ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Знаешь что? Найти вражеский истребитель и взорвать его к ситхам гораздо легче, чем вся эта ваша политика.

— Возможно, но дело в масштабе. Ты ведешь десяток парней на десяток имперских пилотов. Мы же представляем миллионы и миллиарды существ, но и нам противостоят миллиарды. Мы не имеем права быть такими прямолинейными и свободными, как ты.

— Когда-то могли.

— Ну, тогда мы были повстанцами — членами незаконного движения. Сейчас мы говорим и действуем от имени целых миров, — принцесса взяла Веджа за руку; его словно током ударило. — В те дни я не смела мечтать, что стану решать подобные проблемы.

Он все-таки осмелился положить ладонь поверх ее рук.

— Ну да, в те дни нам казалось, что с Империей будут сражаться наши дети и внуки… Семейное дело.

— Верно, — она вновь рассмеялась. — Итак, Ведж Антиллес, сознавайся, есть на горизонте кто-то, кто может помочь тебе внести свою лепту в новое поколение повстанцев?

— Мне? — он отчаянно постарался не покраснеть, но, кажется, покраснели даже уши, потому что принцесса рассматривала его с нарастающим интересом. — Все дети, какие мне были нужны, уже у меня в эскадрилье… Целых двенадцать штук, куда уж больше.

Ее лицо вдруг стало печальным. Ведж торопливо добавил:

— Не так все плохо. Друзей мне хватает, на романы нет времени. Ты нашла, хотя и не искала. Так; всегда происходит, мне не стоит волноваться. Как дела у тебя с Хэном?

— Мы счастливы, когда вместе. Знаешь, довольно сложно признаться кому-то в любви, а потом, наблюдать, как твоего избранника заталкивают в камеру с карбонитом… Хотя после этого он очень долго не имел возможности злить меня.

— Что поделаешь… это же хаос во плоти. Ты либо вынужден любить Хэна Соло…

— Либо вморозить его в карбонит, — подхватила принцесса. — Я знаю. Он отличный парень. Несмотря на ухмылки и колкости. Не думаю, что во всей Галактике я могу найти кого-нибудь лучше него. Не то чтобы я готова отправиться на поиски, но время от времени задаю себе странный вопрос. Почему он?

— Если возникнут совсем уж серьезные сомнения, забегай ко мне, — предложил Ведж. — Я найду тебе сотню причин.

Например: что именно заставляет такого крутого парня, как Соло, таскаться у тебя в кильватере… Антиллес осторожно убрал руку.

— Как брат? Чем он занят?

— О, с ним полный порядок. Продолжает тренироваться и путешествует по всей Галактике, ищет какие-нибудь записи или артефакты, которые помогли бы ему разобраться в прошлом джедаев. Император здорово постарался, уничтожая Орден. Остались только предания. Люк, правда, говорит, что не обнаружил ничего серьезного, но в некоторых текстах есть описания упражнений, которые могут сманить даже очень сильного джедая на темную сторону.

— Паршивое дело, — согласился Ведж. — Типично для Императора.

— Он был злой, — Лейя вздохнула. — И очень последовательный. Люк придумал собственные упражнения и убедил меня выполнять их. Я занимаюсь, когда могу, но мне всегда казалось, что джедаю положено быть уравновешенным, а я так часто выхожу из себя из-за дураков.

— Представляю… Увидишь брата или будешь говорить с ним, передай, что Проныры будут рады видеть его у себя в любое время. Парни хорошие… я еще кое-кого перетащил к себе, — Ведж сел прямо. Очень хотелось еще раз потянуться, размять затекшие мышцы, но при Лейе он стеснялся. — Акбару понадобилась элитная эскадрилья, способная решить любую проблему, от разведки до боя. Один джедай нам не помешал бы.

— Думаю, Люк был бы рад вновь летать вместе с тобой, но на нем лежит большая ответственность. Он — последний, а вернее, теперь уже — первый джедай. И очень занят. Но я передам приглашение.

— Благодарю, — таким же официальным голосом произнес Ведж.

Звякнул комлинк.

— Сенатор Органа слушает.

— Лейя, это Мон Мотма. Если ты свободна, то я хотела бы кое-что обсудить.

