ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гэвин отчаянно закивал: да, да, так оно все и было! И вдруг с изумлением заметил, как многие зрители тоже кивают в знак согласия. Навара умело оперировал фактами. Он сказал правду, но не всю правду… может быть, небольшая ложь проскочит довеском? Гэвин, конечно, был молод, но не настолько наивен, чтобы думать, будто среди собравшихся нет имперского информатора.

— Он испугался меня? — лиловые глаза Асир превратились в щелочки. — Чушь! Как можно подумать, что я могу кому-нибудь угрожать?

— Действительно, как? — Навара недоуменно нахмурил безбровое лицо. — Наверное, этот юноша — единственный в Галактике, кто не слышал о доблестных ботанах, которые пожертвовали собой, чтобы доставить повстанцам известия о второй Звезде Смерти… Действительно, разве мог он счесть угрозой представителя расы, которая столь явно приложила свою руку к смерти Императора? Нет, разумеется, нет, вы правы, моя дорогая, такое — абсолютно невероятно, — адвокат выдержал длинную паузу, которую никто не нарушил. — Вопрос надо было поставить иначе, уважаемая. Почему он считает вас или меня… или любого из нас угрозой? Может быть, потому что его здесь приговаривают к смерти по столь пустячному поводу? Может быть, потому что мы напоминаем ему Империю, которую вы все так ненавидите? Может быть, вас легко перепутать с Империей?

— Абсурд!

— Неужели? — Навара поднял голову и обвел взглядом всех не-людей; в полутьме его глаза горели, как угли. — Вы действуете, как Империя, вы судите, как Империя, чему же вы удивляетесь?

Слушатели молчали, то ли завороженные обволакивающим голосом тви'лекка, то ли погруженные в мысли. Первым очнулся деваронец.

— Он — один из них. Убейте его, а тело оставьте империям.

— Нет! — отрезал Навара, загораживая Гэвина. — Он — один из нас. Вы протестуете против жестокого обращения, но люди страдают от Империи не меньше вашего. Да, мон каламари, вуки, гаморреанцев забрали в рабство, но их планеты на месте, а где Алдераан? И кто наносит Империи самые чувствительные удары? Да, повстанцы, но среди них много людей. Больше, чем нас. Сколько наших пролило кровь на Йавине? Сколько наших замерзло на Хоте? Сколько наших было на Эндоре?

— Мы были на Эндоре! — крикнули с галереи. — Флот на Эндоре вел каламари! Мы все участвовали в сражении против Империи!

— Он прав, — хрипло рыкнула Асир. — Мы были на Эндоре. Без ботанов битвы вообще бы не было. Суллустианин Ниен Нумб вел «Тысячелетний сокол», а именно этот корабль взорвал Звезду Смерти. Ты впустую сотрясаешь атмосферу.

Навара медленно раздвинул губы в улыбке.

— Да, мы были на Эндоре, — сказал он. — Но торпеды, которые уничтожили Звезду Смерти, выпустил человек. Человек убил Императора. Альянс создали люди, они проливали кровь и умирали ради его первых побед. Люди позвали нас за собой, повели нас, встретили нас как равных. Если бы не они, мы бы к Эндору не приблизились и на световой год. Вы обвиняете человека, потому что он почувствовал облегчение, когда вы оставили его в покое, обращаетесь с ним как с верным сыном Империи, и даже не предполагаете, что он может ненавидеть ее точно так же, как вы.

— Если бы он ненавидел Империю, он сражался бы с ней, а не прятался в ее Центре, — возразил Дмайнель.

Навара ответил не сразу. Гэвин переступил с ноги на ногу. Мальчишке хотелось кричать. Не говори им! Пожалуйста, не говори им…

— А что, если его верность Альянсу можно продемонстрировать? — тви'лекк задумчиво поглаживал кончиками когтей подбородок.

— Альянс далеко, — отмахнулся Дмайнель. — Пройдет несколько лет, пока его кто-то хватится. Нам он нужен сейчас. Убейте его.

Готал поднял бластер и прицелился, но прежде чем он успел спустить курок, металлическая дверь с грохотом сорвалась с петель, в образовавшийся проем ворвалось пламя. Охрану смело взрывом, а сквозь дыру в ангар неторопливо вплыл цилиндр «летающей крепости» ХАВр-А9. Антигравитационное поле прижало одну из створок к земле, из-под металлической покореженной плиты потекла темная жидкость. Гэвин, возвышаясь посреди хаоса, оторопело смотрел на это и хлопал выгоревшими ресницами. Потом его стошнило.

