ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну, лично я так бы и поступил.

— Знаю, — Сальм выбрался из кресла и принялся бегать по комнате; бокал он к большому разочарованию Веджа забыл на столе. — В этом-то и беда, коммандер Антиллес. Я поступил именно так!

— Победителей не судят. Хотя кто тут победитель…

Ведж покачал в ладони бокал. Темно-синяя густая жидкость тяжело плеснулась, оставляя на стекле дорожки. «Абракс» согрелся и, наверное, стал еще вкуснее.

— Да кого это интересует?! Я — не вы. Мои люди — не ваши сумасброды и сорвиголовы, — лицо генерала исказилось от бессильной ярости. — Знаете, почему у меня так мало потерь? Неукоснительное соблюдение приказов и строжайшая дисциплина. Дисциплина и еще раз дисциплина, никакой самодеятельности. Физические упражнения, тренировки, боевые учения…

— Муштра и рутина, — подсказал вежливый Антиллес.

— Если хотите. Все держится на порядке. Да, моим парням не хватает талантов, которыми природа так щедро одарила вашу эскадрилью, но мы компенсируем этот, с вашей точки зрения, недостаток тем, что прикрываем друг друга, приглядываем друг за другом.

— И не только друг за другом, — вставил Ведж.

Но Сальм, к счастью, понял по-своему. Не хватало очередного раунда за жизнь и бессмертную душу Тикхо Селчу.

— Да, но при этом я — я — нарушил приказ!

Вот ведь как разобрало человека, просто ужас.

— Приказ вышестоящего офицера, — Сальм вдруг успокоился. — Вот так вы в рапорте и напишите.

Зачем? Еще чего не хватало…

— Не хочу, чтобы вам влетело за то, в чем вы не виноваты.

— Но от вас это не зависит, Ведж. Вы можете прощать или не прощать кого-то из своих подчиненных, но я отвечаю лишь перед Акбаром и верховным командованием, — Сальм плеснул в бокал «абракс», залпом выпил, поперхнулся и долго откашливался, наливаясь темной краской. — Не надо радовать адмирала рапортом в вашем обычном стиле из двух-трех слов. Расскажите ему, что и как случилось.

— И притвориться, будто все понимаю? Или не притворяться? — Ведж поставил свой бокал на импровизированный столик; напиток потерял привлекательность. — У противника оказалось больше сил и мощностей, чем мы могли вообразить в худшем ночном кошмаре, а перехватчики свалились нам на головы вообще из ниоткуда. А если бы появился «Потрошитель»? ИЗР-два возражать трудно. А со 181-й летной даже я не стал бы спорить.

— Уж кто говорил бы, — Сальм вновь откупорил бутылку, налил себе, посмотрел на Веджа; кореллианин отрицательно покачал головой. — От КС никто не застрахован.

Сальм выразительно покачал бутылкой. Ведж снова отказался, пить расхотелось окончательно. Даже улыбаться неуклюжей шутке Сальма не хотелось. КС или каньонная слабость. В Альянсе шутили, что после взрыва первой Звезды Смерти имперских офицеров обуял синдром КС. Выражалось это в том, что при виде малых истребителей у больного начинали дрожать поджилки и все валилось из рук. В тяжелых случаях грозила полная дезориентация. Обычно полагалось отвечать, что Империя специально разработала крейсера класса «пиконосец», чтобы сохранить армию в здравом уме и твердой памяти.

Сальм ждал.

— Да раз плюнуть, — сказал Ведж. — Я бы с шестью пилотами стер «колесников» в порошок, чтобы вы смогли пригласить «Потрошитель» на танец и вызвать у него новый приступ КС.

— Я бы с большим удовольствием, коммандер, но наверху возникла куча вопросов о Черной луне, и они хотят получить на них удовлетворительные ответы, прежде чем возобновят хоть какую-то деятельность в этом секторе.

Звякнул зуммер, но Сальм даже не успел ответить, как дверь распахнулась, и в комнату ввалился Корран Хорн собственной персоной в сопровождении непередаваемого аромата дешевого лума и крепкого детины в пятнистом десантном комбинезоне.

— Босс, ты не поверишь!..

Горящий энтузиазмом взор разом угас. Хорн попятился, наткнулся на пехотинца, уже невозмутимо стоящего навытяжку, запаниковал, как хатт на дипломатическом приеме, и, наконец, вспомнил, что нужно делать. Ведж с интересом стал ждать продолжения.

— Прошу прощения, генерал, сэр! — гаркнул пехотинец.

