ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Естественно, первым о заговоре догадался могучий мыслью сенатор Кос Палпатин и вырвал у злобных наштахов-рыцарей политическую власть и положил конец их существованию. Джедаи отрицали правду о себе, все, кроме, быть может, одного. Самого прозорливого. Его бывшие друзья пытались убить его, но он выжил и уничтожил рыцарство. Его звали Дарт Вейдер и, как говорилось в экспозиции, равного ему в Империи не было.

— Ты чему радуешься? — поинтересовалась Йелла у ухмыляющегося Антиллеса.

— Обнаружил чуть-чуть правды. Ему действительно не было равных.

— А заметил, что линия истинных джедаев оборвалась вместе с Вейдером на Эндоре? Ни единого упоминания о Скайуокере, — Йелла тряхнула волосами, не дождавшись от Антиллеса подтверждения ее правоте.

— Я заметил, что играть со страхом нужно осторожно, — сообщил Ведж. — Зато если результат получается, он получается ошеломительный.

Он помолчал, уставившись в угол зала. Йелла пихнула его локтем.

— Такое ощущение, — задумчиво протянул Ведж, — что здесь была еще одна дверь, но потом ее заложили. Видишь?

— Во времена Старой Республики там было еще три зала, посвященных самым известным рыцарям Ордена, но тридцать стандартных лет назад вход туда закрыли. Наши люди в архиве откопали сведения о прежних экспозициях, — пояснила она.

У выхода из зала их ждал измаявшийся ожиданием Паш. Кракен-младший по-прежнему щеголял в костюме префекта и негласно завидовал командиру, который, расставшись с мундиром полковника, наотрез отказался влезать в него вновь. Йелле даже пришлось припрятать маску, чтобы инициативный Антиллес не сотворил что-нибудь с этим творением протезистов.

Они даже немного повздорили по этому поводу и, в конце концов, пришли к компромиссу. Ведж соглашается из белокожего брюнета превратиться в нечто более смуглое, а Йелла перестанет читать ему лекции о необходимости маскировки. К тому же, Йелле удалось вылить на голову Антиллесу какую-то вонючую гадость, отчего волосы слиплись и не разлетались при каждом движении в разные стороны. В довершение всего Вессири украсила физиономию приунывшего коммандера противосолнечными светофильтрами в модной оправе. Ведж посмотрел в подставленное Йеллой зеркало и ужаснулся.

Несмотря на то что Вессири не переставала бурчать о дилетантах, свалившихся на ее голову, теперь на Антиллеса обращали внимание только женщины. Ведж героически претерпевал муки, которые заметно снизили интенсивность, когда он стал ловить на себе заинтересованные взгляды самой Йеллы.

— Вы собирались здесь заночевать или все-таки выйдем на свежий воздух? — сварливо осведомился отпрыск Айрена Кракена.

Ведж ответил не сразу. Во-первых, уходить ему не хотелось. Мысль о том, чтобы где-то заночевать вместе с Йеллой казалась ему настолько заманчивой, что Антиллес насторожился. Во-вторых, он смотрел за спину Паша и видел то, на что не обратил внимания Кракен-младший.

Музей был построен таким образом, что в центральное фойе выходили двери всех этажей. Северная стена, там, где располагался вход, была сделана из транспаристила, и сквозь нее был виден Императорский дворец и мостик, соединяющий музей с Дворцом правосудия.

И над Дворцом сейчас располагалась самая черная и самая клубящаяся из туч, какие Веджу доводилось видеть. Внутри тучи постоянно что-то вспыхивало, периодически молнии вырывались наружу и серебряными жилками сшивали облако и нижний дефлекторный щит. Ведж открыл было рот, но громовой раскат заглушил слова. Паш вздрогнул и оглянулся.

— Ни струя себе фонтан, — пробормотал Антиллес и покосился на спутницу; Йелла сделала вид, что ничего не заметила. — Сейчас нас накроет.

Повторный удар сотряс здание и заставил вспомнить о голосе Повелителя Тьмы.

— Как ты думаешь, мы в безопасности? — рискнул спросить Ведж, которого любая гроза даже меньшего масштаба повергала в мистический ужас. Он уже представил, что может случиться с «крестокрылом», если машину занесет в подобную тучу.

