ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Здесь и сейчас…

Слова эхом отдались внутри черепа, выпустив на свободу сотни воспоминаний. Отец и Гил Бастра постоянно талдычили новобранцам, что почти все преступники делают глупости, потому что живут только здесь и сейчас. Они не оглядываются назад, но и не смотрят вперед. Они не думают о последствиях. Не принимают мер предосторожности, не планируют и, как следствие, пожинают плоды собственного головотяпства.

И совсем уж некстати вспомнилось, как плакал отец в день смерти матери. И как через год все повторилось. «Знаешь, почему она была такой хорошей женщиной, женой и матерью, Корран? Потому что никогда не думала о себе. У твоей матери, сын, никогда не было ни одной эгоистичной мысли. Свои нужды она всегда оставляла на потом, потому что нужна была нам здесь и сейчас. И теперь у нее нет никакого потом, а я никак не могу придумать причину, чтобы жить без нее…»

Эриси опрокинулась на постель, потянув за собой Хорна. Корран уперся. Сквозь окно вливалось достаточно света, и глаза уже привыкли к полумраку, и в разноцветных сумерках Эриси казалась воплощением соблазна, мечтой, ставшей явью. Подсознание вновь взбесилось. Сознание постаралось не отстать…

И тут все закончилось. Сначала пришло ощущение беды. Потом припомнилось, как спокойно и легко ему стало, когда они с Йеллой отказались сделать последний шаг к постели. Не то чтобы он боялся разрушить ее брак, просто хотел сохранить отношения такими, какими они были, их дружбу и доверие, к которым они так долго шли.

Да и Миракс постоянно ворчит, что Эриси ему не пара…

Что это со мной? Эриси роскошная деваха, я — тоже ничего себе, но что-то тут не так…

Неправильность ощущалась почти физически.

Эриси вновь потянула его к себе, ласково, но очень нетерпеливо. Хорн не удержался на ногах, но все-таки исхитрился упереться в кровать руками и не обрушиться на девушку всем телом.

— Я не могу.

По лицу Эриси блуждала ленивая улыбка.

— А по-моему, у тебя неплохо все получается.

— Эриси, я серьезно! — взмолился Хорн. Он вывернулся из ее объятий, в результате все же оказавшись на кровати, но сбоку.

— Ничего не получится.

Тайферрианка тоже перекатилась набок, подперла ладонью лицо. Второй рукой она задумчиво гладила Коррана по щеке.

— Что случилось? Я что-то не так сделала?

— Да не в тебе дело! — Хорн взял ее руку, поцеловал, — Больше всего на свете мне нравится лежать вместе с тобой, но…

— Что с тобой? Мне это нужно, тебе это нужно, по сути ничего не изменится. Никаких обещаний, никаких обид и раскаяния…

Ее слова сахарным сиропом вливались в уши.

— Эриси, тебе я верю, но вот в себе… Я не уверен. Я просто не могу так. Дело не в тебе, дело во мне.

Он освободился от ее рук и сел.

— Поняла уже, какой я идиот, да? Мы столько раз пытались сблизиться, а я каждый раз торможу…

Он почувствовал, как сухая горячая ладонь Эриси скользит у него по спине. Потом тайферрианка убрала руку и тоже села.

— Ты меня раздражаешь, — без обиняков заявила она. — Но я нахожу твою робость довольно милой.

— А мне всегда казалось, что мужчина обязан быть решительным, нет?

Эриси расхохоталась. Она так долго смеялась, что даже повалилась обратно на кровать, повизгивая и утирая слезы. Корран собрался принести ей стакан воды, но Дларит успокоилась так же внезапно, как и развеселилась. Села и как ни в чем не бывало привела себя в порядок.

— Твое чувство юмора мне тоже нравится, — сообщила она. — Но только не в тех случаях, когда ты им пользуешься вместо дефлектора.

— Извини…

Эриси наклонилась к нему, быстро поцеловала, точно клюнула. Ее волосы пощекотали Коррану щеку.

— Корран, ты даже не представляешь, как мало мужчин, которые учитывают эмоции, когда принимают решение! Вы такие логичные существа. Эмоции для вас лишь повод к действию, но не правило поведения. Вы не колеблетесь, не сомневаетесь, а если все-таки решаете проявить чувства, то — лишь впоследствии. Видишь, какой ты уникальный? Ты стоишь внимания.

— И пустой траты времени?

— Кто сказал?

— Я слишком долго раскачиваюсь. Дай мне время.

Теперь они смеялись вместе.

— Ну, что ж. Видимо, нам стоит побыть немного врозь.

Корран послал улыбку ее темному силуэту на фоне окна.

— Какая ты логичная! Тебе же полагается рвать и метать как истинной женщине.