Пушечная туррель развернулась в сторону деваронца. Тот бросил оружие, но было поздно. «Крепость» выстрелила.

Группа поддержки в белых доспехах не заставила себя ждать.

— Это несанкционированное сборище, — проскрежетал искаженный усилителем голос. — Бросьте оружие и не оказывайте сопротивления. В случае неповиновения мне отдан конкретный и четкий приказ открыть огонь на поражение.

24

В открытую Йеллой дверь вошла беловолосая, белокожая девушка с удивительно безмятежным взглядом светлых глаз. Девушка спокойно улыбнулась всем присутствующим, без любопытства разглядывая их. Забавно было наблюдать за ответной реакцией. Миракс воззрилась на гостью с профессионально-природным подозрением. Йелла деловито улыбнулась в ответ; ее больше интересовало, что происходит снаружи. Быстро проверив, нет ли хвоста, Вессири захлопнула дверь. Паша раздирало между наставлениями родителя и желанием распустить крылья перед загадочной незнакомкой.

Вдоволь насладившись зрелищем, Ведж помахал гостье рукой.

— Похоже, ставка всерьез решила заняться Корускантом, — подытожил он.

Незнакомка приподняла белую бровь.

— Они прислали тебя, — пояснил Антиллес. — Привет, давно не виделись…

Девушка продолжала улыбаться в ожидании.

— Ну, ты-то можешь сказать, сколько прошло со времени нашей последней встречи?

— С точностью до секунды, кошландер Антиллес, — девушка протянула Веджу руку, и кореллианин осторожно сжал хрупкие полупрозрачные пальцы.

На секунду между белых бровей пролегла неглубокая складка, потом лоб девушки — Веджа так и подмывало назвать его челом — разгладился. Кажется, она ожидала, что руку ей поцелуют.

— Могу, — повторила незнакомка. — Поэтому я здесь.

Она церемонно склонила голову, приветствуя остальных.

— Стало быть, вы — сын генерала Айрена Кракена.

Паш с чувством пожал гостье руку. Девушка опять едва заметно нахмурилась, но все обошлось.

— Я польшен.

— А я Террик, — Миракс оттерла Паша крепким плечом. — Миракс Террик.

— И причина моего появления здесь, — светлый взгляд гостьи обратился к Вессири. — В наших досье нет ничего о возможных связях с Империей.

Если Йелла и собиралась ответить, то не успела. Во-первых, Ведж показал ей язык, чем привел Йеллу в голубое недоумение. А во-вторых, настала очередь Паша отпихивать в сторону Миракс. Хорошими манерами Проныры не страдали и впредь страдать не собирались.

— Я сын своего отца, — гордо объявил Паш; семейные традиции все же взяли верх. — Поэтому у меня невольно возник вопрос.

У Веджа возник тот же самый вопрос, но он предоставил действовать молодежи.

— Может, вы и не захотите на него отвечать, но я просто обязан спросить. Мы с коммандером Антиллесом, госпожой Вессири и мистрисс Террик все время были здесь, никуда не выходили, и я не заметил, чтобы госпожа Вессири трогала комлинк. Откуда вам стало известно, где нас искать?

Ведж развеселился, Миракс тоже вознамерилась показать Йелле язык, но решила, что антиллесовского языка достаточно, и только гостья сохраняла доброжелательную невозмутимость.

— В магазине Йелла воспользовалась кредитной иглой. Номер счета — код. Значение имел даже цвет и фактура ткани, даже покрой одежды, — девушка откинула с высокого лба светлую прядь. — Даже по какой дорожке вы отправились оттуда. Каждая деталь по отдельности ничего не значит, но определенные комбинации многое могут рассказать.

Ведж подмигнул ей. Кончай вешать лапшу на уши; очень вкусно, но чересчур горячо. Гостья смилостивилась.

— И у меня практически неограниченный доступ к Сети.

— Ко всей центральной системе? — восхитился Антиллес. — Здорово!

— Нет, Ведж, — девушка с сожалением покачала головой. — Не ко всей. «Лед» для центральной системы создавали лучшие программисты. Мы пытались его прорубить, но… Ничего не получилось.

44
{"b":"26244","o":1}