— Уже иду, — принцесса убрала комлинк обратно в широкий рукав. Чуть помедлила, покусывая нижнюю губу, потом вдруг быстро наклонилась и поцеловала Антиллеса. — Наверное, все-таки прав ты. Мы изменились, но все же не настолько, чтобы это помешало мне посидеть рядом со старым другом и расслабиться на пару минут. Увидимся, Ведж.

— До свидания, ваше высочество, — он поднялся, провожая ее.

Мы изменились, принцесса; семь лет — долгий срок. Надеюсь, мы проживем еще семь. Он невесело улыбнулся собственным мыслям. А повезет, и еще семь.

На террасу вышел мужчина: в его густой шевелюре седина возобладала над рыжим, а цепкий взгляд и острые скулы указывали на родство с одним из подчиненных Антиллеса. Ведж спохватился, когда было уже почти поздно, и отсалютовал. Мужчина ответил на приветствие, сделав вид, что ему не впервой видеть младших офицеров с растрепанной головой, без кителя, в промокшей от пота рубашке.

— Рад познакомиться с вами, коммандер, — он протянул руку.

— Взаимно, генерал. Чем могу быть полезен? Айрен Кракен указал Веджу на кресло:

— Если у вас есть время.

Ведж послушно сел, подавив желание сказать, что слишком занят, и посмотреть, что из этого выйдет.

— Я вас слушаю, генерал.

— Я хотел поблагодарить вас за то, что вы взяли моего сына к себе в эскадрилью.

— Поблагодарить? — Ведж не удержался и хмыкнул. — Не многие родители считают, что Разбойный эскадрон — подходящее место для их детей.

— Надеюсь, вы скоро поймете, что я не похож на обычных родителей, коммандер, — старший Кракен был сложен точно так же, как и сын, но более суховат и поджар, — Многие командиры не захотели с ним связываться из-за меня. Они считали, что я использую его в качестве агента-шпиона, чтобы следить за их деятельностью.

— А вы?

— А следовало?

Ведж нарочито равнодушно пожал плечами.

— Понятия не имею. Но генерала Сальма очень беспокоит неблагонадежность моего подразделения.

— Мне известно о ситуации с Селчу, но я не хочу зря паниковать. Предпочитаю верить, что вы доложите о любой проблеме, связанной с ним. Или с кем-то другим. Сами.

— Разумеется, — взгляд кореллианина заледенел. Кракен предпочел не заметить перемены.

— Меньшего я и не ожидал, — генерал потер ладони. — Паш — очень талантлив. Говорю это как отец и старший по званию. Ранние успехи поставили его в трудное положение. Он вынужден постоянно доказывать свои способности. Думаю, что Паш еще не достиг верхней планки, но ровесников обогнал. А его желание сделать больше легко может поставить под удар товарищей. Со временем он встал бы перед жестоким выбором — ли остановить собственный профессиональный либо поставить под угрозу жизнь товарищей. У вас он получит хороший урок, для него это — вызов. Вы — нужный человек, Антиллес. Без причины даже пальцем не шевельнете, но и не пытаетесь увильнуть от тяжелой работы, если ее действительно надо сделать. Вы нашли равновесие, так необходимое моему сыну. Я не хочу, чтобы он погиб, но если он умрет как Проныра, я буду знать, что он сделал для Альянса все, что было в его силах. Ведж поморщился.

— Я предпочитаю верить, что Разбойный эскадрон не так просто уничтожить.

— Я тоже, — проворчал генерал.

С минуту они с интересом изучали друг друга. Кракен явно ждал от Антиллеса определенного вопроса и высчитывал, сколько времени кореллианину понадобится для боевого разворота. Ведж в свою очередь считал, что генералу неплохо было бы самому признаться в том, о чем он собирался спросить.

— Сэр, — как можно вежливее произнес Антиллес, — меня должно беспокоить, что глава разведки Альянса только что сообщил мне, будто его сын рассматривает время, которое он намерен провести в моем подразделении, как вызов?

— «Беспокоить», коммандер?

— Так точно, сэр.

Айрен Кракен церемонно склонил седеющую рыжую голову.

— Думаю, да, коммандер Антиллес. На самом деле, я бы по стенам бегал от беспокойства, будь я вами.

10
{"b":"26244","o":1}