ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А с другой стороны, Корран чувствовал бы себя много лучше, если бы всех их пассажиров по «черному» списку можно было бы загрузить на транспортник и отправить прямиком в чрево Мау. Каждый из них годился на должность имперского моффа, жестокости и жадности им было не занимать. И Корран все время ловил себя на том, что пытается подсчитать, сколько ни в чем не повинного народа пострадает от этих головорезов.

— Есть кое-какие сомнения, — признал он. — Только я предпочту, чтобы роль мишени в этом имперском тире играл не я. Пусть уж лучше упражняется в меткости на злодеях.

Он помолчал, ожесточенно пиная ботинком пол.

— Как только мы возьмем Корускант, я лично выслежу и помогу каждому из этих слизняков отбыть обратно на Кессель.

— Считай, что транспорт для этого тебе обеспечен. Бесплатный.

Корран на радостях поцеловал Миракс. Та вырвалась.

— Только отцу не говори, — хмыкнул Хорн.

— Нет, я как-то привыкла к нему живому, мне он так больше нравится, — Миракс накрутила на палец темную прядь. — А как здесь обстоит дело с кормежкой? Лучше, чем в прошлый раз?

— Значительно, — успокоил девушку Хорн. — Советники любят неплохо покушать, так что Ноквивзор просто набит деликатесами. И, похоже, МЗ удалось кое-что выменять для эскадрильи. Хочешь поесть?

— Умираю от голода…

Центральный коридор несколько раз повернул и привел их в просторную рекреацию, превращенную усилиями пилотов и. техперсонала в комнату отдыха пополам со столовой. По дороге Миракс развлекала спутника анекдотами из жизни своего второго пилота и его скороспелой невесты. Истории были смешные; Хорн смеялся там, где следовало, но не только потому что ему было весело, а потому, что шел рядом с Миракс. С ней было легко и просто, несмотря на нескончаемые насмешки и подколы.

К тому же Миракс была красива — немаловажная деталь. Корран очень любил появляться в обществе красивых девушек. Он на сто процентов был уверен, что не влюблен, но знал себя достаточно хорошо, чтобы понять: он вступает на скользкий путь. С пол-оборота он обычно не заводился, а когда такое все же случалось, твердо знал — это не любовь. Страсть, чистый, простой адреналин, влечение и желание, но не любовь. Миракс легко вызывала желание; это пугало. То, что быстро горит, так же быстро сгорает, как любил повторять отец. Корран очень боялся сгореть. Его научили думать, что отношения должны быть стабильными, ровными, долгими.

За последние годы Корран стал еще разборчивее. По-настоящему он подружился лишь с одной девушкой, но через шесть месяцев потерял ее. В бегах он не мог ни с кем сблизиться из страха разоблачения и ареста. В Альянсе он так яростно соревновался с другими за место в Разбойном эскадроне, что лишь укрепил стену. Первую брешь в ней проделала Луйяйне Форж, а за ней в дыру пролезли лее остальные. Очень странные ощущения: снова верить и доверять окружающим.

— Корран.

Хорн вздрогнул и остановился. Миракс сбилась с шага и тоже встала. Повернулись они одновременно — к высокому кряжистому ганду, бесшумно вынырнувшему из бокового коридорчика. Униформу ганд не носил, но из толпы почти не выделялся, потому что цвет его экзоскелета был точно такого же серо-зеленого цвета, как и форменки остальных. Только правые ладонь и предплечье были гораздо светлее.

— Смотри-ка! — восхитился Хорн. — Уже сняли бакта-капсулу?

Ганд продемонстрировал правую лапу.

— Оурил доволен. От-чень, — он сжал все три пальца в увесистый кулак, повертел им. — Панцирь ес-че не твердый, — объявил он с сожалением, — будет твердый, Оурил будет твоим ведомым опять.

— Жду с нетерпением. Капитан Нунб меня укатала. Знаешь, она так здорово управляется с истребителем, что сможет пролететь сквозь новую и на долю градуса не разогреть обшивку.

Миракс с милой улыбочкой вмешалась в словоизвержение.

— Мы собирались разжиться едой. Оурил с нами?

— Оурил с радостью, но Оурил на посылках у коммандера Антиллеса, — ганд хлопнул бронированными веками. — Командир хот-чет видеть Коррана. От-чень.

— Соскучился, что ли?

