-гривастая братия собралась проводить инструктаж. Генерал полез на подиум, свет в зале померк, хотя еще не все успели занять отведенные места. Только один яркий луч был направлен на помост. Ботан был роскошен: армейский мундир сидел на нем, как влитой, снежно-белая шкура сверкала, словно равнина Хота, благородная грива была любовно расчесана, золотистые глаза так и сияли энтузиазмом и верой. Истинный защитник отечества. Надо думать, за Ботавуи перегрызет горло даже союзникам, вон какие клыки.

— Я — Лар-ррин Кре'фей, — заговорил ботан глубоким, обволакивающим голосом. — Мне пор-рручено ввести вас в курс дела. Путь на Коррускант сам ляжет под ноги нашему доблестному воинству, аргх. Если вы соизволите посмотр-рреть на р-ррозданные вам деки, то увидите рреконстр-ррукцию нашей цели. Точные кооррдинаты вам сейчас не нужны, достаточно знать, что этот бастион — ключ к сердцу Импер-ррии.

Ведж с усилием вникал, хотя от басовитового урчания его тянуло в сон. Кодовое название планеты — Черная луна — ему ничего не говорило. Мир как мир, обитаемый, по флоре и фауне немного напоминает луны Эндора, не хватает только эвоков, и трудно сказать, хорошо это или плохо. Разумной жизни тоже нет. Можно возразить, что эвоки — представители разумных существ, но после короткого знакомства с этим сумасбродным веселым народцем Антиллес придерживался твердого убеждения, что эвоки — жизнь абсолютно безумная. Ведж собрал раскатившиеся мысли и вновь упер взгляд в деку. Итак, планета обнаружена еще Старой Республикой, но изыскатели доложили, что полезными ископаемыми она не богата и внимания не заслуживает. Тем не менее там соорудили посадочную площадку и небольшую факторию. Потом там велись какие-то исследования, потом Сенат решил, что разбазаривает финансы, и дело заглохло.

— Импер-ррия расшир-ррила первоначальную базу, установила проектор-рры силовых полей, — генерал Кре'фей взмахнул когтистой лапой.

Или рукой? Если у ботанов есть руки, следовательно, должно быть и лицо. А если уж лапа, тогда, без сомнения, морда. Антиллес, строго сказал сам себе кореллианин, прекрати заниматься ситх знает чем и напряги мозги. Тебе еще предстоит спасать дюзы Хорна от генеральско-адмиральского гнева, а ты даже не слушаешь, чем еще тебя порадует жизнь.

— … четыр-рре ор-ррудия и две ДИ-эскадрильи наземного базир-ррования…

Непонятно. Слишком много для захолустья, слишком мало для аванпоста. На Владете базировалось четыре эскадрильи плюс два ионные пушки. Плюс «пиконосец». А на ловушку не тянет. И как же наши высокоуважаемые стратеги собрались действовать? Гениально, как оказалось. Клянчим у флота один из захваченных на Эндоре «разрушителей», пусть взламывает щиты. Бомбардировщики снимают остатки обороны и сравнивают базу с землей. И угадайте с трех раз, если с одного не получилось, кто отгоняет ДИшек от «костылей»? Ты знал, ты знал! Именно Разбойный эскадрон, которому давно пора перестать жрать армейский паек задарма и показать всему миру, какие они доблестные и отважные. Когда защитникам базы наскучит отбрехиваться, высаживается десант и забирает планету.

— Врремя на подготовку — две недели, — заключил Кре'фей. — Завоевание Чер-ррной луны должно свершиться за пятнадцать стандартных дней, начиная с сегодняшнего.

И что это Сальм так уставился на меня? Тоже отыскал зрелище… Ошибочка вышла, Сальм смотрел на Акбара.

— План одобрен? — генерал дернул одной бровью куда-то наверх.

Ведж принялся было высчитывать, находится ли верховное командование в указанном направлении, но сбился и тоже стал ждать ответа. У мон каламари на лице (опять лицо… или морда? Что у рыб — лица или морды? Хотя каламари, кажется, земноводные…) стыло болезненное выражение.

— Да, генерал, план…

— Прошу прощения, адмир-ррал, — перебил его ботан, — но я пока еще в состоянии сам ответить на этот вопрос, вам не кажется?

Акбар промолчал. Ботан расчесал когтями бакенбарды.

— Да, генер-ррал Сальм, правительство одобр-ррило план. Станете оспар-рривать мудр-ррость правительства?

— Поостерегся бы, — сухо отозвался Сальм. — Но двух недель не хватит для подготовки.

Ведж не поверил собственным ушам, хотя рот от удивления удалось не открыть.

— Р-рраз ваши пилоты не готовы, генер-ррал, на флоте найдутся др-рругие бомбардир-рровщики…

— Мои люди готовы! — рявкнул Сальм, покрываясь цветными пятнами.

А приятно узнать, что кого-то Сальм обожает больше, чем скромную персону Веджа Антиллеса. Кореллианин решительно поднял руку, пока Сальм не взялся свежевать ботана.

— С вашего позволения… у меня вопрос.

Кре'фей полюбовался когтями, приподнял в улыбке уголки тонких коричневых губ.

— Прошу вас, коммандер-рр, не тушуйтесь.

— И не собираюсь, — заверил его Антиллес. — Меня очень интересуют дефлекторные установки, сэр.

Ведж обезоруживающе улыбнулся. Что нового он собирался узнать о щитах, он понятия не имел. Просто не придумал ничего более умного. Хотя по зрелому размышлению они действительно привлекали внимание.

— Вы утверждаете, что щиты уязвимы для бомб. Но смотрите, как далеко они выдвинуты. Для не имеющей значения базы это явная «бомбежка». Что мешает противнику уменьшить радиус поля?

56
{"b":"26243","o":1}