ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

11

— Ты там не сдох сл-ллучайно, Антилл-ллес? Мы договорил-ллись или нет? — Договорились. Высылай их, — Ведж остановил передачу. Теперь Морут Доол будет видеть лишь голографическое изображение эмблемы Разбойного эскадрона. Ведж тем временем подошел к Форжам.

— Только слово, — сказал он, — и мы сделаем все, чтобы она с ним не осталась.

— Ты обещал! — Мида схватила Антиллеса за руку. — Пожалуйста, присмотри за моей девочкой!

Кассар осторожно отцепил супругу от кореллианина, обнял ее.

— Так нельзя, — тихо проговорил он. — Она сама приняла решение.

— Но это плохое решение!

— И поэтому мы должны лишить Инири свободы? — Кассар медленно покачал головой. — Принять неверное решение — это еще не преступление, Мида. Даже по законам Империи.

Корран не выдержал.

— Я видел, как многие отправились на Кессель лишь потому, что приняли не то решение! — горячо вступил он. Если что он и не сможет никогда перенести, так это боль в глазах родителей. — Я знаю Тина… он — дурной человек. Ваша дочь хлебнет с ним неприятностей!

Кассар выпрямился.

— Да, если последует своему решению, — согласился он.

— Но она же уходит с Тином! — не унимался Корран.

Кассар Форж бессильно пожал плечами.

— Значит, она что-то в нем находит. Может быть, Инири сумеет спасти Тина от него самого. Корран скривился от отвращения:

— Там есть что спасать?

— Я прожил целую жизнь, пытаясь научить людей и не-людей жить вдали от Кесселя. Но большего мне не дано. Я не могу делать выбор за них. Не могу прожить за них жизнь, — он вытер слезы с бледного лица Миды. — Мы дали нашей дочери… всем нашим детям… всю любовь, на которую были способны. Мы им верим. Мы поверили Луйяйне, когда она ушла к вам, мы должны поверить Инири.

Хорн упрямо мотнул головой:

— Мне это все не нравится, командир!

— Мне тоже, Корран, — устало согласился Антиллес. — Но это не наш бой. И мы в нем не победим… по крайней мере, не сейчас.

Ведж удивленно посмотрел на свои руки, как будто только сейчас заметил, как крепко стиснуты кулаки. Потом осторожно, морщась от боли, разжал пальцы.

— Может быть, мы послужим Тину тормозом, — неуверенно предположил он.

— А когда тормоза прогорят?

— Придумаем что-нибудь…

— Как прикажете, сэр, — неприязненно отчеканил Корран и уткнулся в список.

Первоначальный список был взят из Имперского архива. Возле каждого пункта стояла небольшая приписка — ценность каждого преступника. Из нескольких тысяч ценными были признаны лишь семнадцать. Вернее, уже шестнадцать, поскольку Доол вычеркнул Арба Скинкснекса. И все они были восходящими звездами «Черного солнца». Ни один из них не добрался до верхних уровней организации, но каждый был инициативен и полон решимости сделать карьеру. Если бы арест и ссылка не оборвал их взлета, они со временем могли бы сравниться с Джаббой Хаттом по власти и влиянию.

А Корран Хорн предавался воспоминаниям, уже в который раз отметив, что в ностальгию он впадает всякий раз, когда это сильно мешает делу. Отец жаловался, что характер организованной преступности изменился. Когда-то давным-давно «Черное солнце» было дочтенной организацией, которая знала и чтила мораль и кодекс чести. Разумеется, своеобразную мораль и свой собственный кодекс. Бросил груз, заплати или отдай равноценный товар. Настучал на коллег, готовься к неминуемой и жестокой смерти. Офицеры сил правопорядка — законная мишень номер один. Но если тебя приходили убивать, то убивали только тебя, хотя честным поединком назвать это было трудно.

Новое поколение охотнее кидало бомбу в переполненную кантину, чтобы избавиться от неугодного. Смерть ждала не только информатора, но и всю его семью, и никто не видел в том ничего необычного. Убийство политических противников организации стало правилом, а не исключением. Хэл Хорн обвинял во всем Альянс. Мол, повстанцы открыто демонстрируют неповиновение законной власти и творят, что хотят, вот преступники и осмелели.

Между тем в воздушный шлюз ввели необычную пару. Первым внутрь впустили закованного в кандалы мужчину. Он споткнулся, неуклюже пошатнулся, восстанавливая равновесие. Потом стряхнул с лица дыхательную маску и нагло осклабился, обводя взглядом присутствующих.