Вроде бы ничем не грешен… Корран добросовестно перерыл память. Ничего преступного не всплывало. Может, МЗ хочет заставить Свистуна выловить для командира пару-тройку файлов, а тот упирается? В душе Коррана затеплилась робкая надежда.

— Коммандер Антиллес говорит: сейт-час же. Миракс подергала Коррана за рукав:

— Пойдем выясним. Ты получишь по ушам, я смогу поздороваться с Веджем, а потом мы все вместе пообедаем. Как план?

— Криггу ж-жаль, — прежде чем Хорн успел открыть рот, Оурил очень осторожно взял руку Миракс. — Коммандер Антиллес говорит: один Корран. Он знает, т-что вы вмест-че. Он послал Оурила на корабль Миракс. Он хот-чет Коррана одного. Т-чак и сказал. Коммандер Антиллес говорит: он хот-чет видеть Миракс потом и все рассказачь.

— Коммандер Антиллес будет иметь по шее за испорченный обед, — буркнула раздосадованная Миракс. — Но я по-прежнему хочу есть. Я пойду и поем. И буду жевать очень медленно и печально, так что если разговор не затянется, отыщи меня.

— Договорились.

Миракс стрельнула лукавыми глазами в сторону ганда.

— Коммандер Антиллес говорит: Оурил мож-жет составить компанию, раз Миракс хот-чет.

— Миракс хочет. Миракс много чего хочет! — девица лицемерно вздохнула. — Но пока Миракс приглашает Оурила на обед.

— Оурил польш-чен.

— Вот и славно, потому что я люблю быть в центре внимания. К тому же вы с Корраном живете вместе, а значит, ты можешь поведать о нем что-нибудь солененькое.

— Соленое?

— Ну, пикантное…

— Корран вкусный?

— Понятия не имею, — Миракс взяла ганда под руку. — Никогда не пробовала его кусать. Я имела в виду непристойности. Пока, Корран, желаю от души повеселиться!

Мне или Антиллесу?! Хорн заранее приуныл.

— И тебя тем же самым по тому же месту… Пусть хоть одному из нас повезет.

* * *

После возвращения эскадрильи на Ноквивзор, Антиллесу отвели под жилье и кабинет новое помещение. Места здесь было немного, но и его с лихвой хватало, чтобы вместить нехитрые пожитки Веджа. Если честно, комната была даже чересчур велика для него. Прочие офицеры ухитрялись таскать за собой целые пачки голографических снимков — друзья, родные, семьи, любимые зверюшки, школьные приятели и товарищи. На стенах вывешивались целые альбомы. Полки были забиты книгами и инфодисками с музыкой и журналами, всякой чепухой, трофеями, привезенными из дальних полетов. Словом, всем тем, что может рассказать о жизни и пристрастиях хозяина комнаты.

У Веджа не было ничего, кроме двух снимков. На одном — четверо бравых парней в оранжевых летных комбинезонах расположились на ступенях древней пирамиды на Йавине IV. На втором — двое, взрослых, девочка-подросток и темноволосый пацан лет девяти.

Антиллес указал Коррану на один из двух стульев.

— Садись. Разговор будет недолгий, но придется кое-что сделать. Вам обоим, — он указал на черноволосую синеглазую девицу, удобно расположившуюся во втором кресле.

Волосы Эриси Дларит стригла коротко, и они были так прилизаны, что блестели, как у деревянной куклы. Хозяйка бакты, — вдруг вспомнил Корран. — Миракс называет Эриси хозяйкой бакты и каждый раз, когда упоминает о ней, сплевывает сквозь зубы.

Хотя если спросить, что произошло, Миракс ото всего отопрется. Корран занял предложенное место и приветливо улыбнулся Эриси.

— Назревает что-то интересное, — сказал он.

— Верно сказано, — откликнулась она. — Мы наконец-то полетим вдвоем. Только ты и я…

Последняя фраза испортила Хорну настроение. В общем, он был совсем не против совместного полета, но именно так любил говорить Брор Джас. «Только ты и я…» Корран бросил быстрый взгляд на соседку; лицо ее было безмятежно.

Ведж кашлянул в кулак. Оба пилота удивленно воззрились на него, словно забыли о его существовании и только сейчас обнаружили, что в помещении еще кто-то есть.

24
{"b":"26244","o":1}