ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Свистун свистнул.

— Хорошо, пусть будет бело-зеленое… Но если припечет, поднимай истребитель и жди остальных, они тебя прикроют.

Свистун жалобно заскулил.

— Нет, обещаю, ничего страшного не предвидится. Просто хочу, чтобы ты поостерегся, мало ли что.

Чтобы не слушать ответных воплей, Корран торопливо снял шлем, но зануда-астродроид успел-таки вывести на дисплей перевод до того, как Хорн отключил электронику. Корран демонстративно не стал смотреть. Пусть помучается.

Так, вынуть из кобуры бластер, проверить заряд, сунуть обратно. Что еще? Маску забыл, дурья башка! Респиратор — на нос, очки — на глаза, лейтенант Хорн к выходу готов. Корран откинул колпак кабины и спрыгнул вниз.

Оп-па! Какая приятная неожиданность! То ли он наконец-то научился выпархивать из машины, как положено бравому пилоту, то ли гравитация на Кесселе ниже, чем на Борлейас или Фолоре. И на всех прочих планетах, где этот фокус не удавался, а Корран мешком вываливался вниз. Хорн не стал ломать голову над загадкой, а побежал к оранжевой палатке, которую уже успели поставить десантники, и к стоящим возле нее Веджу и Наваре. Тви'лекк что-то говорил. Судя по упрямо наклоненной голове и сдвинутым бровям, командир не желал внимать убедительным доводам. Взмокшие волосы Антиллеса стояли дыбом.

— Как идут переговоры с Доолом? — полюбопытствовал Хорн.

Ведж нахмурился еще больше.

— Так себе. Но требования я сумел в него вбить. По-моему. Правда, сейчас у него либо приступ белой горячки, либо обострение паранойи. Один толчок, и Доол кубарем улетит за грань.

— Может, он сластолюб? Или хуже? Один из лекку Навары изобразил предсмертную агонию.

— Странный термин, — сказал тви'лекк. — Кажется, раньше я его не слышал. В таком контексте.

— Не обращай внимания, корбезовский жаргон…

— Не похож он на сластолюба, — горестно вздохнул Антиллес. — По-моему, он жрет глиттерстим.

Хорн запечалился. Навара потребовал объяснений, Кореллиане, перебивая друг друга, поведали, что обычно народ потребляет легкую разновидность наркотика. А тот, кто принимает чистый глиттерстим, до некоторой степени повышает свои умственные способности и возможности. Некоторые даже пытаются читать мысли. Или, по меньшей мере, так о них думают. Сами они убеждены в своих необыкновенных способностях. А когда чей-то разум закрыт для них, они бесповоротно решают, что против них что-то замышляется.

— Не то, чтобы он был не прав…

— Босс, Доол просто забыл, что видел голограмму, а не тебя лично. Естественно, что он ничего не мог прочесть!

— Избавь меня джедай распутывать мысли кореллианина, — проворчал Навара.

Все трое замолчали разом, и без глиттерстима было понятно, что они усиленно соображают, давно ли возле них возник могучий детина, чьи габариты даже объемистого тви'лекка заставляли выглядеть скромно. Детина застенчиво потупился и ткнул толстым пальцем за горизонт.

— Ховер, — лаконично пояснил он. Ведж схватился за комлинк.

— Лидер — двенадцатому, что там такое?

— Одна машина, командир, движется в вашем направлении.

— Спасибо, конец связи, — Антиллес повернулся к десантнику. — Пейдж, пропусти его.

— Как скажешь, — пробасил лейтенант. — Это твои гости.

Ховер уже было видно: довольно вместительный, широкозадый, с бронированным фонарем квадратной кабины. Пейдж неторопливой рысцой потрусил ему навстречу, за спину лейтенанта пристроился еще десяток таких же шкафообразных невесть откуда взявшихся молодцев. Хорн в восхищении показал Антиллесу большой палец.

Водитель счел за лучшее сбросить скорость, а потом и вовсе заглушил мотор и открыл люк. Пейдж вступил в дискуссию с кем-то, кто сидел внутри, а десантники тщательно осмотрели машину, даже под днище заглянули. Результаты инспекции Пейджа удовлетворили, потому что он закрыл люк и жестом велел проезжать.

Впрочем, десантники ближе, чем на сто метров к палатке, все равно не подпустили. Они ухитрились остановить машину именно в той точке, где ховер встал ровнехонько под прицел пушек антиллесовского истребителя. Люк вновь открылся, наружу выбрались двое — мужчина и женщина.

