ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На консоли комлинка замигал индикатор.

— Говорит министерство планирования городской застройки. Строительный дроид 469, у вас какие-то проблемы? Мы наблюдаем эвакуацию в вашем районе.

Миракс с интересом посмотрела на Антиллеса. Ведж нажал кнопку.

— Никаких проблем, просто у нас внезапно изменились планы, — сообщил он. — Корускант переходит под новое управление, так что нам захотелось чуть-чуть ускорить процесс.

— О чем это вы?.. Кто говорит?

— Товарищество с ограниченной ответственностью «Разбойный эскадрон». В обычной ситуации я предпочитаю «крестокрылы», но они не умеют возводить дома, как моя новая игрушка. Антиллес связь завершил, — он оборвал разговор. — Как вы думаете, дамы, теперь в нас будут стрелять?

* * *

Капитан республиканского крейсера-тральщика «Блистательная радуга» Увлла Йиллор посмотрела на встроенный в подлокотник кресла небольшой монитор. Затем вновь подняла взгляд на голографическое изображение города-планеты, парящее над мостиком. Дисплей сообщал, что до прибытия основных сил Альянса осталось двадцать стандартных минут. Вернее, столько времени пройдет до того, как флот окажется в поле действия ее проекторов.

Искрящаяся голограмма делала столицу Империи похожей на шар, вырезанный из цельного куска дуриндфайра. Большей частью — из-за двойной сетки защитного поля, которое с завидным упорством находилось на месте.

Капитану Увлле Йиллор предстояло принять невероятно сложное решение. Пожалуй, далее переход на сторону Альянса дался ей намного легче, хотя сильно попахивал государственной изменой. Но капитан не терзалась угрызениями совести. За всю ее карьеру на службе Империи к ней только раз отнеслись по-человечески: тот невероятно долговязый, худой, как скелет, офицер-разведчик, который защитил ее от нападок начальства. Он единственный оценил ее как военного… и как женщину. К остальным своим бывшим сослуживцам капитан не питала никаких теплых чувств.

Республиканский адмирал-каламари хоть и вынудил ее взять в экипаж повстанцев, но не стал скрывать, сколько всего зависит от действий капитана Йиллор в грядущем сражении. Чем-то он напомнил ей того разведчика.

Капитан Увлла Йиллор очень не хотела принять неверное решение.

Первый помощник Жемити протянул ей портативную деку. По невыразительному рыбьему лицу мон каламари очень сложно было судить о состоянии дел и эмоциях помощника.

— Операторы гравипроектора закончили полную диагностику оборудования, капитан, мэм, — сообщил Жемити. — Мы готовы. Командуйте.

Йиллор просмотрела показания.

— Слишком медленно, — нахмурилась она. — В чем дело?

Мон каламари открыл рот, безуспешно пытаясь скопировать человеческую улыбку. Он немного побаивался своего капитана. Возможно, потому что она когда-то сложила в имперском флоте и, касательно дисциплины и устава, сохранила все строгие навыки и пристрастия.

— Практически никто не верит, что мы активируем проектор, мэм, — как можно почтительнее сказал он.

— С чего бы это? — в голосе Йиллор зазвучал металл.

Жемити замешкался. Йиллор жгла его яростным взглядом и ждала ответа. Она не считала, что переход на сторону Альянса должен сопровождаться изменением дисциплины на корабле.

— Ходят слухи, — осторожно проговорил Жемити, — что те парни, там, внизу, это Разбойный эскадрон. Они взорвали Звезду Смерти. Они выполнят и это задание.

Ах вот как. Разбойный эскадрон. Их корелли-анское величество Ведж Антиллес и сопровождающие его лица собственной персоной. Увлла Йиллор еле заметно раздвинула губы в улыбке.

— Позвольте сообщить вам, лейтенант, что я сражалась с Разбойным эскадроном. Они чуть было не взорвали этот корабль. Их присутствие стоило мне практически всех легких истребителей, — теперь капитан улыбалась от души. — Будь там, внизу, кто-то другой, я бы не усомнилась в поражении. Сейчас я считаю, что у нас появился небольшой шанс на успех.

