ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Корран считал этот обычай отвратительным и негуманным, но аристократия Куата полагала иначе и мнением Хорна поинтересоваться забыла. Таким образом они предохранялись от возможного вовлечения ребенка в межклановую вражду. К тому же гарантировалось отсутствие кровосмешения, а дети получали телохранителя и учителя с очень серьезной привязанностью к подопечному. От детей не скрывали, что часть биологического материала поставляют тельбуны, но семьей они признавали только аристократических родственников.

Тельбунам было тяжело, но кому до них было дело? Они были собственностью, только и всего.

Таможенная дама перебирала клавиши деки.

— Добро пожаловать в Центр Империи, — сказала она. — Возле шлюза вас ждет челнок. Вас и вашего… спутника.

— Тельбуна, — поправила Эриси.

— Тем более. Наслаждайтесь жизнью… — женщина-офицер сочувственно посмотрела на Хорна. — И всем прочим.

Она пошла дальше, а Эриси и Корран отступили в центр стыковочного отсека. Пришлось еще подождать: пока загерметизируется переходник шлюза и уравняется давление. Потом люк открылся; по ту сторону их ждал пилот челнока. Тоже женщина.

— Прошу вас занять места и пристегнуться.

Та же вежливая улыбка, то же отсутствие интереса, то же игнорирование пыхтящей от ярости Эриси.

— Я доставлю вас в отель «Империал». Эриси с холодным интересом осмотрелась по сторонам.

— Мы что, уже получили разрешение на посадку?

— Разумеется, мистрисс Дарск.

Корран занял место в последнем, четвертом ряду. Других пассажиров не было. Эриси посмотрела на рубку, в которой скрылась женщина-пилот, постояла в нерешительности и уселась возле Хорна. Она не сказала ни слова, только положила ладонь ему на колено. Ее широкая блуза меняла цвет в зависимости от освещения.

Челнок задрожал, потом подпрыгнул, освобождаясь от захвата лайнера, раскрыл плоскости. Заработали обзорные голографические панели на стенах салона. Создавалось впечатление, будто Корран и Эриси парили в открытом космосе. Некоторое время они направлялись в противоположную сторону от планеты, на панелях сияли звезды, больше напоминающие золотистый пожар.

— Прости меня, пожалуйста, — шепнула Эриси. — Я так дурно с тобой обходилась.

— Как пожелает моя госпожа, — очень вежливо и любезно улыбнулся Хорн.

И чуть было не покатился от хохота, увидев, с каким ужасом смотрит на него Эриси. Вместо этого он едва заметно покачал головой. То, что они одни, еще не значит, что салон не прослушивается. Эриси наклонилась к Коррану, отчего тому в нос хлынули сладкие ароматы цветов нлорна, и поцеловала.

— Ты — тельбун, — прошептала она. — Ты меня понимаешь.

Корран кивнул, точно дроид.

— Я — тельбун, — эхом отозвался он. — Я понимаю.

Ах, если бы он действительно мог понять свои чувства! Ему нравилась Эриси, он находил ее привлекательной, как физически, так и духовно, но предпочитал оставаться ее другом и не переступать черты. Когда выяснилось, что по легенде им придется несколько недель провести в одной каюте на борту «Драгоценности Чарбы», Эриси ясно дала понять, что не прочь воплотить легенду в жизнь, хотя бы частично. Никто не осудил бы их, но Корран решил держаться стойко, будто джедай перед лицом Дарта Вейдера.

Сначала он объяснял это тем, что не хочет, чтобы Эриси расслабилась и прокололась на каком-нибудь пустяке. Одна оговорка, и все пойдет прахом.

Чем больше времени они проводили вместе, тем крепче становилось его убеждение, что, переспав с Эриси, он каким-то образом предаст Миракс. Это было непонятно. Ни обязательств, ни обещаний они с Миракс друг другу не давали. Да если бы у нее в каждом порту было по страстному любовнику, ему-то какое до этого дело? И почему это он бьется головой о стену от ревности при одной лишь мысли о вероятном наличии такого любовника? Они с Миракс — взрослые, совершеннолетние люди, и если им действительно суждено завязать отношения, то что бы ни было в предыдущей жизни, значения не имеет.

