ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Гравицикл, — пробормотал Корран. Рима вопросительно приподняла белые брови.

— Сюда врезался гравицикл, — пояснил Хорн. — Пробил окно, пролетел через всю комнату и разбился вот здесь, — он в восторге провел пальцами по выщербленной стене.

— Откуда ты знаешь?

Очень хотелось ответить: потому что я умный. Корран приосанился.

— А это из-за меня, — он еще раз потрогал стену. — Проныры еще не знают, а ребята из «Черного солнца» не любят хвастать подвигами, как я погляжу. Что они сочинили? Что спасали не-людей от злых имперцев, верно?

— Понятия не имею, — Рима равнодушно пожала плечами, подняла стул с одной сломанной ножкой, поставила его и кое-как села. — Мне приказано заботиться о тебе и Эриси. Я забочусь. Приношу свои извинения за вынужденный карантин, но я не знаю, сколько сведений утекло к имперцам.

— Вот и я не знаю, но прежде, чем звонить тебе, я кое-что разнюхал. Инири Форж возвращалась в «Штаб-квартиру», только там она могла встретиться с Флири Ворру. На мое несчастье, той ночью, когда я там побывал, туда заявился Зекка Тин. Случилось маленькое недоразумение, потом погоня, а в результате я оказался свидетелем налета имперцев на Невисек. Остальные Проныры собирались устроить в «Штаб-квартире», — он засмеялся, — ну, собственно, штаб-квартиру. Возможности связаться со мной у них не было, а я на связь не выходил. Решил, что лучше всего воспользоваться услугами местных неформальных подпольщиков, а не Инири Форж… Об Арил есть что-нибудь?

Рима по-прежнему безразлично покачала головой. Корран нахмурился; возбуждение проходило, оставляя после себя озноб.

— Это означает, что нет новостей или что мне не положено их знать?

— Новостей нет, — в Риме вообще не осталось никакой жизни. — Переполох после рейда еще не улегся. Поговаривали, что была арестована группа суллустиан, но слухи ничем не подтверждаются, и нет никаких признаков, что суллустиан отправили в тюрьму. Они просто исчезли.

— Бывает, — чтобы не стоять на одном месте, Корран прошелся по комнате, выискивая еще какие-нибудь признаки происшедшего. Вот тут, кажется, кто-то кого-то спасал от гравицикла; небольшой диван разнесло в щепки, крови здесь было даже больше. — Я должен переговорить с коммандером Антиллесом.

— С кем? — без интереса переспросила Рима. Хорну оставалось лишь рукой махнуть.

— Я здесь, Проныры здесь…

Включая капитана Селчу, добавил он про себя. Рима смотрела на него равнодушными глазами.

— Считаешь, что Антиллес загорает где-нибудь на курорте? Он здесь, и мне необходимо с ним поговорить. Я кое-что видел, боссу нужно об этом знать.

— Если это так важно, я тоже должна это знать.

Еще чего? Сначала шуры-муры с капитаном, а потом так тебе и скажи, что он водит дружбу с разведкой?

Корран решительно замотал головой.

— Нет, Рима, прости, но тебе эти сведения ни к чему. Это… это внутренние разборки в эскадрилье.

— Ладно, — на замороженном лице не дрогнул ни единый мускул. — Будь здесь, я вернусь за тобой.

— Как скажешь.

Корран вытащил из кармана куртки пистолет.

— Сможешь раздобыть обоймы для моей игрушки?

— Увидим.

— Какой-то безнадежный у тебя голос. А если сюда ввалятся штурмовики?

— Попросишь у них обойму, — Рима сумрачно усмехнулась, поднимаясь с места. — В лучшем случае, они тебе откажут.

Пришлось ждать еще два нескончаемых томительных дня. Корран жевал сухой безвкусный паек и сочинял убедительные доводы для имперских солдат. Интересно, каким образом заставить их сдать оружие? Можно, разумеется, сказать, что штурмовиков больше, да и каждый из них крупнее его, а значит, по совести следует уравнять шансы. Во-вторых, можно воззвать к их природной доброте и человеколюбию. Выбор между этими двумя возможностями помог убить немного времени.