— Вольно, лейтенант, — милостиво кивнул Сальм и повернулся, загораживая стоящие на торпедном ящике бутылку и бокалы и делая незаметный выдох в сторону. — Лейтенант Хорн, соблаговолите объяснить… что СИЕ ЗНАЧИТ?!!

Жалобный взгляд Хорна метался от Веджа к Сальму. Антиллес демонстративно делал вид, что его здесь вообще нет. Спасать ретивого подчиненного пока было рано.

— М3 сказал, что босс… то есть коммандер Антиллес находится здесь, — промямлил Хорн. — Он только забыл уточнить, что это ваши комнаты, сэр.

Сальм скосил глаз на Веджа. Тот выудил бокал из-за генеральской спины и невозмутимо тянул «абракс», вальяжно закинув ногу на ногу и откровенно наслаждаясь ситуацией.

— Ваши офицеры всегда врываются к вам без доклада?

— Не совсем, — загадочно отозвался Ведж. — Может быть, мне действительно стоит подтянуть дисциплину?

Он поразмыслил над этим вопросом, потом решительно тряхнул головой и поставил бокал.

— Что у вас за неотложные новости. Хорн? Что-нибудь о ребя… пилотах в лазарете?

— Никак нет, сэр, — Хорн, похоже, справлялся с ситуацией.

Его просто распирало от избытка информации. Сейчас взорвется, решил Антиллес.

— Пусть ваша новость окажется достойной, лейтенант.

— Ага, — Корран сглотнул, посмотрел на Сальма. — Разрешите обратиться, генерал?

— Не стесняйтесь, лейтенант, продолжайте.

Корран вновь расцвел.

— Если нам так понадобилась Черная луна, то считайте, что она у нас в кармане.

— То есть?

Оба младших офицера закивали. Пехотинец даже изобразил некое подобие улыбки. Хорн вообще пританцовывал от нетерпения.

— Свистун… то есть мой астродроид собрал много данных и проанализировал их. Знаете, у нас в КорБезе была одна программка. Мы вычисляли базы контрабандистов.

— Здесь вам не там. Это базы Империи, — открыл новую галактику Сальм. — А не бандитские притоны.

— Прошу прощения, сэр, — в разговор неожиданно вступил пехотинец.

Антиллес окончательно пришел к выводу, что Галактика все-таки сдвинулась по фазе. Сальм приглашает его на выпивку, Хорн сдружился с десантом, пехота снизошла до помощи летунам. Детина с непередаваемой грацией выдвинулся на исходные позиции. Если сейчас выяснится, что десантура умеет говорить сложными предложениями, он согласится сочинить рапорт, который с него со слезами требует Сальм.

— Прошу прощения, — повторил десантник. — Но дроид отыскал много параллелей с контрабандистскими базами, что определенно дает нам новые возможности. К тому же Свистун со всей определенностью указал в звездном реестре именно Черную луну и предоставил больше данных, чем мы получили от ботанов на брифинге. Черную луну можно взять, сэр.

— Вы хорошо поработали, господа, — успел вставить Ведж, пока вновь побагровевший Сальм не устроил очередной скандал. — А теперь добавьте в сценарий «разрушитель» империал-II.

Господа приуныли.

— Это несколько меняет дело, да?

К изумлению Антиллеса, Сальм не стал орать.

— Может, и нет, — негромко сказал он.

— Нет? — настало время изумиться Веджу. Так что у нас там было насчет родственников?

— Как вы любите говорить: не совсем. Кто еще владеет информацией?

Хорн не задумался ни на секунду.

— Только Пейдж, Свистун, М3 и я.

Мечтатель. Когда дело доходит до слухов и пересудов, астродроиды — хуже бабушек на торговой площади Рилота в базарный день. Сбор информации — их излюбленное занятие, а если один астродроид сказал что-то другому, можно поклясться, что содержание до последнего слова знает вся база.

— Пусть так оно и останется, Хорн, — Сальм тоже пребывал в счастливом неведении о способностях астродроидов. — Хоть одно слово, и вы у меня в одиночку полетите против крепостей сси-руук. Ясно?

— Так точно, сэр.

— Я поражаюсь вашему терпению, генерал, — с наивнейшей улыбкой сказал Ведж.

— Может быть, но пусть знают, что я серьезен, — Сальм сделал широкий жест в сторону ящиков. — Садитесь, господа, и поделитесь вашими сногсшибательными новостями, чтобы мы потом смогли все вместе ворваться к адмиралу Акбару и порадовать его. Черная луна — лучший шаг к Корусканту. Не вижу причин отказываться от него.

65
{"b":"26243","o":1}