— Я — Зекка Тин, — объявил он, безошибочно угадывая в Антиллесе главного и обращаясь только к нему. — Звал, начальник?

Пять лет, проведенные на Кесселе, на нем никак не отразились. Тот же лоснящийся голый череп, безволосая, будто всегда выбритая морда. Волос у Лоскута отродясь не было; наверное, родители интересовались генной инженерией, потому что в досье он значился как человек. По блестящей, будто отполированной коже, розовой, как у младенца, расплескались бледно-голубые брызги, словно Тин в том же младенчестве чихнул в миску с краской, да так и не сумел отмыться. Самое большое пятно украшало переносицу, расплывалось по левой скуле и заканчивалось где-то на затылке.

В дополнение к остроконечным ушам и зубной эмали черного цвета, картинку довершали глаза, окончательно вычеркивая Лоскута из мира людей.

Глазные яблоки были цвета артериальной крови, а ромбики зрачков окаймляла золотистая полоска. Все остальное Лоскут еще мог как-то спрятать или замаскировать, но именно необычная форма зрачков выдала его при облаве и обеспечила длительный отдых на Кесселе.

Ведж коротко глянул на Хорна:

— Это он?

Корран кивнул.

— Все в порядке, сэр, это точно Лоскут.

— Никак Хорнов сынок? — развернулся к нему Зекка.

Сопровождающий его десантник без особых усилий развернул упирающегося Лоскута лицом к Антиллесу. Тин продолжал скалиться. Ростом он был примерно с Хорна, но из-за худобы казался выше, а поскольку знал о том, как нервно Корран относится ко всем, кто выше него хотя бы на сантиметр, постарался еще больше выпрямиться.

— Ты что, не получил от меня весточки? Или ты такой тупой, что до тебя не дошло?

— Какой еще весточки?

— А у тебя, случаем, папаша не помер?

Первым побуждением было удавить мерзавца или хотя бы заорать на него, но сначала подвело сбившееся дыхание, потом не хватило слов, а потом Хорна, бросившегося на Лоскута с кулаками, перехватил на половине дороги Антиллес. Вырваться из рук командира не удалось.

— Он не первый и не последний, — негромко сказал Ведж.

Зекка Тин откровенно веселился, глядя, как Хорн барахтается в объятиях Антиллеса.

— Может быть, Лоскут виноват, — продолжал Ведж. — А может, он просто слышал новости и дразнит тебя.

Слишком поздно Корран сообразил, что отец погиб через полтора стандартных года после того, как Тин отправился отдыхать. Обычно «Черное солнце» не отличалось терпением.

Корран прищурился.

— Полагаю, ты мог бы убить его, — произнес он медленно и раздельно. — В конце концов, ты постоянно нам угрожал. Только выполнить угрозы — кишка тонка.

Видимого эффекта на Лоскута его слова не оказали. Зекка Тин сплюнул и посмотрел на Антиллеса. Ведж как раз отпустил своего лейтенанта и отряхивал рукав комбинезона от несуществующих пылинок.

— А ты еще кто? Джедай?

Ему пришлось ждать ответа. Судя по тому, как пристально Антиллес разглядывал свои старые космоботы, он размышлял, не навести ли на них глянец. Хорн был готов поклясться, что Ведж вот-вот раздобудет где-нибудь тряпку и возьмется за дело.

— Нет, — Ведж вздохнул, и глянец на потрепанной обуви остался дожидаться лучших времен. — Просто человек, который решает, будешь ли ты жить и если да, то где. Первый твой ход был не слишком удачен.

— Ах, простите, я совсем позабыл, что повстанцы как на подбор душки и лапочки. По крайней мере, те ваши, которых сослали сюда, все время об этом твердят, — Тин осторожно ухмыльнулся. — Так-так, значит, вывозим таких, как я, с Кесселя. Что, чистеньким перестало быть выгодно?

Ведж вновь заинтересовался своими ботинками. Десантник выпустил из шлюза девушку. В первое мгновение Коррану показалось, что это Луйяйне, но в следующую секунду девушка сняла маску. Сестры были очень похожи, только у Инири вблосы были гораздо длиннее, а одна прядь выкрашена в бледно-синий цвет.

20
{"b":"26244","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сюрприз под медным тазом
Безмолвные компаньоны
Будни анестезиолога
Бизнес для богемы. Как зарабатывать, занимаясь любимым делом
Нелюдь
Дело Варнавинского маньяка
Я куплю тебе новую жизнь
Культ предков. Сила нашей крови
Правила выбора, или Как не выйти замуж за того, кто недостоин