ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дроид содрогнулся, как будто в него попали из бластера, и замер,

— Сколько раз вижу, каждый раз поражаюсь, — Корран указал алдераанцу на кушетку. — А пора бы привыкнуть. Хотя, кажется, я докопался до сути его проблем.

— Это здорово, — Селчу намеренно сел спиной к голографическому изображению на стене. — Тогда расскажи… столько, сколько можешь.

— Конечно…

Хорошо сказано: расскажи. А если мурашки так и бегают по спине, словно устроили там игру в догонялки? Месяц назад Тикхо Селчу доложил, что эскадронный дроид МЗ-ПО ведет себя на редкость странно в ответ на трижды повторенный призыв замолчать. Дроид и раньше отличался нестандартным поведением, но никто не жаловался, потому что говорил он гораздо меньше, чем прочие роботы-секретари, а уж когда дело доходило до торгов с квартирмейстерами, ему вообще цены не было. Корран честно предположил, что дроид регулярно получал особо ценные детали для «крестокрылов» не самым законным образом.

— Я проследил кое-какие записи, относящиеся по времени к эвакуации с Хота и даже раньше. МЗ работал на кого-то из младших чинов в корпусе снабжения. Ее звали Лоска или что-то вроде. После засады у Дерры IV девушке пришлось поработать как проклятой, но ей не везло. Ресурсов не хватало, Альянс вот-вот мог отбросить копыта.

Селчу согласился:

— Я помню. Трудное было время, да еще надо было заставить машины летать на том ситховом холоде…

Его передернуло от воспоминания.

— Похоже, что эту Лоску убили при проведении одной из сделок, потому что нет ее рапорта об удачном завершении дела. Она хотела создать базу данных, чтобы навести мосты с вольными торговцами, но компьютер у нее был слабоват, а остальные машинные мощности были брошены на укрепление обороны, — продолжал Хорн. — Совершенно очевидно, что руководство Альянса не загорелось идеей торговли с кем-то на стороне, потому что Лоске запретили предпринимать хоть что-то. Короче, ей просто приказали делать то, что она делала, и не выпрыгивать из штанов.

— База на Хоте считалась совершенно секретной, — вставил Тикхо, хмуря светлые брови. — Засвети ее, и Вейдер явился бы туда раньше, чем додумался до использования роботов-разведчиков.

— Может быть, да, может быть, нет, но лейтенант Лоска, кажется, придерживалась другого мнения. Она модифицировала своего дроида. Ввела в него взламывающие коды, вставила кое-какие левые импланты. В результате МЗ получил своего рода вторую личность, которая могла функционировать отдельно от основного модуля. Раздвоение личности у дроида, каково, а? И если активировать эту вторую личность, наш МЗ становится терминалом для взлома любых баз данных.

Тикхо устроился поудобнее, упершись локтями в колени.

— А какие-нибудь ограничители она в него вставила? — поинтересовался он.

— Я не знаю и спросить не могу. МЗ удалось убраться с планеты, он переходил из рук в руки, пока не пригрелся у нас. Никто даже не подозревал о его секретах, потом мы на них случайно наткнулись, вы в курсе, сэр. Я попросил Свистуна провести диагностику, а под шумок почистить у МЗ в мозгах. Не думаю, что он представляет какую-то опасность.

— Хорошо, — Тикхо Селчу улыбнулся, — данные с Хота — это очень хорошо. Файлы до сих пор сортируют. Так?

Они посмотрели друг на друга, и нужда в положительном ответе отпала. Корран, правда, кивнул — на всякий случай.

— Но Свистун добыл код и теперь имеет к ним доступ, — Корран якобы пренебрежительно пожал плечами. — Их так легко было взломать… с вашим досье пришлось попотеть гораздо серьезнее.

Тщательно рассчитанный удар пришелся в пустоту. Прозрачно-синие глаза алдераанца светились прежней безмятежной голубизной, как у грудничка-эвока.

— Хорошо. Если все узнают о Хоте, это никому не повредит, — меланхолично откликнулся Селчу. — Хотя мое жизнеописание может вызвать проблемы.

Корран заподозрил, что над ним издеваются. Пытливый пристальный взгляд в небесную голубизну не дал ровным счетом ничего., Селчу все так же полурассеянно, полублагожелательно улыбался.