— В полной, — но на всякий случай Йелла убрала ладонь с металлического поручня. — Здесь повсюду громоотводы. И если кого-нибудь и тряхнет как следует, так это орбитальные дворцы, но нужен действительно мощный шторм, чтобы дворец сорвало с места.

В фойе валом повалил спасающийся от грозы народ. Стена дождя придвинулась почти вплотную.

— Наверное, предсказывать погоду здесь сложновато…

— Поговаривали о метеорологе, которая выдавала тридцатипроцентный правильный результат, — отозвалась Вессири. — Так ей был запрещен вход в субмарину-казино «Коралл Ванда», потому что слишком удачлива.

Они посмеялись. Потом Йелла на недоуменный вопрос пилотов, откуда взялась субмарина на лишенной морей и океанов планете и в чем, собственно, она плавает, поведала, что на Корусканте не осталось не только воды, но и земли, собственно, тоже. Здания уходили не только ввысь, но и внутрь. Планета была пронизана сваями, балками, туннелями, проходами, и внутри нее хватает пустот, чтобы плавать целому кораблю.

— Какая-то Звезда Смерти… — ошаращенно пробормотал Антиллес.

— Что-то вроде, — откликнулась Йелла и напомнила, возвращаясь к прежней теме, что выходить наружу нет смысли, практически все здания сообщаются между собой, так что на плохую погоду обращают внимание только туристы. Молния ударила неподалеку от музея. Свет мигнул.

— Неубедительно, — хмыкнул Паш.

— Верно.

— Ты что, заглянул в сувенирную лавочку? — Ведж указывал на сумку в руке у Кракена. — Нашел что-нибудь интересное?

— Дружественно настроенный продавец сказал… — Паш трогательно покраснел. — Сказала, что это самые популярные сувениры, — он заглянул в сумку. — Статуэтка Императора, — сказал он. — Если пропустить через нее лазерный луч, получится голографическое изображение в полный рост. Отец просил привезти что-нибудь такое…

— Ему понравится, — с сомнением сказал Ведж.

— Надеюсь, — вздохнул Паш. — И два диска с записями истории жизни Императора. Вот, — он продемонстрировал цветные коробки. — «Империя наносит ответный удар» и «Жертвоприношение на Эндоре». В лавке сказали, что фильмы хорошо продаются и умеют успех у жителей внешних миров.

— Забавно…

Когда они только обсуждали, с какой стороны взяться за задание, Паш предложил Веджу изучить, на что местные жители тратят деньги. Похоже, фигурки Императора должны были доказывать его популярность, хотя как только Антиллес представлял генерала Кракена, любующегося на голографический портрет Палпатина в полный рост, то начинал хихикать. Может, конечно, сувенир и популярный, но в какую из комнат жилища и с какой целью его помещали? Скажем, гонять ночную нечисть или от хронического запора… Или в столовой для желающих похудеть. Или любимому начальнику в спальню с наилучшими пожеланиями. А вот это мысль.

— Сколько стоит? — деловито спросил Ведж.

Оказалось, недорого.

Паш резким коротким кивком в сторону лифтов прервал размышления Антиллеса. Коммандер решал, кого из начальства он любит больше всего.

— Гроза скоро кончится. Может, сдвинемся с места?

Ведж неторопливо направился в указанном направлении, когда кто-то внезапно повис у него на локте. Честно говоря, он не отреагировал с должной скоростью только потому, что перепугался донельзя. Как ему удалось не заорать от неожиданности, он и сам не мог понять. А что прикажете думать, если из толпы на вас кидаются, вешаются с радостным воплем на шею и покрывают физиономию страстными поцелуями.

— Милый! — девушка откинула с лица темные волосы и влепила очередной поцелуй прямо в губы. — Любимый! Я так счастлива, что мы наконец-то вместе!

Паш и Йелла с интересом и недоумением следили за развитием событий. Доблестный пилот безуспешно отбивался от страстной девицы и, судя по всему, собирался вот-вот окончить свою молодую жизнь в ее жарких объятиях. Вид у Антиллеса был соответствующе обалделый. В конце концов он решительно, хоть и вежливо, оторвал от себя неожиданную почитательницу. И тут его спутников ждал новый сюрприз.

32
{"b":"26244","o":1}