Мужчина что-то сказал одному из десантников. Тот отрицательно покачал головой. Мужчина повторил просьбу. Десантник оглянулся сначала на Пейджа, потом на Антиллеса. Получив кивок от обоих, солдат нехотя проводил гостей к пилотам.

Мужчина оказался очень высок и болезненно худ. Та малость волос, что еще у него осталась, была белого цвета и парила над головой легким облачком. Женщина едва доставала спутнику до плеча и, кажется, была много моложе него, хотя ее лицо покрывала маска глубоких морщин.

Повинуясь жесту Антиллеса, десантник провел гостей через примитивный воздушный шлюз в палатку. Следом вломились Корран и Навара, Ведж вошел последним. Здесь можно было обходиться без масок, зато так воняло нагретым пластиком, что немедленно хотелось наружу.

Гостям предложили складные стулья. Навара и Корран, который как раз решил, что будет дышать редко и неглубоко, заняли позиции на флангах. Десантник с выражением готовности порвать в клочья любого, кто посмеет хоть пальцем дотронуться до Антиллеса, застыл у шлюза.

Веджа ни дурная вонь, ни жара, ни посетители, кажется, из колеи не выбили.

— Коммандер Ведж Антиллес, вооруженные силы Альянса, — сказал он. — Я был знаком с вашей дочерью.

Мужчина с явным усилием поднялся и крепко пожал Веджу руку. Держался гость уверенно и спокойно, но нижняя губа у него постоянно подрагивала, выдавая волнение.

— Я вас помню, — вдруг сказала женщина. — Это вы нам написали.

Антиллес кивнул. Корран вопросительно покосился на Навару. Тви'лекк в ответ пожал плечами. Кончики лекку у него подрагивали.

— Меня зовут Кассар Форж, — сообщил мужчина, заметив переглядывания пилотов. — А это — моя жена Мида, — он вновь посмотрел на Антиллеса. — Я хотел сказать вам спасибо, коммандер, за письмо и снимок…

Голос его задрожал. Ведж и вскочившая со своего места женщина помогли ему сесть. Женщина ласково погладила мрка по плечу.

— Луйяйне всегда бредила героизмом… хотела доказать, что и на Кесселе есть что-то хорошее, — с трудом выговорил Форж.

— Ей удалось, — заверил его Антиллес и жестом подозвал пилотов. — Это лейтенанты Навара Вен и Корран Хорн.

Мужчина вновь попытался подняться, но его удержали. Корран взял его руку и заставил себя улыбнуться.

— Босс не обманывает, — заявил он. — Ваша дочь, правда, была настоящим героем. Без нее нам всем было бы очень плохо…

Что я несу? ужаснулся Корран.

— Без нее нам и сейчас плохо. Она рассказывала о вас, как вы здесь всем помогаете, учите… Луйяйне тоже нас многому научила.

— Спасибо, — Кассар Форж даже растерялся.

— Нет, это вам большое спасибо, — жарко продолжал Хорн. — У меня остался долг перед Луйяйне. Если вам что-то нужно, если я могу что-то сделать для вас, только скажите…

Кассар в конце концов освободил свою руку из хватки Хорна, опять посмотрел на Антиллеса.

— Наверное, это мне надо спросить, что я могу для вас сделать, коммандер? Едва ли вы вызвали меня только для того, чтобы поздороваться и познакомить с этим пылким молодым человеком. Ваше нападение на лунную базу привело всех в восторг, а Морут Доол до сих пор оплакивает ракетные установки.

Ведж молча разглядывал гостя. Корран уже не раз замечал, что в моменты задумчивости босс имеет привычку потирать согнутым пальцем нижнюю челюсть и прищуриваться так, что за густыми ресницами нельзя было разобрать выражение глаз. Именно всем этим Антиллес сейчас и занимался. Остальные терпеливо ждали. Хорн никогда не мог понять, каким образом Веджу удавалось приковать к своей скромной персоне внимание всех окружающих. От невысокого, по-мальчишески поджарого кореллианина веяло такой силой, что Хорн давно заподозрил в соотечественнике джедайскую жилку.

— Такой уж день у Доола критический, — наконец произнес Ведж. — Мы кое-кого заберем с Кесселя… Не слишком хороший народ, — сумрачно добавил он. — Но хотим прихватить и других. Если вы захотите, вы и ваша семья улетите первыми. Если только захотите, — повторил он, помолчал. — Но в любом случае, прошу вас помочь мне. Может быть, мы кого-нибудь пропустили.

18
{"b":"26244","o":1}