Сопротивление проистекало из двух вещей. Первая удивляла его, но отрицать ее он не мог. Он думал об Эриси как о женщине обеспеченной и не подверженной предубеждениям. На своей планете она принадлежала к благородному сословию. Деньги, возможности, материальный достаток, с рождения она привыкла к высшему качеству. Корран тешил себя романтическими бреднями, что истинное благородство Эриси проявилось в том, что она присоединилась к Альянсу. Но вот они летели на прогулочном лайнере, и Хорн не мог не замечать, как Эриси наслаждается роскошью. И как невнимательна она к окружающим, будь то живые существа или предметы.

Корран считался тельбуном, но вся эта роскошь была доступна и ему. И он оказался неспособен ею воспользоваться. Тем временем Эриси не видела ничего особенного в том, чтобы очистить палли и бросить кожуру на ковер. Или забыть в кресле огрызок. Корран боялся пролить на дорогую обшивку напиток, а Эриси такие мелочи не волновали. А если вдруг такое случалось, она просто не замечала. Или со смехом требовала заменить испорченную вещь.

Эриси сорила деньгами, она приказала Кор-рану давать слугам невероятно высокие чаевые. А Хорн никак не мог взять в толк, почему и плохое обслуживание, и хорошее он должен оценивать одинаково. Лизоблюдство и раболепие персонала раздражало его сверх меры. Однажды он не сдержался и пустил в ход зачесавшиеся кулаки. Стюард, прижав ладонь к покрасневшему, распухшему уху, поклонился и поблагодарил за то, что высокоуважаемый господин так доходчиво и умело выразил свое недовольство.

Корран понял: он никогда не сумел бы приспособиться к миру Эриси. И заподозрил, что Эриси знает об этом. Она не прекращала попыток забраться к нему в кровать, но порой тон ее голоса или взгляд свидетельствовали — она знает. Эриси и любила Коррана, и ненавидела его, и постоянно воевала сама с собой, не зная, какому из чувств отдать предпочтение.

А Хорн цеплялся за семейные традиции, за службу в КорБезе, чтобы убедить самого себя: если им с Эриси не быть вместе, это будет ее потеря, не его. С ним — полный порядок.

Пальцы Эриси стискивали его руку:

— Ты погляди!

Челнок развернулся, и теперь Корускант был виден во всей красе. Станции «голан» и орбитальные зеркала остались выше. Хорн вспомнил разговор в кают-компании лайнера. Какой-то профессор рассказывал всем желающим, что Корускант… прошу прощения, Центр Империи находится далеко от своего солнца и вынужден обогреваться с помощью орбитальных зеркал.

Челнок пошел на снижение над дневной стороной. Серо-бурая поверхность планеты выглядела очень странно; она была угловата и щетинилась шпилями башен. Над феррокритовым морем лениво плавали каменные острова, покрытые цветущими садами. Ничего естественного в этой планете, по мнению Хорна, не было. Она была изуродована шрамами от постоянной перестройки и реконструкции.

Кусочек ночной стороны по контрасту сверкал всеми огнями спектра. Свет очерчивал здания, прорисовывал линии улиц и трасс воздушного сообщения. На границе света и тьмы постепенно вылезало из мрака исполинское строение, которое по высоте и протяженности могло спорить с горами на юге. Больше всего здание напоминало коралловый риф.

Корран задрожал от внезапного холода. Ему было необъяснимо страшно и стыдно за страх. Гнездо зла, залетела посторонняя мысль. Выжечь… выжечъ до основания, иначе никто не сможет спать спокойно…

— Впечатляет, не так ли? Мы пролетаем Императорский дворец.

В проеме люка, небрежно опираясь на комингс, стояла девушка-пилот.

— А кто управляет этой штукой?

Несмотря на улыбку, от девушки веяло холодом. Нет, поправился Корран, не холодом, а первым снегом.

— Автопилот, — девушка указала на планету внизу. — Вам повезло. Сегодня в этом районе ясная погода. В ином случае вы немногое увидели бы.

Эриси вздернула подбородок:

— Мой тельбун и я…

— ..летите в «Империал», знаю. Вы затребовали лучший номер, но здесь удача вам изменила. Номер занят другими.

Корран нахмурил накрашенные брови:

28
{"b":"26244","o":1}