В перерывах Хорн прогонял в памяти события последних дней, пытаясь прийти к разумному заключению. Во-первых и в-главных, он видел, как капитан Селчу разговаривал с Киртаном Лоором. Что означает — операция на грани срыва… да что он говорит! Операция провалена. Капитан определенно рассказал все подробности и дал подробное описание участников. Придется принять за факт, что все они либо уже под колпаком, либо скоро там окажутся.

Больше всего беспокоило то, что Селчу и Лоор встречались открыто. Если капитан — имперский агент, а он — их агент, как и все, кто прошел «Лусанкию», почему бы не встретиться где-нибудь в управлении? Очевидно, Селчу не слишком доверяет своим начальникам и опасается ловушки. Правильно, между прочим, опасается. Капитан умен и не станет верить, будто импы безобидны и дружелюбны. Скорее всего, сейчас он выжимает из своих работодателей столько кредиток, чтобы купить себе скромную далекую планету, на которой до конца своих дней сможет наслаждаться жизнью, словно мофф какой-нибудь.

Пронырам остается лишь немедленно уносить ноги. О системах безопасности планеты известно уже достаточно; кроме того, в ближайшем будущем все поменяется, если уже не поменялось. Что бы ни удалось разнюхать, ценности в том никакой. Операцию надо сворачивать — и немедленно.

Нужно возвращаться домой и заняться привычным делом.

Прежде, чем он сумел придумать другой, более действенный план, но и до того, как признал собственное поражение, за ним пришла Рима. Она наотрез отказалась отвечать на вопросы и была молчалива и замкнута — даже по сравнению со своим обычным поведением. Но запасные обоймы принесла, так что Корран решил не давить. Разумеется, его распирало от желания выяснить, что на нее нашло, но не расспрашивать же на улице!

Оказывается, они шли в «Штаб-квартиру». Корран воспрял духом, но Рима торопливо провела его по коридору в подсобку. Там было довольно темно, и Корран не сразу узнал сидящего на ящиках человека.

Хорн подождал, когда Рима — по-прежнему молча — выйдет, и плотно прикрыл за ней дверь. Ситуация складывалась глупейшая, если не сказать идиотская. Сидящий на ящиках человек упорно разглядывал пол, Корран переминался в ожидании продолжения. И дождался — человек поднял голову.

— Лейтенант Хорн по вашему приказанию прибыл, сэр!

Антиллес вяло отсалютовал в ответ. Улыбнулся. Обнял Коррана, похлопал его по спине. Хорн про себя отметил, что и приветствие какое-то безрадостное, и улыбка слегка натянутая.

— Рад видеть тебя живым, — сообщил Ведж, вновь усаживаясь на ящики. — Несмотря на то, что в нашу последнюю встречу ты просто из штанов выпрыгивал, пытаясь убить меня…

Что?!! Хорн поймал отвалившуюся челюсть.

— ..и других.

— Прошу прощения, сэр?

— Идея высадить гравициклом окно свежа и оригинальна. Особенно, с точки зрения тех, кто находится в комнате, — Ведж продемонстрировал перебинтованную руку. — Но здесь, внизу, бакты не слишком много, так что пришлось лечиться традиционным путем. Хорошо еще, что нашлось немного рилла, хоть инфекции можно не бояться.

— Если бы я только знал, я…

— Серьезно пострадал только водитель, — Ведж наклонил голову, темная челка упала ему на глаза. — Зима сказала, что ты хотел поговорить со мной наедине. Что случилось? Ты хочешь что-то рассказать только мне?

— Зима?.. А, ты имеешь в виду Риму…

— Ага. Мы с ней раньше встречались. Она — подружка Тикхо.

— Вот поэтому я и хотел поговорить без лишних ушей, — Корран нервно сцепил руки за спиной. — Пять дней назад здесь, в «Штаб-квартире», я видел, как Селчу разговаривал с Киртаном Лоором, агентом имперской разведки.

Трудно было в полутьме разобрать выражение глаз собеседника, особенно, занавешенных длинной челкой, но Хорн мог поклясться, что разглядел удивление, а потом грусть. Антиллес качнул головой.

— Пять дней назад?

— Так точно, сэр.

— Этого не может быть, — отрезал Ведж.

— Своим глазам я доверяю. Я видел то, что видел. А я видел его, и это так же точно, как смерть Императора, — он изо всех сил пытался придать уверенность своему голосу, но смущение и печаль Веджа передались и ему. — Правда, командир, я видел его!

52
{"b":"26244","o":1}