Жемити мигнул несколько раз, переваривая информацию. На красной коже каламари играли золотистые блики.

— Разбойный эскадрон известен тем…

— Если бы одна лишь репутация выигрывала сражения, Дарт Вейдер был бы жив, а вы носили бы ошейник раба, лейтенант, — отрезала капитан Йиллор, бросая быстрый взгляд на хронометр. — Восемнадцать минут. Ровно столько есть у Проныр, чтобы снять планетарные щиты. Дадим им каждую секунду из того, что сможем, а потом выполним свой долг, если они не выполнят свой.

41

Флаер влетел в тучу пыли, поднятую строительным дроидом. Гэвин уперся ладонями в пульт, очень надеясь, что при этом под пальцами не оказались какие-нибудь важные клавиши и кнопки. Фонарь флаера был задраен, но даже сквозь толстый пластик было слышно завывание аварийных сирен. Когда кораблик выбрался из серой пелены, выяснилось, что только он один и летит в сторону здания. Все остальные — флаеры, скиммеры, гравициклы — разлетались в разные стороны. По мосткам и переходам к соседним зданиям бежали толпы людей.

Инири Форж взяла курс на балкон пятидесятого этажа. Разведка «Черного солнца» предоставила распечатки и схемы, Зима посидела над ними пару ночей и, уперши тонкий палец в схему пятидесятого этажа, заявила, что вспомогательный компьютерный центр расположен именно там. Вместо делового обсуждения случился спор с диким криком. Корран утверждал, что имперцы разбегутся, как тускены при виде крайт-дракона, и в здании будет пусто. Дарклайтер робко возражал, что при появлении крайт-дракона прячутся йавы, а тускены — наоборот. А Антиллес сказал, что пробиваться с первого этажа на пятидесятый удовольствие ниже среднего, он уже раз попробовал и ему не понравилось. Остальные его поддержали, Хорн остался в меньшинстве.

— Держитесь, — отрывисто бросила Инири, сбрасывая скорость.

А потом направила флаер прямиком в прозрачную стену. По ветровому стеклу, точно град, забарабанили куски разбитого транспаристила. Флаер зацепил бампером не вовремя подвернувшийся стол, чуть было не кувыркнулся и промчался по помещению, сея хаос и разрушение. Скорость была так велика, что окончательно остановиться удалось только в приемной. Кабинет управляющего они разнесли где-то по дороге.

Гэвин, не беря в голову, отстегнул привязные ремни, откинул колпак кабины и первым выпрыгнул наружу с бластером наперевес. Из-за сирен они не услышали бы, даже если к ним приближался полк штурмовиков верхом на фамбаа. Дарклайтер быстро заглянул в лежащий в руинах кабинет, потом — в коридор, никого не увидел и наконец-то поверил, что персонал разбежался.

Он махнул остальным. По коридору они двигались следующим порядком: справа Селчу, слева Гэвин, Оруил ведет Зиму, тылы прикрывает Инири Форж.

Зиму следовало беречь и охранять, иначе на дальнейших планах можно было ставить жирный крест. Гэвин дергал все двери подряд, но везде было заперто. Селчу занимался тем же самым и с точно таким же результатом. Но так и должно было быть при аварии.

До компьютерного зала удалось добраться без осложнений. Гэвин заглянул внутрь через толстое транспаристиловое окошко. На его взгляд, там было темно и пусто, в воздухе плавал какой-то легкий туман, дисплеи и индикаторы подсвечивали его, а так Дарклайтер ни за что не обратил бы на него никакого внимания. На многих терминалах помаргивали огоньки, по голографическим дисплеям ползли строчки данных.

Опустившись на колени, Зима подсоединила персональную деку к компьютерному входу замка.

— Мы подобрали программы, которые запросто откроют двери, — пояснила она. — Но сначала я хочу провести диагностику.

— Удачи, — Гэвин присел на корточки и стал смотреть в дальний конец коридора.

Расположился он так, что заслонял Зиму от возможных покушений. В животе, как раз там, где после ранения остался шрам, покалывало. Дарклайтер очень надеялся, что это не дурное знамение его ближайшего будущего. Прошлого раза оказалось вполне достаточно.

71
{"b":"26244","o":1}