— Наверное, — рассеянно согласилась Эриси. — Но видишь ли, я не всегда позволяю чувствам брать верх. Мы только что постановили отложить решение о природе наших отношений и нас самих. Да, я должна рычать от гнева, но кому мои крики пойдут на пользу?

Корран кивнул.

— Ладно, — Эриси встряхнулась. — Оставляю тебя здесь, пока…

— Нет, — Хорн поспешно поднялся. — Я привык бродить, когда думаю. Ключ у меня есть, так что можешь не беспокоиться. И… и я не знаю, когда вернусь.

— Тогда я схожу раздобуду еды. Я буду здесь, когда ты вернешься, если, конечно, какой-нибудь наследный хапанский принц не умыкнет меня, пленившись моей красотой и добродетелью, что-бы сделать меня королевой. То-то ты будешь жалеть.. — Эй, ты будешь жалеть или нет?

— Наверное.

Корран наклонился и, несмотря на то, что Эриси тут же подставила губы, сумел запечатлеть у нее на лбу такой братский и невинный поцелуй, что самому стало кисло.

— Спасибо за понимание…

— Спасибо, что дал понять.

Никаких рациональных мыслей в голове не наблюдалось, сплошная эмоциональная неразбериха, то-то Эриси порадовалась бы. Хорн был готов побиться лбом о стенку лифта, но боялся пробить дыру и вывалиться наружу; Он нажал самую нижнюю кнопку и в результате очутился на уровне много ниже того, где они расстались с Римой. Наверное, следовало поостеречься, так глубоко он еще не опускался. Про нижние этажи Корусканта рассказывали всякое и не все рассказы были волшебными сказками.

Куртка из кожи банты грела неплохо. Корран засунул руки в карманы чуть не по локоть, ссутулился под грузом забот и отправился в свободный полет. Ему было все равно, куда идти, важен был сам процесс. Надо было хорошенько обмозговать, и не только задание. Обнаружить причину дискомфорта, решить, как жить дальше… Как назло, в голове было пусто. Наверное, обстановка влияла. А в особенности — некоторые персонажи. Это же каким везением надо обладать, чтобы впервые появиться на Корусканте и встретить Киртана Лоора. Ничего не скажешь, повезло так повезло.

Корран рассерженно фыркнул. Пойманные преступники часто заявляли, что ни за что не попались бы, просто им не повезло. Рыцарь-джедай сказал бы, что неудачи нет, есть лишь Сила. Оперативники КорБеза отвечали, что неудачи нет, есть лишь Силы Кореллианской Безопасности.

А теперь нет и этого…

Из новостей он узнал, что КорБез распущен приказом Диктата, персонал и ресурсы переданы комитету народной безопасности. Нужно быть ку-па, чтобы не понять, что во время чистки избавились от неугодных и неуступчивых. Тех, чья верность оказалась под вопросом. А для Коррана оборвалась последняя ниточка, связывающая его с прошлым.

Больше не за что цепляться, не с чем сравнивать, нечем гордиться… Хорн полез за пазуху, но привычной тяжести медальона грудь не ощущала. Медальон порекомендовал оставить генерал Кракен. Сказал, что безделушка может серьезно повредить заданию и все такое. Пришлось снять и отдать на хранение Свистуну. Может быть, поэтому удача от него отвернулась? Хотя джедай, чье лицо выбито на медальоне, несомненно заметил бы, что раз такой вещи, как удача, не существует, значит, нет смысла носить талисман.

Вероятно, он что-то упустил в этой жизни. Смысл, например. В КорБезе все было так просто и ясно. Хорн твердо знал, кто он, что он, кто его окружает, зачем он живет. Кто друг, а кто враг. Разумеется, тогдашнюю жизнь нельзя было раскрасить лишь в черное и белое, но на большую часть полутонов можно было закрыть глаза. Главное, он всегда знал, как поступать.

Если упорядочить хаос, который последние пять стандартных лет царил в его жизни, то колонка под грифом «Негативное» выстраивалась легко и просто. Погиб отец. Пришлось бросить КорБез. Друзья бесследно исчезли. Он менял личности и имена, прибился к Альянсу и очутился под непосредственным командованием человека, которого отец называл безнадежным раздолбаем. Он несколько месяцев тренировался и лез из кожи вон, чтобы сражаться за преступников, называющих себя повстанцами. Несколько раз оказывался на грани смерти. И для чего? Чтобы оказаться на Корусканте и чуть было не столкнуться нос к носу с единственным человеком, который без труда узнал бы его даже в гриме? И кто здесь говорит об удаче!

41
{"b":"26244","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Безмолвные компаньоны
Опасные тропы. Рядовой срочной службы
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Путин и Трамп. Как Путин заставил себя слушать
Бег
Интимная гимнастика для женщин
Похититель ее сердца
Как любят некроманты
Отряд бессмертных