— Вы не сердитесь, капитан? Я чуть пупок не надорвал, взламывая базу данных в надежде прочитать ваше досье, а вы говорите: «хорошо»?

Селчу пригладил хохолок светло-русых волос.

— Злость мне не поможет. Так? Немного расстроен, это есть, но не сержусь.

— Почему расстроены?

— Если ты настолько изнывал от любопытства, мог бы прямо спросить.

— И получить честный ответ? Вот теперь он попал. Тикхо моргнул, даже съежился, как будто получил пощечину.

— А зачем мне врать?

— Там, — Хорн ткнул большим пальцем в сторону дверей, — два офицера из службы безопасности грызут дверь от нетерпения. Они ждут. Тебя. И когда ты пойдешь к себе, они пойдут следом. Так?

— Так, — согласился Селчу. — И?..

— И генерал Сальм считает тебя угрозой всему Альянсу. Мне по-прежнему не следует беспокоиться?

— Можешь начинать, лейтенант, — Селчу безразлично пожал плечами. — А можешь обдумать то, что тебе известно, и решить самостоятельно, доверять мне или нет.

Корран скрестил на груди руки. Подумал, что слишком уж напоминает этой позой отца, но менять ее не стал. В КорБезе ему часто приходилось вести допросы — людей и не-людей, один раз даже дроида. И у него всегда было четкое ощущение: вот этот врет с три короба, этот говорит правду, этот утаивает, этот просто заблуждается, а этот помнит неточно… Весьма полезное свойство.

Сейчас — ни единого признака хитрости или обмана. Тикхо Селчу говорил правду, но то, что Корран не знал о нем, перевешивало то, что он чувствовал. Не возникало сомнений, что Селчу — ценный и доблестный член Разбойного эскадрона, начиная с Хота и заканчивая Эндором, Бакурой, другими сражениями, всех не упомнишь. На Эндоре он летал на «ашке» и сумел снять преследователей с хвоста Антиллеса и «Тысячелетнего сокола» во время их захода на Звезду Смерти. После этого добровольно вызвался выполнить одно задание, все записи о котором в базе данных перешли под гриф «Совершенно секретно», а сверху повис внушительный код. Дальше события развивались по другому сценарию: не прошло и шести стандартных месяцев, как доверие к алдераанцу исчезло подобно миражу в пустыне. Похоже, лишь один человек сохранил в него веру. Ведж Антиллес.

Корран знал Селчу примерно полгода, и все это время Тикхо постоянно летал на невооруженном эль-челноке, возвращал на базу сбитых в бою пилотов, то и дело оказываясь в опаснейших ситуациях. Дважды он спас жизнь самому Коррану. Тикхо мог погибнуть, но пошел ради Хорна на риск.

Если честно, Корран был обязан алдераанцу жизнью не один и не два раза, и несмотря на это Корран не был готов отказаться от подозрений. Тикхо не рассказывал о тех шести месяцах. Корран спокойно проигнорировал этот факт, но легкость, с которой Тикхо все время ухитрялся ускользать из-под надзора, не давала спокойно спать. Хорн повторял себе: твоя подозрительность — наследие службы в КорБезе. Он очень надеялся, что ему станет легче, как только он разузнает правду о Тикхо Селчу.

Проблема заключалась лишь в том, что правду можно было узнать в единственном месте. У самого Тикхо Селчу, которого — к добру или наоборот — приходилось считать не слишком достоверным рассказчиком. И все же: лучше так, чем постоянные подозрения.

Корран Хорн подобрался и тщательно выбрал слова.

— Сэр, я доверял вам в прошлом и собираюсь доверять в будущем, потому что не видел, чтобы вы поступали неверно. И я приношу вам свои извинения за попытку вскрыть ваше досье. Полагаю, что служба в КорБезе располагает к паранойе. Не знаю, почему Сальм приставил к вам охрану, но…

— Но все еще хочешь узнать, что случилось со мной два года назад.

В голубых глазах Селчу промелькнуло веселье. Коррану показалось, что сейчас капитан скажет: «вольно».

— Так точно, сэр.

— Хорошо… — алдераанец привычно и покорно пожал плечами, но в голосе звучало явное облегчение. — Давно пора поделиться хоть с кем-нибудь еще, кроме Веджа, но дальше тебя история не уйдет. Это мое условие. Так?

6
{"b":"26244","o":1}